истории

Партия нравственного экономического роста Что стало с «Правым делом». Репортаж Ильи Азара

Meduza
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости / Scanpix

В субботу, 26 марта, в Москве прошел внеочередной съезд партии «Правое дело», на котором она сменила название на Партию роста и получила новую символику — синюю стрелочку. Партия намерена пройти в Госдуму; ее программа — «Экономика роста», написанная лидером Борисом Титовым вместе с ультраконсервативным экономистом Сергеем Глазьевым. В Партии роста собрались люди разных убеждений — от либерально настроенных бизнесменов до бывшего члена «Справедливой России» Оксаны Дмитриевой. За партийным съездом, который закончился коллективным просмотром фильма «День выборов-2», наблюдал специальный корреспондент «Медузы» Илья Азар.

Последний съезд в истории партии «Правое дело» проходил 26 марта в конференц-зале МГИМО. Он начался с выступления ее председателя, уполномоченного при президенте РФ по правам предпринимателей Бориса Титова. «Сегодня вся страна под угрозой, сегодня [бизнесменам] надо опять идти в политику, потому что нужно менять экономику», — сказал он, открывая съезд.

Партия правых

«Нам нужна экономика не старых сырьевых и финансовых компаний, а активная живая экономика миллионов людей. Она должна базироваться на справедливой социальной системе. Все должно быть подчинено росту. Рост новой свободной экономики должен быть ради роста благосостояния каждого гражданина. Это новая национальная идея для страны», — говорил Титов почему-то на фоне выведенной на экран панорамной фотографии столичного района «Красный октябрь» с памятником Петру I.

После программной речи Титова партийцам показали небольшую презентацию с отвергнутыми ранее вариантами названий и символики партии. Заместитель омбудсмена Татьяна Марченко напомнила, что Титов как основатель «Правого дела» в 2008 году сам и предложил то название. «Нам оно нравилось, но шли годы, и к выборам 2016-го партия подошла обновленной и окрыленной. Мы понимали, что нам нужно сильное имя, сильный цвет и сильный слоган», — рассказывала Марченко. Сами партийцы признавались, что прежнее название дискредитировано многочисленными скандалами.

Отвергнуты были названия «Деловая Россия», «Новая партия» («так может называться любая партия»), «Наше дело» («два дня нам нравилось это название, пока мы не поняли, что это переводится как Cosa nostra») и «Люди дела» («сигнала в общество в этом названии нет»). Появившееся «после многочисленных раздумий и итераций» название Партия роста сначала сопровождалось символикой в советской стилистике, но от него отказались в пользу направленной вправо синей стрелочки, внутри которой написано «Рост». «Мы рекомендуем этот вариант, который должен символизировать современный и удивительный мир будущего. Простой, уверенный и запоминающийся, столь же сильный, как и красный крест», — завершила свое выступление Марченко.

Титов уже хотел было перейти к голосованию, но слова попросил бывший лидер «Правого дела» Вячеслав Маратканов (его место в конце февраля 2016-го занял Титов), оставшийся в руководстве новой партии. Его выступление получилось очень трогательным: «Буквально последние минуты наша партия существует как „Правое дело“, и в этот исторический момент я хотел бы поблагодарить команду нашей партии. То, что сейчас партия востребована — это заслуга этих людей, которые провели депутатов в заксобрания, обеспечив возможность баллотироваться в Госдуму без сбора подписей». Это и правда было большим конкурентным преимуществом партии «Правое дело».

«Старое название навсегда останется в наших сердцах, и в любом случае наше дело правое, и победа будет за нами», — пафосно завершил свою речь Маратканов.

Лидер «Правого дела» Борис Титов (слева) и бывший лидер «Правого дела» Вячеслав Маратканов. 26 марта 2016 года
Лидер «Правого дела» Борис Титов (слева) и бывший лидер «Правого дела» Вячеслав Маратканов. 26 марта 2016 года
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Партия экономистов

После того, как новое название утвердили голосованием, делегатам показали партийный видеоролик. В нем собравшимся напомнили, что рост ВВП «пугающе замедлился еще при высоких ценах на нефть». Тем не менее, заверили в ролике, «у России есть все шансы не только остановить падение, но и добиться впечатляющего экономического подъема». Для этого Центробанк в том числе должен «снизить ключевую ставку до 5,5%», «начать монетизацию экономики и как минимум вдвое нарастить денежное предложение». Предлагают в Партии роста и реформу суда, чтобы он стал «реально независимым от исполнительной власти», а также хотят «сократить вложения госсредств в мегапроекты».

