Перейти к материалам
истории

«Правительство вынудит россиян защищать данные» Интервью руководителя VPN-провайдера, ушедшего из России из-за «пакета Яровой»

Meduza
Фото: Juice / REX / Vida Press

12 июля VPN-провайдер Private Internet Access объявил о прекращении работы в России из-за принятия «антитеррористического» пакета, разработанного Ириной Яровой. В сообщении компании говорилось, что некоторые из ее серверов в России недавно были изъяты властями. В интервью «Медузе» Тед Ким, генеральный директор холдинга London Trust Media (владеет Private Internet Access), подтвердил изъятие серверов и рассказал о работе компании в России.

— Когда вы начали работать в России? Какие услуги предоставляли?

— Наш первый выходной узел в России заработал в апреле 2015 года. Компания Private Internet Access предлагает людям услуги VPN — закрытого зашифрованного канала, при использовании которого весь трафик пользователя защищен, в том числе трафик не видит его интернет-провайдер. Этот узел был лишь одним из многих, через которые пользователи из разных стран, где мы работаем, могли воспользоваться защищенным соединением с интернетом.

— Насколько значимым был для вас российский рынок?

— Мы не храним никаких данных и не ведем никакой статистики о наших пользователях или их трафике — из соображений защиты пользовательской информации. Никаких цифр об объеме российского рынка у нас тоже нет.

— Наблюдали ли вы рост пользовательской активности после 2012 года, когда в России начали ужесточать регулирование интернета?

— Безусловно. Именно с 2012 года — как раз тогда Private Internet Access начал по-настоящему расти. Общее число наших активных пользователей и общий объем трафика всегда начинают расти, когда в каких-то странах принимаются драконовские законы против интернета. Так было и с Китаем, и с Австралией, Великобританией, Канадой, другими странами.

— Держали ли вы элементы физической инфраструктуры на территории РФ?

— У нас в России было 15 серверов. Как только мы узнали, что [некоторые] сервера были изъяты, мы немедленно прекратили обслуживание всех [остальных] серверов.

— Сталкивались ли вы до этого с проблемами в России?

— Нет, это был первый такой случай.

— Никогда до этого вам не приходилось подстраиваться под требования очередных запретительных законов?

— Ни разу. Никаких предупреждений, ни взысканий, ни предписаний — ничего, что могло бы заставить нас подумать, что власти [недовольны нашей работой]. Даже в нынешнем случае российское правительство до сих пор ни о чем не известило нас. Наши юристы утверждают, что это крайне необычно.

— Чем, на ваш взгляд, «пакет Яровой» отличается от других регулирующих интернет законов, принимавшихся в России в последние годы?

— «Законы Яровой» требуют от всех без исключения IT-компаний вести учет трафика, хранить данные и предоставлять доступ к ключам шифрования. Многие российские компании и даже политики говорят, что исполнять его будет невозможно, как минимум с экономической точки зрения.

— Решение уйти из России было принято вами самостоятельно? Вы не получали предписаний прекратить деятельность в стране?

— Это решение мы приняли добровольно. Мы сделали это, чтобы защититься от несправедливых законов о хранении данных. Вместе с отключением всех российских серверов мы отозвали сертификаты у наших VPN-шлюзов, размещенных в России, и на всякий случай перемешали остальные сертификаты. Более того, мы не сохраняем никакой информации в процессе работы, так что на конфискованных серверах нельзя будет найти никаких данных наших пользователей и вообще никакой информации о них.

— На ваш взгляд, есть ли у анонимайзеров и технологий защиты данных будущее в России?

— Безусловно. Особенно сейчас жителям России обязательно нужно шифровать данные с помощью VPN — ведь теперь весь их трафик доступен властям. Я уверен, что российское правительство добьется только одного: вынудит россиян больше узнавать о технологиях защиты данных и начинать ими пользоваться.

Константин Бенюмов

Рига