Перейти к материалам
Снесенные торговые павильоны у станции метро «Кропоткинская», 9 февраля 2016 года
истории

«Все прекрасно понимают: никто не устоит» Владельцы торговых павильонов в Москве — о том, как их будут сносить

Источник: Meduza
Снесенные торговые павильоны у станции метро «Кропоткинская», 9 февраля 2016 года
Снесенные торговые павильоны у станции метро «Кропоткинская», 9 февраля 2016 года
Фото: Сергей Карпухин / Reuters / Scanpix / LETA

Во вторник 28 июня мэрия Москвы объявила о втором этапе сноса торговых павильонов. Всего власти хотят избавиться от 107 объектов — правительство Москвы считает их самостроем. Владельцы торговых площадей через ассоциацию владельцев недвижимости обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой наложить мораторий на это решение. «Медуза» поговорила с собственниками недвижимости и их представителями: они считают, что столичные власти действуют абсолютно незаконно, поскольку у них есть все разрешительные документы на постройки. 

Ирина

Юрист, представитель шести собственников идущих под снос торговых павильонов

О том, что нас собираются сносить, я узнала случайно — увидела новость в интернете. В списке на снос оказались все шесть наших торговых объектов в Южном административном округе. На каждый из этих объектов есть разрешительные документы, подписанные префектом округа [сейчас — вице-мэром Москвы] Петром Бирюковым — об утверждении приемки в эксплуатацию, а также разрешение на строительство, договоры на аренду земли — абсолютно все необходимые документы.

В 2013 году префектура вместе с департаментом имущества правительства Москвы подали в арбитражный суд иск с требованием признать все наши торговые ряды самовольной постройкой и снести их. Но суд оказался на нашей стороне. Вот цитата из его решения: «Таким образом, спорные объекты не отвечают ни одному из признаков самовольной постройки, названных в статье 222 Гражданского кодекса». В иске префектуре было отказано, и решение суда вступило в законную силу. То есть суд признал, что наши объекты не являются самовольной постройкой, мы это еще тогда доказали. Не понимаю, как можно сносить законные постройки. Вот решение арбитражного суда, оно что — вообще, что ли, не принимается в расчет?

Как это можно объяснить? Видимо, правительство просто не хочет выплачивать собственникам, владельцам недвижимости компенсацию по рыночной стоимости имущества. Везде пишут, что они готовы что-то компенсировать, но речь идет только о затратах на снос, то есть нам возместят сумму, которую мы потратим на аренду трактора или экскаватора. Хочется спросить: а где компенсация стоимости самого здания, строительства? У нас ведь еще есть и распоряжение на аренду земли на 49 лет, наши объекты там стоят и могли бы стоять еще очень долго, если бы их не назвали сейчас самовольными постройками. Мне кажется, что это как-то нечестно.

Удивляет еще и вся эта процедура: даются какие-то два месяца на обжалование. При том, что сразу ясно — обжаловать по процессуальным срокам за это время невозможно: жалобу успеет рассмотреть только первая инстанция. Город блюдет свои интересы, невзирая ни на что.

В первую волну сноса в феврале попал один из наших объектов. И мы до сих пор судимся, чтобы это постановление о сносе признали незаконным. Потом мы подали иск о компенсации убытков — на это правительство [Москвы] поставило нас в известность, что оно подает встречный иск. То есть мало того что нас называют незаконной постройкой, сносят, так еще и угрожают денежными взысканиями. 

Пока я не слышала о том, что кому-то удалось добиться хоть какой-то компенсации за снос торговых павильонов в феврале.

Мое руководство уже несколько раз ходило и в префектуру, и в департамент имущества, и в государственную инспекцию по недвижимости при правительстве Москвы, показывали все документы, решение суда, но это мало кого-то интересует. Естественно, ни о каком предоставлении другого участка земли взамен речи тоже не идет — только на общих основаниях.

В наших павильонах есть несколько сетевых арендаторов, их бизнесу этот снос нанесет не такой большой ущерб, как частникам, но все равно многие работают здесь уже много лет. Сейчас все разводят руками, не понимают, что вообще происходит, что делать дальше и почему в стране царит такое беззаконие. Представитель гаранта Конституции [пресс-секретарь президента РФ] Дмитрий Песков говорит, что «ларьки — это не дело Кремля». Но на самом деле, это не просто ларьки, это целые здания, у которых есть собственники. Нас обвиняют в том, что право собственности было получено жульническим путем. Передо мной сейчас лежат все документы, подписанные Бирюковым. Так это он, значит, жулик?Тогда подписывал бумаги, а теперь говорит, что это — самовольные постройки? Страна абсурда.