Большинство этих идей содержится в программе «Экономика роста», которую Борис Титов писал вместе с советником президента и ультраконсервативным экономистом Сергеем Глазьевым.

Выступавшие на съезде бизнесмены говорили исключительно об экономике. Экономист, председатель совета директоров инвестиционной компании «Еврофинансы» Яков Миркин рассуждал о том, что российская экономика «находится под очень сильным внешним давлением», а так как она очень сильно зависит от внешних рынков, то «попала в капкан»: «Мы потеряли универсальность экономики, мы производим один трамвай в месяц, одну пару брюк на 12 человек и очень мало станков. Мы говорим об экономике роста, для чего нужно разжать капкан с помощью политики расширения экономики».

Выступил на съезде и самый известный (в основном за счет прошлогодней речи), по словам Титова, человек в партии — бизнесмен Дмитрий Потапенко. «В России за последние 25 лет так и не определились, кто же мы в международном разделении труда. Мы сидели на нефтяной игле, а теперь сели на нефтяной кол и красиво там обустроились», — сказал он.

Потапенко позже объяснил «Медузе», что ничего страшного в участии Глазьева в разработке программы «Экономика роста» не видит. «Идея про станок (одна из основных идей экономиста Глазьева заключается в том, чтобы напечатать деньги и насытить рынок денежной массой — прим. „Медузы“) не может быть чьей-то идеей, это то же самое, что сказать, что ваша идея — набирать буквы, хотя их Кирилл и Мефодий придумали. Включение печатного станка без реального механизма направления денег в конкретные проекты бессмысленно. Врубить просто станок и дать распределять тем же людям, что и сейчас — это и приведет к тому, чего опасаются все критики. Концентрироваться надо на том, кто Россия в международном разделении труда, ведь пока мы продукт монобрендовый», — объяснил Потапенко.

Зампредседателя Российского управленческого сообщества Денис Молотков добавил, что предпринимателям пора прекратить делегировать полномочия по защите их интересов другим партиям: «Разные партии все время говорили о малом бизнесе, а воз и ныне там. Нам нужно самим защищать наши интересы. Я считаю, что так победим».

Бравурную речь произнес и отвечающий в Партии роста за аграрный сектор член совета директоров «Русской молочной компании» Андрей Даниленко. «У нас колоссальный потенциал роста, и мы можем производить продовольствия в четыре раза больше, чем сейчас. Мы можем быть крупнейшим поставщиком продовольствия в мире, но для этого нужна аграрная стратегия, чтобы нам, людям, работающим на земле, был стимул развиваться», — сказал он. «Наше сельское хозяйство скоро заменит зерном нефть, и потом будут говорить, что у нас зерновая зависимость», — пошутил на это Титов.

Председатель «Союзмолока» Андрей Даниленко на съезде «Правого дела» в Москве. 26 марта 2016 года
Председатель «Союзмолока» Андрей Даниленко на съезде «Правого дела» в Москве. 26 марта 2016 года
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости / Scanpix

За инновации в партии отвечает интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев (он, в свою очередь, прославился речью о том, что России не нужно готовить своих программистов, поскольку они все равно уезжают на Запад). «У нас с вами новый шанс стать мировым лидером! И это не шутки. В России сложилась очень четкая вертикаль власти, и ни одна страна в мире не в состоянии так быстро принимать законы, как мы. В технологическом плане законы оставляют желать лучшего. Тот же закон о забвении или запрет криптовалюты — это худшее, что можно было сделать. Мы будем работать, чтобы создать закон о киберпространстве в России, стимулировать инфраструктуру и приезд сюда умных и предприимчивых людей со всего мира», — сказал Мариничев.

Партия социал-либералов

Совсем игнорировать политические вопросы лидер партии, конечно, не мог, поэтому Титов отметил, что Партия роста выступает за политические свободы, под которыми он понимает «свободу политического выбора, свободу перемещения, свободу информационного пространства, свободу интернета и, самое главное, свободу работать и зарабатывать».

Большим количеством известных на федеральном уровне политиков или бизнесменов Партия роста пока похвастать не может. В генеральный совет партии должен был войти бизнесмен Олег Дерипаска, но он передумал. Бывшего лидера «Правого дела» Михаила Прохорова звали на съезд, но он не пришел.

В субботу из относительно известных политиков со сцены выступили бывший депутат Госдумы, лидер «Движения автомобилистов России» Виктор Похмелкин и депутат Госдумы Оксана Дмитриева, вышедшая в 2015 году из «Справедливой России». Они в Партию роста не вошли, но будут баллотироваться по ее спискам — в Пермском крае и Санкт-Петербурге соответственно.

