Перейти к материалам
истории

«Прямая линия» с Путиным. Коротко Главные вопросы и ответы за три с половиной часа эфира

Meduza
Фото: Михаил Климентьев / ТАСС / Scanpix

В 2016 году формат «Прямой линии с Владимиром Путиным» изменился: президент ответил на большее количество вопросов, но коротко, зато включений из разных регионов, наоборот, стало меньше. Несмотря на то что общение с Путиным длилось три с половиной часа, по-настоящему интересных заявлений было совсем немного. «Медуза» приводит кратчайший пересказ «Прямой линии» в вопросах и ответах. 

Об офшорах Сергея Ролдугина

Вопрос: Почему бы не засудить авторов статей про офшоры виолончелиста Сергея Ролдугина, близкого друга Владимира Путина?

Ответ: Как это ни странно, информация [про офшоры] достоверная. Такое впечатление, что ее готовили даже не журналисты, а юристы. Конкретно они никого ни в чем не обвиняют, просто наводят тень на плетень. Сергей Павлович Ролдугин все деньги тратит на приобретение инструментов: последняя вещь, которую он купил, стоит 12 миллионов долларов. У Сергея Павловича уже ничего нет. На приобретение инструментов он истратил больше денег, чем у него было.

Комментарий «Медузы»: Выступление Путина про офшоры в целом похоже на то, что мы разобрали по минутам. Из нового — только то, что президент признает достоверность информации об офшорах. При этом согласно документам из «Панамского архива», у Сергея Ролдугина до 2015 года были офшоры с многомиллиардным оборотом и его структуре до сих пор принадлежит доля в крупнейшем российском продавце рекламы на ТВ. Кроме того, его компании связаны с сомнительными внебиржевыми сделками и получением необеспеченных кредитов от «дочки» ВТБ. Про это Владимир Путин ничего нового не сообщил.

О Кадырове

Вопрос: Создается впечатление, что перед выборами об оппозиции говорят как о «врагах народа». Михаила Касьянова уже показали в прицеле оптической винтовки [это сделал в своем инстаграме глава Чечни Рамзан Кадыров]. Не должно ли государство определить берега — как можно драться, а как нельзя?

Ответ: Я понимаю, о ком вы. Поймите, он воевал против России, но потом решил, что ему лучше быть с нами. На Кавказе люди горячие, их становление в политике идет сложно. Но, конечно, они должны быть ответственными и понимать, что крайние методы не способствуют стабильности. 

Комментарий «Медузы»: Путин предпочел не отвечать на более широкий вопрос о границах допустимого в политической борьбе и сосредоточился только на Кадырове. Характерно, что его имя он сначала решил не упоминать, но во время ответа все-таки назвал главу Чечни по фамилии. 

О Сахалине

Вопрос: На предприятии рыбокомбината «Островной» на острове Шикотан задерживают зарплату по полгода. Прокуратура не реагирует, что делать?

Ответ: Я хочу, чтобы Генеральный прокурор РФ услышал эту часть нашего разговора, посмотрел на эту ситуацию и принял решение о соответствии занимаемой должности прокурора Сахалинской области.

Комментарий «Медузы»: Это был самый жесткий ответ в первой половине «Прямой линии», а также первое и последнее упоминание Юрия Чайки за всю передачу (тема бизнеса его семьи не обсуждалась). Уже во время «Прямой линии» стало известно, что первые уголовные дела о невыплате зарплаты на Шикотане были заведены еще в 2014 году. За день до «Прямой линии» прокуратура отчитывалась, что там выявлены долги на 10 миллионов рублей.

О российском оружии

Вопрос: Российское оружие показало себя в Сирии с лучшей стороны. Но не было ли поломок?

Ответ: Поломки были, и их было немало. Иногда, чтобы их устранить, приходилось отправлять в Сирию специалистов с заводов-производителей. Но все равно во время операции российское оружие было хорошо разрекламировано — и к нему есть стабильный интерес со стороны покупателей за рубежом. 

Комментарий «Медузы»: О поломках российской техники раньше никто не говорил. С новостной точки зрения — это главное событие «Прямой линии». 

Об Обаме

Вопрос: Как вы относитесь к тому, что Барак Обама назвал своей главной ошибкой Ливию?

Ответ: Это говорит об Обаме как о порядочном человеке — у него есть мужество признать свою ошибку. Правда, он чуть не повторил ее — уже в Сирии. 

Комментарий «Медузы»: Вопрос был задан некорректно: Обама никогда не говорил, что его главная ошибка — Ливия; он говорил, что его ошибка — плохое планирование операции в африканской стране. Ответ Путина был одним из самых неожиданных за всю «Прямую линию», во время которой президент резко раскритиковал и президента Украины Петра Порошенко, и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Об Обаме Путин отозвался с большим уважением.