Снесенный торговый павильон у станции метро «Краснопресненская», 9 февраля 2016 года
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС / Scanpix / LETA

Александр 

Собственник торговых помещений

Не хочу называть свою фамилию, потому что еще надеюсь, если честно, получить хоть какую-то компенсацию. Дело в том, что после первой волны сноса собственники четырех объектов подали в суд и уже получили компенсации. Они подали свои иски о неправомерном включении объектов в постановление [о сносе] сразу после того, как оно вышло — в декабре 2015 года. Суд они проиграли, но проиграли не просто так. Власти, конечно, не прямо, а через посредников пошли на выплату компенсаций. За несколько дней до финального слушания к собственникам объектов, включенных в список на снос, пришли крупные предприниматели, застройщики, девелоперы, близкие к властям Москвы, и предложили им определенную сумму, а взамен те продали им свои компании или же оформили доверенность на участие в суде. И уже адвокаты этих крупных бизнесменов сделали так, чтобы суд выиграл город. Мне говорили, что собственникам выплатили почти рыночную стоимость объектов, кому-то дали квартиру, кому-то деньги. Главное сейчас — успеть подать иск в Мосгорсуд об оспаривании включения объекта в постановление о сносе. Что из этого получится, непонятно, но раз такой механизм существует, то все хотят им воспользоваться.

Я прекрасно понимаю, что после того как Верховный суд вынес постановление о том, что город тогда, в феврале, поступил правомерно, о компенсациях, скорее всего, речи не зайдет. Но я буду пытаться использовать все возможные варианты, проведу оценку объекта, его рыночной стоимости, чтобы потом податься на убытки.

Они готовы выплачивать только стоимость работ по сносу: то есть я приведу бригаду, они разобьют мой объект, пригонят экскаватор, самосвал, все увезу, положу плитку, наведу порядок — и вот эти работы мне могут компенсировать. Не рыночную стоимость, не кадастровую, а стоимость работ по ликвидации объекта. Какой смысл мне это делать? Я лучше еще месяц постою и месяц аренды получу.

Несколько лет назад на меня подали в суд на освобождение земельного участка, хотя у меня было и свидетельство на право собственности, и кадастровый паспорт. Я этот суд выиграл осенью 2015 года. То есть город признал мои объекты не самовольным строением, но сейчас мэрии на это, видимо, плевать. Постановления обычно подписывает мэр города, а в шапке решения суда написано «именем Российской Федерации», то есть мэр считает себя выше, чем суд. Это попрание Конституции, ее 35-я статья говорит, что лишить человека собственности возможно только по решению суда.

Сейчас обращаться куда-то бесполезно. Все все прекрасно понимают: никто не устоит. Я вчера говорил с людьми из префектуры, и они сказали, что если решение вынесено, то снесут 100%. Выпасть из этого списка невозможно, хотя во время февральского сноса две компании в итоге не тронули. Почему их не снесли, сложно сказать — видимо, кто-то из высшего руководства страны там какой-то интерес имеет. Вообще, понять, на каком уровне решаются такие вопросы, практически невозможно.

Сейчас в течение семи дней на юридический адрес компании должно прийти уведомление, а в ближайший месяц у торговых рядов появятся щиты с информацией о сносе.

У нас в стране и в городе в частности правила игры меняются каждый год: сначала мы работаем по одним правилам, потом по другим, а потом, когда мы уже просто им надоели — они нас всех сносят.

Я знаю, что в какой-то приватной беседе [руководитель департамента торговли и услуг Москвы Алексей] Немерюк сказал, что он поставлен руководителем департамента для того, чтобы лоббировать крупный бизнес. Пока будут пустые площади стоять в торговых центрах, он мелкой розницей заниматься не собирается. Нужно загонять покупателей в эти торговые центры. А как сейчас быть человеку, который не хочет ехать в крупный супермаркет? 