Дмитриева хорошо известна своими социал-демократическими взглядами и неприятием либеральной экономической политики. «Евгений Примаков — кумир очень многих здесь — говорил: „Мы за бизнес, когда интересы бизнеса совпадают с интересами народа, но если интересы бизнеса противоречат интересам народа, то мы за народ“. Думаю, это должно стать основной идеологией нашей патриотической коалиции», — сказала Дмитриева. В зале раздались сдержанные аплодисменты.

Бывший зампред фракции «Справедливой России» заявила, что Партия роста должна дать «свет в конце туннеля для всех социальных слоев населения», выступать за эффективные и популярные экономические реформы, а не «социальное людоедство». По ее мнению, решения власти в последнее время были не левые и не правые, а «перпендикулярные», и «этот перпендикуляр вел в карман определенных групп людей».

«Либерализм и правое направление в общественном сознании стали синонимом безнравственности и безграничного цинизма. Мы должны стать партией нравственного роста. Это значит, что побеждает самый талантливый и наиболее эффективный», — закончила она свою речь.

В перерыве съезда Дмитриева ответила на вопрос «Медузы», насколько ей подходит идеология партии, в которой состоят в основном бизнесмены и которая все же является правопреемницей либерального «Правого дела»: «Почему я здесь? Программа [партии] во многом отказывается от традиционных догм либерализма. Либеральными назывались провальные экономические вещи, которые приводили к антилиберальным следствиям».

По ее словам, в социальной сфере у нее есть разногласия с лидерами Партии роста, но они решаемы: «Рыночная конкуренция должна быть там, где есть рынок, но невозможно переводить на рыночные условия то, что не является рыночной сферой — образование и здравоохранение».

Съезд «Правого дела», превратившийся в съезд Партии роста. Москва, 26 марта 2016 года
Съезд «Правого дела», превратившийся в съезд Партии роста. Москва, 26 марта 2016 года
Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Лидер «Движения автомобилистов России» Похмелкин со сцены объявил, что программа Партии роста объединяет либеральные, социальные и патриотические ценности, которые «очень органично между собой связаны». По его словам, очень важно, чтобы программа была доступна «для самых простых рядовых граждан, для чего ее надо перевести на язык простых, но профессиональных идей». С ним согласился и Титов, который посетовал, что «сложно говорить простым языком на экономическую тему».

Похмелкин объяснил «Медузе», как это возможно — соединить либеральные, социальные и патриотические ценности: «Либеральная экономика позволяет создать в стране самое главное — экономическую базу, и это очень патриотическая идея на самом деле. Если у вас в стране экономика слабая, то можно только оружием бряцать — другого способа общения с миром нет. Соединенные Штаты — самые сильные в мире, потому что у них экономика самая сильная, к сожалению для нас. Почему мы недобираем союзников, несмотря на некоторый эффективный внешнеполитический курс? Из-за экономики. Чтобы ее поднять, нужна вот эта программа. Она либеральная потому, что основана на экономической свободе. Значит, это вполне соединимо. Про социальные же вам уже рассказала Дмитриева».

Бывший сопредседатель партии «Либеральная Россия» и один из лидеров «Союза правых сил» Виктор Похмелкин считает, что «прекрасные ценности либерализма», закрепленные в Конституции, сделали непопулярными сама жизнь и либеральные партии: «Это надо было умудриться, конечно, но ведь у СПС была идея — лишь бы [Анатолий] Чубайс оставался членом правительства, а это совсем не либеральный подход». 

Титов согласился с ним, что «1990-е годы во многом оттолкнули [избирателей] от правых идей, демократии и капитализма». «Мы ставим задачу восстановления доверия людей к рынку и демократии, мы должны создать капитализм с человеческим лицом, капитализм благосостояния людей», — сказал лидер Партии роста.

Не оппозиционная партия с перспективами

В Партии роста практически никто не критикует руководство страны; более того, Титов признавался, что согласовывал свой поход в политику с первым замруководителя администрации президента РФ Вячеславом Володиным. Предыдущие два условно либеральных проекта Кремля, которыми руководил Михаил Прохоров — «Правое дело» и «Гражданская платформа» — провалились.

На вопрос о том, зачем он вступил в генсовет созданной после консультаций с Кремлем партии бизнесмен Потапенко объяснил «Медузе», что «хочет создать маленький механизм прямого действия»: «Мы сейчас доносим законопроект через третьи-четвертые руки. Бежим в одну из партий, умоляем их взять проект, потом они относят в правительство, и там нас посылают. Предприниматели думают, зачем эти придурки нужны. А так появится маленький механизм. Система в России уродская, но какой еще выход кроме того, чтобы идти в Думу? Не пулемет же „Максим“».

