разбор

Пять главных вопросов к материалу «Новой газеты» о подростковых суицидах

Meduza
18:06, 17 мая 2016

Фото: Даниил Туровский / «Медуза»

16 мая «Новая газета» опубликовала статью журналистки Галины Мурсалиевой «Группы смерти» о сообществах «ВКонтакте», в которых подростков якобы намеренно доводят до суицида. За сутки число просмотров материала приблизилось к миллиону, а содержание текста вызвало широкое обсуждение в социальных сетях. Роскомнадзор заявил, что совместно с Роспотребнадзором проверит изложенные в статье факты. Член Совета Федерации Елена Мизулина предложила наказывать владельцев соцсетей, «пропагандирующих суицид», и ввести уголовную статью за подстрекательство к самоубийству с использованием интернета. Учитывая общественную важность текста, который может лечь в основу новых законодательных инициатив, «Медуза» сформулировала пять главных вопросов, которые возникают после прочтения статьи «Новой газеты». 

Почему на самом деле происходят подростковые суициды?

Автор материала в «Новой газете» утверждает, что сообщества в социальной сети «ВКонтакте» доводят детей до самоубийства. В качестве подтверждения этой версии приводится следующий факт: несколько десятков подростков, совершивших суицид, состояли в группах, посвященных этой теме. Однако достоверно установить причинно-следственную связь в этом случае невозможно; вполне допустимо предположить и обратную взаимосвязь — человек вступает в тематическую группу из-за того, что его посещают мысли о суициде.

Причины, по которым подростки совершают самоубийства, хорошо исследованы. По данным Генеральной прокуратуры, в России 62% суицидов среди подростков связаны с семейными конфликтами и общим неблагополучием, конфликтами с учителями, одноклассниками, друзьями, а также с боязнью насилия со стороны взрослых и черствостью окружающих. Как следует из доклада Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), рост числа суицидов «происходит в периоды экономических кризисов и резких социальных преобразований». Так, например, в России отмечалось увеличение количества самоубийств с 1987-го по 1994-й, когда происходил распад СССР. Как только общество адаптируется к новым социально-экономическим условиям, число самоубийств стабилизируется.

В источниках, которые изучила «Медуза», нет упоминаний о том, что интернет может стать основной причиной для суицида. Существуют исследования, согласно которым социальные сети могут повлиять на суицидальное поведение человека; при этом ученые оговариваются, что соцсети могут оказать влияние лишь на тех, кто уже находится в группе риска. Иными словами, материалы, опубликованные в соцсетях, могут послужить триггером суицида, но не его причиной. 

Сколько на самом деле происходит суицидов среди подростков?

В России действительно очень высокий уровень суицидов среди подростков. По данным ВОЗ, средний показатель самоубийств среди российских подростков — 19-20 случаев на 100 тысяч человек — более чем в три раза превышает средний показатель по всему миру. В Роспотребнадзоре сообщали, что в 2013 году Россия занимала первое место в Европе по количеству самоубийств в этой возрастной группе (по данным Следственного комитета, всего в 2013 году произошел 461 суицид несовершеннолетних). В Роспотребнадзоре также отмечали, что «за последние годы количество детских суицидов и попыток самоубийств увеличилось на 35-37%» (период, за который произошел рост, ведомство не уточняло).

При этом, по данным Росстата, общая смертность от самоубийств в России снижается: в период с 2005-го по 2014-й число завершенных попыток суицида в стране снизилось с 46 тысяч до 26,6 тысяч. Средний возраст, когда человек в России погибает в результате самоубийства, составляет 46 лет у мужчин и 54 года у женщин (данные за 2014 год).

В расследовании «Новой газеты» не приведены объективные данные, свидетельствующие о масштабе проблемы. Несмотря на то, что тема подросткового суицида неплохо изучена, издание оперирует цифрой в 130 человек, погибших в период с ноября 2015-го года по апрель 2016-го года. Эти данные — результат подсчета автора текста.

Группы смерти: 130 суицидов подростков за полгода
novayagazeta

Объективен ли автор?

Текст «Группы смерти» — не первый материал Галины Мурсалиевой, в котором она заявляет об опасности интернета для детей — и о том, что в интернете подростков склоняют к суициду (другие примеры: раз, два, три). 

