Перейти к материалам
истории

«Кто виновен — всех к стенке» Что думают о деле украинской летчицы Надежды Савченко в городке, где ее судят

Meduza
Фото: Илья Азар / «Медуза»

В Донецком городском суде Ростовской области завершается суд над украинской летчицей Надеждой Савченко. Она обвиняется в подстрекательстве к убийству двоих сотрудников ВГТРК в Донбассе. Для небольшого города Донецка (население — 50 тысяч человек), стоящего на границе с Украиной, этот процесс стал самым громким событием в современной истории. Кроме того, и многие россияне впервые узнали о том, что в России есть свой Донецк. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Азар поговорил с жителями населенного пункта об их отношении к Савченко и судебному процессу над ней.

Виталий

Одет в камуфляж, представился индивидуальным предпринимателем, после разговора потребовал паспорт на проверку

Савченко? Виновата. Оцениваю ее отрицательно. Расстрелять. Точнее, выпустить, а когда она побежит, сказать: «Ай-яй-яй, куда же ты побежала» — и расстрелять. Потому что каждый день в городе все перегораживают, миллионы тратят на ее, как это, эк-стра-дицию туда-сюда по области (имеется в виду доставка Савченко в Донецк из СИЗО — прим. «Медузы»), да и кормят и поят ее с наших налогов.

Расстрелять по совокупности — и потому, что нарушила границу, и потому, что навела артиллерию — за все. А менять ее можно только 1 к 50, ее одну — на наших 50. На двоих (российских граждан Александра Александрова и Евгения Ерофеева, которых судят в Киеве — прим. «Медузы») менять нельзя. Лучше Савченко расстрелять, а наших выкупить или еще что-то порешать.

Наталья

Врач, из-за конфликта в Донбассе переехала из Луганска к родителям в Донецк вместе с дочкой и мужем

Савченко виновата и должна сидеть. Слава богу, что ее судят. Только виноватых много, а акцент почему-то делают на ней. Если обмен — единственный способ возвращения домой, то это правильно, потому что нам важны жизни тех людей, [которых судят в Киеве], чтобы они вернулись к своим семьям.

Мы уже через пару дней возвращаемся домой в Луганск. Здесь нас приняли хорошо, но хочется уже домой. Возвращаться не боимся.

Фото: Илья Азар / «Медуза»

Андрей и Виктор

О своем роде занятий рассказывать отказались, пили пиво в разгар рабочего дня около автобусной остановки

Нам вообще побоку. Что есть, что нет — вообще ничего не думаем о ней. Мы живем у самой границы, и пускай они хоть перевернутся там — эти украинцы. Савченко, конечно, нужно судить. Вообще, нужно как Сталин сделал — всех к стенке. Кто виновен — всех нахрен к стенке! А вообще, нам побоку, понимаешь?

Константин

Таксист

Я не знаю, виновна ли она. Не пойму, что они так тянут процесс. Сфабриковано, что ли, все Россией? Свидетелей же нет? Или нам не говорят? Я читал-читал в газете, у меня башка разболелась, и я плюнул нахер. Ну ее, эту политику. Расстреливать за что ее? У нас и расстрела нет. Это наркоманов и убийц детей можно расстреливать. А а ее-то чего?

Вы не из LifeNews? Я смотрю их постоянно, но там ничего не объясняют. А так-то я подкованный товарищ, я еще и «Рен» смотрю. «Дождь»? Он по кабельному идет, а у меня только тарелка. Ну, «Дождь» — это то же самое, что LifeNews, только чуть-чуть покрепче. Его за это и убрали, да? Он, может, правду говорил, а правящей партии это не нравится.

Юлия 

Домохозяйка, прогуливалась по городу с коляской

Слишком часто у нас в газетах пишут про это дело, поэтому я уже за ним не слежу. Думаю, что Савченко виновата, конечно. Зачем такое делать? Журналисты наши погибли. Когда военные против военных — это нормально, а когда на мирных жителей наводят артиллерию — это неправильно.

Мы всегда мирно с Украиной жили, это братская страна. Война подкосила всех, ведь там и родственники наши живут, но у меня хорошее к украинцам отношение, и нет никакого негатива. Если политика у них такая ведется, то это политика государства, а они сами знают, что делать.

Фото: Илья Азар / «Медуза»

Александр Иванович 

Пенсионер

Раз задержали — значит, правильно задержали. Чего она через границу пошла? Если она наводчик, то тем более все правильно. Журналистов убивать нельзя. За что их убили-то? За то, что они правду говорили?