Мои арендаторы торгуют в основном фермерскими продуктами, пекут хлеб, целыми семьями люди работают. Не представляю даже, куда они могут переехать: многие снимают помещение по семь-восемь лет. Рядом все занято. А мой объект — достаточно симпатичный, даже участвовал в конкурсе на самый красивый фасад. Но это ведь никого не волнует.

Снесенные торговые павильоны у станции метро «Чистые пруды», 9 февраля 2016 года
Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС / Scanpix / LETA

Семен

Собственник торговых помещений

Вчера ехал в машине и услышал по радио радостную новость, зашел тут же в интернет — и в течение часа все стало понятно.

Я, конечно, все это предвидел, но была такая тихая надежда, что до выборов нас не тронут.

Эта юридическая закорючка, которая позволяет московским властям плевать на все судебные решения, предпринималась для Крыма, для отдельной ситуации, чтобы там можно было разруливать проблемы с самостроем (имеются в виду принятые в 2015 году поправки в Гражданский кодекс, упрощающие процедуру сноса; сейчас их оспаривают в Конституционном суде — прим. «Медузы»). У всех «списочников» есть решение суда — я сам четыре года судился, — у них все они выиграны, иначе и не нужно было никакого 819-го постановления [правительства Москвы о сносе торговых павильонов]: тут же бы приехали бульдозеры и экскаваторы и снесли, и никто бы с этим даже не спорил. 

Сейчас можно, конечно, обратиться в Мосгорсуд, попытаться добиться исключения объекта из постановления, но это все — барахтанье. Все, что мы сейчас можем — обращаться к президенту, поднимать шум. Верховный суд же признал, что постановление о сносе законно. Я очень скептически отношусь к каким-либо возможностям противостоять. Только если кто-то свыше укажет на неправильность действий господину мэру, но судя по всему, этого не произойдет. Законных способов не осталось. В мэрии тоже не дураки сидят, и юристы там толковые — все просчитано. Господину Собянину надо отдать должное: он очень системный человек. Если Юрий Михайлович [Лужков] был таким барином: хочу жалую, хочу казню, — то Собянин поставил задачу избавиться от того, что было — и он избавится.

Самостоятельным сносом ни я, да и никто другой заниматься не будет, потому что их эта компенсация никому не поможет. Ну, снесешь ты на два миллиона, а тебе вернут два с половиной. Это все равно, что собственного ребенка за копейки взять и выбросить.

По поводу компенсации стоимости объектов я тоже никаких иллюзий не строю, вся эта информация непроверенная. Слухи разносятся в том числе и адвокатами, им выгодно, чтобы к ним с такими делами обращались. Но официально никто компенсации не получал, даже методики подобных выплат нет. И потом — какая компенсация, если они признают наши объекты самовольными постройками. А опровергать вранье всех этих департаментов — это плевать против ветра.

Я настроен очень пессимистически. Власти поют нам песни о трех миллионах пустых торговых площадей, но ведь для торговли, в первую очередь, важны потоки людей и локация.

Вот из собственного опыта могу рассказать. У меня есть маленькая пекаренка, что называется — бизнес для души. Я решил его развивать — там хорошие мастера, хорошее качество — и попытаться арендовать небольшую площадь в «Ашане». Я им не конкурент: у них фабричная продукция, у меня ручная работа. Мне сказали: пишите письма. Написал. В «Ашане», сами знаете, места немерено. Это было в январе — и я до сих пор жду ответа. Это к тому, что владельцы торговых центров не ждут вас с распростертыми объятиями. У меня снимают помещение продавцы белорусских колбас, они дешевые и неплохого качества. Но ни один ритейл не пустит их к себе, зачем кому-то создавать конкуренцию своему товару.

Сейчас у меня работают порядка 30 человек, плюс логистика, доставка товара, складские работы — все это будет разрушено, система, которая строилась на протяжении 20-25 лет, одним махом будет уничтожена. На моем объекте два поколения выросли из соседних домов.

Я ежеквартально плачу в казну около 900 тысяч рублей, все налоги у нас белые, за электричество счета приходят по сто тысяч в месяц. Когда меня снесут, городской бюджет этого всего лишится. Я правда не понимаю логики: мы что — можем позволить себе в кризис терять рабочие места или прибыль от налогов? Но никто и не думает ничего объяснять.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Реклама