Похмелкин соглашается, что сотрудничество с Кремлем «будет мешать», но намерен бороться с тем, чтобы у «людей в сознании укрепилась мысль, что Партия роста — это спойлер». «Я точно ничей не спойлер. С другой стороны, без консультаций с Кремлем ни один проект состояться не может», — заявил «Медузе» Похмелкин.

Партия роста, говорит Титов, пока не может бороться за большинство в Госдуме, поскольку средний класс в России слаб, но рассчитывает создать свою фракцию. «Мы будем каждый день сверять политику Госдумы с правой точки зрения, и я уверен, что постепенно новая Дума будет становится все менее сырьевой и начнет работать на развитие малого и среднего бизнеса», — сказал он.

Лидер Партии роста Борис Титов. Москва, 26 марта 2016 года
Лидер Партии роста Борис Титов. Москва, 26 марта 2016 года
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости / Scanpix

Шансы Партии роста пройти в Госдуму пока неясны. «Позиция власти, как я понимаю, не помогать и не мешать ей. Если сами справятся, то окей, — сказала „Медузе“ политолог Ольга Крыштановская, присутствовавшая на съезде как гость. — Я надеюсь, что пройдет, потому что значительная часть российского общества не имеет никакого представительства в парламенте, и эти новые люди здесь».

Похмелкин считает конкурентами Партии роста «Яблоко» и «Парнас». «Экономическая программа „Яблока“ очень близка к нашей. „Парнас“ я не воспринимаю, потому что [сопредседатель партии Михаил] Касьянов для меня — один из самых коррупционных премьеров страны. Я против того, чтобы просить денег на Западе, чтобы апеллировать к Западу. Но избиратель у нас общий, и надо перехватывать у них лозунги», — уверен Похмелкин.

Сам Титов конкурентов Партии роста рассматривает шире — от коммунистов и «Яблока» до «Гражданской платформы» и «Парнаса», что связано, видимо, с максимально широкими политическими взглядами партийцев.

Многие присоединившиеся к партии люди рассчитывают на собственную победу в одномандатных округах — например, та же Дмитриева или севастопольский бизнесмен Олег Николаев. «Цель — пройти в Госдуму, получив доверие севастопольцев. По списку мне не так важно пройти. И пока мне все нравится, Партия роста — хорошее название, ведь лично у меня рост метр девяносто пять», — сказал «Медузе» Николаев.

Его не настораживает смесь либерализма с левыми взглядами. «Я сам такой вот странный человек, что одновременно за жесткую вертикаль власти и за свободу высказывать свою точку зрения. Мы же в капитализме давно живем, но для меня очень важно, чтобы во власть пришли люди, которые понимают, откуда деньги берутся и как зарабатывать бабки», — объяснил «Медузе» севастопольский бизнесмен, который входит в команду бывшего спикера городского парламента Алексея Чалого.

Съезд «Правого дела». Москва, 26 марта 2016 года
Съезд «Правого дела». Москва, 26 марта 2016 года
Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости / Scanpix

* * * 

Внеочередной съезд продолжался всего полтора часа, после чего делегатам и гостям включили фильм «День выборов-2». В обеих частях этой комедии рассказывается, как можно победить на выборах, проведя абсолютно провальную избирательную кампанию. Делегатам и гостям съезда его лично представили два актера, Ростислав Хаит и Леонид Барац.

— Предлагаем следующий фильм вам снимать в Нижнем Новгороде, — крикнул с места делегат из этого города.

— Они же мост [по сюжету] завалили в Астрахани, — откликнулся кто-то.

— Мосты, знаете, и без нас падают во Владивостоке, — пошутил Барац.

— Надеемся, что амбициозное название никому не даст повода для шуток, а вы в сентябре куда-то пройдете, и мы вместе с вами, — попрощался с гостями съезда Хаит.

Позже Хаит объяснил «Медузе», что на съезд Партии роста приехал поддержать своего давнего знакомого Титова: «Когда выборы отменили — это все равно хуже, чем видимость выборов, вот и любая правая партия лучше, чем ее отсутствие, а дальше посмотрим, что с ней будет».

После окончания съезда один из гостей съезда сказал «Медузе»: «Теперь Титову нужно придумать технологию, как попасть на первое место в избирательном бюллетене, чтобы стрелочка в нем на „Единую Россию“ не указывала. А то когда-то стрелочку в своей рекламе использовал наш конкурент на выборах, и мы просто клеили плакаты нашего кандидата рядом, куда на него эта стрелочка указывала». 

Илья Азар

Москва