Но вообще из этой истории раздули больше, чем надо. Обменять ее надо, хоть там она сидеть и не будет — на Украине же наши сидят, ждут. Засудили и обменяли — и тем хорошо, и этой.

Александр

Десятиклассник, шел домой с ранцем

Что я о Савченко думаю? В общем-то, я ничего не могу сказать, подробностей дела я не знаю. Суть знаю, но плохо. Это ее жизнь, и она себя наказала. То, что установит правосудие, то и есть…

Давайте я сейчас сформулирую… Поступок ее плохой, она своими действиями сама себе сломала жизнь. Она знала, на что шла, и заплатит за это свободой. Лично я не могу гневно относиться к ней, несмотря на то, что она сотворила, потому что люди умирают каждый день от разных причин. Но отвращение к ее взглядам у меня есть.

Нельзя же убивать журналистов. Журналисты — не военные. Даже несмотря на то, что она — якобы военнопленная, это не меняет ход действия.

Николай Семенович

Пенсионер

Уже всем надоела эта Савченко. Хлопнуть ее надо было без всякого суда при попытке к бегству, да и все. И не мучиться ни самим, ни нас не надо мучить. Каждый раз [во время суда] перегораживают всю улицу — тут не проехать, там не остановиться. К «Магниту» не подойти.

А вообще я не интересуюсь делом, принципиально газет не читаю. Одно время хоть объявления читал, а сейчас вообще в руки не беру, разве только огонь для шашлыка разводить. По телевизору тоже одно вранье. Смотришь эти новости, особенно про Украину — наши одно врут, хохлы другое врут, друг против друга.

Я там не был, сильно туда не вникаю, поэтому не могу утверждать. Но что наводила — это однозначно. С другой стороны, она — военнослужащая, выполняла приказы, поэтому здесь ее сложно винить, конечно. Там идет политика, игра, поэтому кто прав, кто виноват — не поймешь. Солдат же не судят за убийство.

Фото: Илья Азар / «Медуза»

Татьяна Серафимовна и Луиза Вуаровна

Пенсионерки

Мы вообще не поймем — процесс этот идет, а толку что? Мусолят одно и то же. Виновата — накажите. Жаль, конечно, что это все впустую. Ведь ее судят-судят, а потом все равно отпустят. Все идет к тому, что отправят ее на Украину обратно. Мы против этого, потому что ее надо наказать. Срок ей дать — она заслужила!

Вот она сидит целый год и уже растолстела на наших хлебах. Не знаю про голодовку! Смотришь в интернете, так у нее така-ая рожа стала! (Смеются.)

Николай

Работает «где придется, по шабашкам» — на складе грузчиком или на дому мебель собирает

Про дело я ничего не знаю. Знаю, что идет, но, к сожалению, газет не читаю. Ничего даже и не слышал. В чем ее обвиняют? Хрен его знает. У нас на работе не обсуждают. Хотя и работы-то у нас в городе почти нет, все позакрывалось. Я только охрану [у суда] видел, мы его обходим, а что там внутри — я не знаю.

Иван

Молодой человек с окладистой бородой, родился в Донецке, окончил в Москве институт, ищет в столице работу, а пока строит в Донецке дом родителям

Для России — она враг. Своими действиями она помогла уничтожить наших журналистов, которые работали в горячей точке. Может быть, для украинцев она и герой, но Украину я считаю такой же Россией, как и саму Россию. Но заблудившейся. Не думаю, что есть хороший смысл ее обменивать, пусть даже на наших военных. Она является в Украине иконой, неким таким супергероем.

У меня в голове еще с лета 2014 года отложилось, что Савченко совершала противоправные действия, запомнились ее слова о том, какие русские — плохие и злые. Хороший человек в тех военных действиях против Донбасса не стал бы участвовать. До сих пор не понимаю, зачем это было надо? Зачем США заставили это незаконное правительство проводить такие действия против Донецка?

Почему в Донецке не интересуются делом Савченко? Индустрия развлечений стала повсеместной, по федеральным телеканалам научных или исторических передач не показывают. Из-за этого массовое отупление произошло. Поэтому никто не следит здесь за судом, а только обсуждают большое событие — центральную улицу перекрыли.

Виктор 

Сотрудник донецкого боулинг-клуба «Ультра», на голове повязан бинт

Как я могу к Савченко относиться, если я 11 лет отдал родине, российской армии? Конечно, отрицательно.

Илья Азар

Донецк (Ростовская область)