истории

«Снесли, все отняли, да еще и побили» Монолог московской предпринимательницы, лишившейся своих магазинов

Meduza
17:01, 9 февраля 2016

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

В ночь на 9 февраля по приказу мэрии в Москве снесли десятки торговых павильонов в центре города и на окраинах. По заявлению властей, все они были построены с нарушением закона; и это при том, что у многих владельцев малого бизнеса были разрешительные документы. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев записал монолог Марии Антоновой, совладелицы магазинов, находившихся возле станции метро «Сокол». Она рассказала, что война вокруг них тянется еще со времен Юрия Лужкова, и ни один выигранный суд не спас бизнесменов от сноса магазинов прямо вместе со всем товаром. 

Я расскажу всю историю этой любви. Изначально здесь, у метро [«Сокол»], просто была площадь. Торговать мы начали в 1993 году, тогда здесь стояли обычные торговые палатки — киоски. В 1995-м взяли в аренду землю и поставили маленькие легковозводимые павильончики. К 850-летию Москвы в 1997 году управа района Сокол обязала нас, предпринимателей, эту площадь застроить. Нам поручили заняться оформлением документов, потому что мы были самыми ответственными — у метро стояла не только наша цветочная палатка. Кроме того, мы вывозили мусор — в общем, следили за территорией.

В 1997 году мы переоформили землю еще на пять лет, начали готовить документацию на строительство капитальных сооружений — и сумели подготовить ее только в 1999-м. Нужно было получить разрешение на строительство, на остальное. У нас пакет документов, если положить на пол, будет выше метра. Там, поверьте, было все — вплоть до измерения уровня радиации на Соколе. Три года собирали. Мы получили разрешение на строительство, переоформили землю — в разрешении было написано: «Под стационарный торговый комплекс». Построили, приняли в собственность.

Снос торговых павильонов у станции метро «Сокол»
Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Вчера у нас снесли два помещения: одно — 85 квадратных метров, второе — 112. В одном был продуктовый магазин, а в другом магазин «Евросеть», цветы и тоже продукты. Мы очень много за эти торговые места заплатили. Земля очень дорого стоила, согласования; всего около 500 тысяч долларов мы вложили.

Давить на нас начали, когда началось строительство Алабяно-Балтийского тоннеля в 2007 году. Тогда под горячую руку уже сносили один наш магазин — тоже варварским способом, и дали в итоге копейки. По беспределу приехали и снесли. На словах пообещали, что дадут бумажку, по которой после строительства туннеля вы якобы заново возведетесь. Еще и добавили: арендованная земля остается вашей, поэтому денег за нее не дадим. Чуть ли не сами вам все построим, только развернем ваш магазин геометрически. Ничего не построили, землю не дают, а тоннель строился сколько лет! Восемь лет мы платили налог на землю, которая по факту нам не принадлежала. А вы представляете себе ее цену? В земельном комитете долго мы спрашивали, с какого перепугу это происходит. Они каждый раз говорили: подождите, надо разделить, размежевать — словом, мутотень.

Не думайте, что вся эта история со сносом торговых мест началась сейчас. Нас периодически хотели снести на том основании, что под нами проходит газовая труба, и это опасно. Хотя на самом деле труба была отрезана еще в 2005 году. Мосгаз подавал на нас в суд, проигрывал, но не сдавался. Один раз проезжаю я мимо магазина на дачу, смотрю, а у меня там целая бригада — Мосгаз, тогдашний префект Северного округа Олег Митволь. Перед магазином выкопали яму, перед ней стоит аж сам гендиректор Мосгаза Гасангаджиев. Говорит: у вас утечка, сейчас будем сносить ваш магазин. А сам стоит и курит над ямой. Я ему говорю: «Что же вы, господин Гасангаджиев, стоите и курите, сейчас же мы все взлетим ко всем чертям!» Он сразу сигарету бросил. Я говорю, мол, все вы врете, какой газ, когда его там и близко нет. Начался скандал, все орут как ненормальные. Меня даже побили немного тогда. Митволь сказал: «Мы вас все равно танками снесем». И они уехали.

Фото из личного архива Марии Антоновой

Давление на нас продолжилось. Мытьем, катаньем, проверками. В суд на нас опять подали. Хотели отнять землю для государственных нужд. Один раз мы выиграли, потом апелляционный суд решение отменил. Мы единственные в Москве с нашими несчастными магазинчиками — дошли до Высшего арбитражного суда.

На меня то и дело нападал ОМОН, охранники на строительстве туннеля. Судились мы в общей сложности пять лет. Как принесем кипу разрешительных документов — все стороны в обморок падали. Как раз ко вступлению в должность [мэра Москвы] Сергея Собянина нас окончательно признали законным строением. У нас написано, что мы и земля под нами — стационарный торговый комплекс. Мы же не дураки — в Москве, да еще и на федеральной трассе делать самострой. Аренду земли нам продлили на 20 лет.

И вот недавно прислали одному из владельцев соседнего магазина уведомление на бумаге формата А4. Там было написано: «Собственнику! В связи с постановлением таким-то вы будете снесены тогда-то, срок выезда у вас до 23 января 2016 года». И внизу подпись — инспекция по контролю за недвижимостью города Москвы. И все. Ни печати, ни подписи. Куда с этим идти? В какой суд?

8 февраля до меня просто слухи дошли, что где-то кого-то будут сносить. Я с утра начала звонить в эту инспекцию по недвижимости — спрашиваю: нас-то сносите или не сносите? Товар-то убирать или оставлять? Как это вы не знаете, если я стою под объявлением, а там написано: по всем вопросам звонить к вам? Мне отвечают: сейчас у руководства спросим. Выясняется, что и руководство тоже ничего не знает. Звоните в префектуру. А там тоже неведение.

Мария Антонова
Фото из личного архива

В итоге пришли сносить ночью — прямо с товаром, с людьми. Товара было полно. Мне по почкам дали. Арендатор мой, Дмитрий Кабанов, просил дать ему хотя бы полчаса — товар забрать. В итоге его скрутили и шьют ему чуть ли не 319-ю статью УК РФ — оскорбление представителей власти.

По поводу компенсационных выплат я ничего не знаю, и никто нам пока ничего не дает. Всего, как я знаю, 330 миллионов рублей в бюджете за каждый объект заложили. Да дайте мне 330 миллионов, я свой объект сама вручную разберу. И забуду, как вас зовут. Дайте мне хотя бы 300, а 30 — так и быть — берите себе на мороженое.

Караул. Хуже бандитов. Я работаю на Соколе ровно 30 лет, но даже в 1990-е такого не видела. Снесли, все отняли, да еще и побили.

Илья Жегулев

Москва