Если журналистка с самого начала предполагала взаимосвязь интернета и суицидов, она могла ошибочно отбирать факты и интерпретировать их. Произойти это могло даже без злого умысла; склонность человека искать и отбирать информацию, которая подтверждает его точку зрения, известна в когнитивной науке — это явление называется «confirmation bias» или «склонность к подтверждению своей точки зрения».

В пользу версии о связи интернета и суицидов автор текста в «Новой газете» трактует незначительные детали: цитату из песни «Мы ушли в открытый космос, в этом мире больше нечего ловить» и слоганы в духе «Лучшие вещи в жизни с буквой „с“ — семья суббота секс суицид» (и то, и другое было найдено в пабликах «ВКонтакте», где подростков якобы склоняют к самоубийству). Наконец, доказательством для автора становится даже ее неудачная попытка взять интервью у подруги погибшей девочки, которая пребывает в состоянии шока. Цитата: «Настя не шла на контакт, смотрела такими перепуганными глазами, будто все, что случилось с подругой, происходит прямо сейчас. Отвечала на все вопросы односложно. Если что-то и говорила, то только шепотом. Было абсолютно четкое ощущение, что у девочки измененное сознание. Ее лечат, с ней работают специалисты. Но легче, по словам мамы, ей не становится. Она никому ничего не говорит». 

Другой пример выстраивания ложной доказательной базы в тексте — упоминание загадочной карты, на которой отмечены российские города Челябинск, Уссурийск, Москва, Краснодар и Тула. Героиня текста Ирина утверждает, что она видела карту в январе 2016 года, а «уже с февраля пошли суициды детей именно в этих городах». Чтобы доказать предположение о том, что самоубийства происходят в названных городах именно «из-за карты», нужно было исследовать статистику смертности по этим населенным пунктам и обнаружить среди цифр нетипичный по сравнению с прошлыми годами всплеск количества суицидов, пришедшийся на февраль 2016-го. Без этих данных утверждение остается бездоказательным.

Что говорят эксперты? Обратился ли автор ко «второй стороне»? 

В тексте нет комментариев специалистов по суицидам и подростковой психологии, нет попытки разобраться в механизмах подростковых суицидов. Единственный комментарий психолога, который приводится под статьей, принадлежит возрастному психологу Тимуру Мурсалиеву, который приходится автору расследования сыном.

Принцип двух, а лучше трех источников в журналистике призван обеспечить объективное и взвешенное освещение темы. История, опубликованная в «Новой газете», записана со слов матери погибшей девочки. Женщина, которая провела самостоятельное расследование, по сути выступила единственным источником издания. «Новая газета» не обращалась за комментариями к администрации социальной сети «ВКонтакте», к СК, МВД и Генпрокуратуре, а также не опрашивала экспертов по интернету и соцсетям.

В тексте также нет упоминаний о попытках автора связаться с администраторами пабликов, которые фигурируют в материале (уже после публикации «Новой газеты» с ними поговорили журналисты «Ленты.ру»). Им следовало задать вопросы о материалах, которые публикуются в группах и якобы «пропагандируют суицид»: о том, действительно ли там происходит некая «игра» с подростками; о мотивации администраторов групп; а также о том, знают ли администраторы, что некоторые участники их групп действительно совершают суицид.

Конечно, администраторы групп могли бы проигнорировать вопросы журналиста или дать на них формальные ответы. Однако это не значит, что вопросы не должны быть заданы. Отсутствие ответа, как и формальный ответ, — это тоже позиция, и общество имеет право о ней знать.

Честен ли автор? 

В тексте «Новой газеты» слишком много эмоций. По-человечески это понятно, однако эмоции не могут заменить факты, а в случае сложных тем взвешенный тон просто необходим.

Автор использует большие буквы и жирный шрифт, а также апеллирует к собственному мнению в качестве доказательства предумышленных убийств подростков. Цитата: «Повторюсь, я посмотрела это видео 10 раз и со всей ответственностью заявляю: [ребенка] толкнули»

Обращаясь к родителям, «Новая» заявляет, что им нужно контролировать своих детей, нарушать их частное пространство, читать их переписку, поскольку «ребенок каждый день получает свою дозу интоксикации от этих интернетовских свалок». В реальности общих советов по воспитанию детей, адресованных каждому родителю, быть не может (не говоря уже о том, что есть основания не считать интернет источником всех бед человечества).

В тексте также содержатся многочисленные намеки и указания на наличие у автора особой информации, которая есть либо в редакции, либо у следователей, либо у источников. Читателю остается лишь поверить в то, что автор прав.