разбор

Что такое радикализация Кто, как и почему подвержен влиянию экстремистских идей: Vox

13:53, 15 июня 2016

Арест подозреваемого в связях с ИГ в Испании. Апрель 2015 года

Фото: Quique Garcia / AFP / Scanpix / LETA

12 июня 29-летний американец Омар Матин застрелил 49 человек в гей-баре Pulse в Орландо. Нападение признано самым крупным терактом в США со времен 11 сентября. Как сообщали СМИ, во время нападения Матин позвонил в службу «911» и объявил себя сторонником «Исламского государства» (организация признана в России террористической и запрещена). В 2013 и 2014 годах сотрудники ФБР допрашивали Матина по подозрению в связях с экстремистами в Сирии, но в итоге отпустили. Журналистка Vox Дженнифер Уильямс объясняет, почему государствам и обществам так трудно противостоять радикализации граждан.

Что такое радикализация?

Это процесс, в ходе которого люди или группы людей становятся приверженцами политического, религиозного или другого экстремизма. Радикализироваться — не означает стать террористом: далеко не все люди, разделяющие экстремистские взгляды, решаются на акты насилия. 

Важно понимать, что радикализации подвержены не какие-то конкретные религии, национальные или другие группы. При определенных условиях радикализироваться может каждый. По данным The New York Times, после 11 сентября от рук сторонников идеи превосходства белой расы, радикальных оппозиционеров и других фанатиков в США погибло больше людей, чем от рук исламистов.

По данным ФБР, с 1980-го по 2005-й в США зафиксировано 318 терактов (взрывов, поджогов, массовых убийств и других инцидентов), и только к 7% оказались причастны исламисты.

Каковы причины радикализации?

Существуют две группы причин, по которым человек может стать приверженцем джихадизма: социальные и индивидуальные. 

К первым можно отнести наличие в регионе значительного по числу, маргинализированного меньшинства; подозрительное отношение общества к отдельным группам людей; распространение в обществе неприязни по отношению к религии и в частности к исламу; непопулярная внешняя политика (поддержка репрессивных режимов в мусульманских странах); существование сетей по вербовке сторонников в радикальные движения.

В числе индивидуальных факторов называют личные связи с радикализированным людьми; недовольство жизнью в сочетании с желанием делать что-то важное и осмысленное; страсть к приключениям и бунту; желание быть частью чего-то; сострадание по отношению к притесняемым единоверцам; подростковая тревога и неуверенность.

Этот список не исчерпывающий; наличие этих факторов не означает непременной радикализации, равно как и их видимое отсутствие не означает, что радикализации можно не опасаться.

Кто подвержен риску радикализации и как она протекает?

Несмотря на утверждения исследователей и силовиков, единого сценария, по которому протекает радикализация, не существует. Даже если рассматривать только радикализировавшихся жителей западных стран, все эти истории разные, и к экстремизму они приходят разными путями. Так что существующий в головах у многих образ радикализированного — рассерженный, ультранабожный мусульманин в возрасте от 18 до 24 лет — полностью не соответствует действительности.

Подлинные истории радикализации совсем другие. К примеру, 32-летний Стивен Грей: рос в британской христианской семье, служил в Королевских ВВС, воевал в Ираке. Затем разочаровался в своей жизни, ушел из ВВС, принял ислам и стал работать каменщиком. В мае 2016 года его посадили в тюрьму по обвинению в терроризме: он дважды пытался уехать в Сирию, чтобы присоединиться к «Исламскому государству» и к «Фронту ан-Нусра» (организация признана в РФ террористической и запрещена).

Американскому армейскому психологу Нидалу Малику Хасану было 39, когда в 2009 году он застрелил 13 человек на военной базе «Форт-Худ». По работе Хасан консультировал солдат с посттравматическим расстройством — судя по всему, их рассказы о войне заставили его ненавидеть американцев и толкнули на преступление. 

Акса Махмуд жила в благополучном районе в Глазго (Великобритания) и училась в университете. В 19 она бросила учебу, вышла замуж за боевика ИГ и стала вербовщиком.

Принято считать, что люди радикализируются в мечетях — но в действительности это не так. Более того, в подавляющем большинстве случаев имам попытается не допустить радикализации кого-то из своих подопечных — привлечь внимание родственников или даже полиции. Именно поэтому большинство джихадистов перестают ходить в мечеть.

Чаще местом радикализации становятся тюрьмы, интернет и соцсети — именно здесь, а также общаясь с уже радикализированными друзьями и родственниками, люди чаще всего подвергаются воздействию экстремистских идей. Террористы из ИГ и других групп прекрасно об этом знают и поэтому стремятся распространять свою пропаганду во множестве форматов.

Основной вывод такой: на людей воздействуют не только внешние факторы. Человек, решивший присоединиться к ИГ или совершить теракт прежде всего руководствуется внутренней мотивацией. Именно поэтому противостоять радикализации так трудно.

Vox