полигон

Инноваторы, Илон Маск и эволюция разума Три книги о будущем. Обзор Галины Юзефович

Meduza
15:32, 18 сентября 2015

Еженедельно по пятницам литературный критик Галина Юзефович рассказывает на «Медузе» о самых интересных книжных новинках, изданных в России. В нынешнем обзоре — три книги: «Инноваторы» Уолтера Айзексона, «Илон Маск: Tesla, SpaceX и дорога в будущее» Эшли Вэнса, а также «Эволюция разума» Рэя Курцвейла.

В отличие от цивилизаций прошлого, по большей части обращенных лицом назад, наша сегодняшняя цивилизация буквально одержима будущим. Как, куда и зачем мы движемся — об этом сейчас рассуждают и ученые, и инженеры, и — едва ли не больше всех — писатели и журналисты. О трех книжных новинках, исследующих разные грани феномена будущего, далее и пойдет речь.

Уолтер Айзексон. Инноваторы. М.: Corpus, 2015

Уолтер Айзексон — человек, способный любой материал переплавить в чистое золото. Кажется, что если он соберется писать историю, скажем, деревообрабатывающей промышленности, у него все равно получится нечто одновременно масштабное и детальное, исторически достоверное и поэтичное. Взявшись за тему инноваций и инноваторов (которая лично у меня ассоциируется преимущественно с ушедшей в пыльное прошлое медведевской «оттепелью»), Айзексон пишет сразу историю и людей, и процесса, приводимого этими людьми в движение. Инновационное мышление становится призмой, через которую автор смотрит на мир, а идея союза красоты и пользы — его знаменем и девизом.

Первая героиня Айзексона — дочь Байрона Ада Лавлейс, которой дивное сочетание поэтического темперамента с аналитическим складом ума позволило впервые сформулировать принципы компьютерного программирования. Превращая эту женщину (столь же выдающуюся, сколь и недооцененную) в своеобразный символ прогресса, автор увлекает читателя в стремительный и захватывающий круиз по истории европейской технологической мысли. Алан Тьюринг и Стив Джобс (куда ж без него), Клод Шеннон из Bell Labs и Билл Гейтс, Стив Возняк и Ларри Пейдж — книга Айзексона выстроена вокруг людей, однако ни в малой мере не является ни биографией, ни тем более сводом биографий. Частные судьбы отдельных гениев и энтузиастов вплетаются в цельное и сложное полотно, главный сюжет которого — изменение привычного мира и трансформация будущего. Величественное, как морской вал, и при всей своей многомерности удивительно целенаправленное, это движение к технологическим высотам по-настоящему завораживает и заставляет — без преувеличения — пересмотреть наши взгляды на весь ход истории за последние сто лет.

Шестьсот страниц постоянного интеллектуального вызова с щедрыми призами в виде исторических анекдотов, трогательных вставных сюжетов, а также «картинок и разговоров» (как сказала бы кэрролловская Алиса) — все вместе это делает «Инноваторов» Уолтера Айзексона лучшим нон-фикшном осени в моем персональном рейтинге. И, конечно же, как всегда чертовски жаль, что по-русски так сегодня никто не пишет.

Эшли Вэнс. Илон Маск: Tesla, SpaceX и дорога в будущее. М.: Олимп-Бизнес, 2015

В отличие от визионера и философа Айзексона, Эшли Вэнс — прежде всего журналист, пишущий об информационных технологиях и бизнесе. Это обстоятельство накладывает существенный отпечаток и на его книгу. Формально оставаясь биографией самого невероятного предпринимателя Кремниевой долины, она все же проходит в первую очередь по ведомству «деловой литературы», а не общедоступного нон-фикшн. Вэнс, рассказывая историю Илона Маска и его удивительных проектов, постоянно сползает в обсуждение бизнес-моделей, инвестиций, выхода на IPO и прочих прозаических вещей, чем несколько сбивает общий пафос своего повествования.

Однако даже сквозь весь этот сор (да простят меня бизнес-ориентированные читатели) проступает фигура совершенно тони-старковского масштаба. Если Илон Маск не летает по небу в костюме Железного человека, то исключительно в силу нехватки времени — весь прочий потенциал у него явно имеется. Самые дешевые и эффективные ракеты, способные доставлять на МКС все необходимое («Семья волнуется, что русские захотят меня устранить — я ломаю их бизнес на космосе»), электромобили Tesla (даже автомобильные привереды готовы признать их абсолютным совершенством), проект освоения Марса («Если мы сможем решить проблему возобновляемой энергии и станем на путь превращения в мультипланетарный вид с самоподдерживающейся цивилизацией на другой планете — предотвратив тем самым худший сценарий с гибелью человечества, то… То я думаю, что это было бы очень хорошо») — на фоне других гигантов Кремниевой долины, не производящих ничего материального, Маск выглядит одновременно и эксцентрично, и как-то удивительно по-человечески. Если же добавить к этому трогательную неприспособленность к практической жизни, смешные страхи («Ларри Пейдж вообще-то может создать целый парк роботов с искусственным интеллектом, способных уничтожить человечество»), зверский аппетит, пятерых детей (все сплошь мальчики, набор из двойняшек и тройняшек) и трудное детство в Южной Африке, то картина получается практически умильная. Правда, она контрастирует с той слегка людоедской репутацией, которой Маск пользуется внутри своей индустрии и о которой биограф упоминает нехотя и вскользь.

Любовь автора к своему герою (а тот факт, что Вэнс влюблен в Маска горячо и пылко, не вызывает ни малейших сомнений) — это, конечно, всегда здорово и даже обязательно, без этого никакой биографический нон-фикшн не «заведется», но в случае с Вэнсом влюбленность немного застит ему горизонт. И опять не избежать сравнения с Айзексоном — уже как биографом: если тот при всей своей любви к Джобсу ухитряется видеть его объемно, то у Эшли Вэнса все плохое (или хотя бы не однозначно хорошее), что он может сказать о Маске, упаковывается в раздел «Раньше я думал, что…». То есть интересно — да, безусловно. Полезно — наверное, при определенных условиях, да. Убедительно и разносторонне — определенно нет.

Рэй Курцвейл. Эволюция разума. М.: Эксмо, 2015

Зато модный американский теоретик искусственного интеллекта Рэй Курцвейл не нуждается в протагонисте для того, чтобы предложить свое видение нашего близкого будущего. Его книга (очень непросто написанная и не самым оптимальным образом переведенная) — это в чистом виде футурологический трактат, посвященный будущему человеческого мозга. Главная идея Курцвейла состоит в том, что создание технологическими средствами интеллекта, подобного человеческому, на самом деле является приоритетной задачей нашего вида и, более того, этот проект вполне может быть реализован уже сегодня.

Используя физиологию мозга в качестве отправной точки, Курцвейл исследует соотношение между мозгом и разумом, а после переходит к вовсе, казалось бы, отвлеченным вопросам — существует ли свобода воли (и если да, то какие инструменты за нее отвечают), как устроена система мысленного распознавания образов и какие вообще функции мозга определяют личность (я сегодня и я полгода назад — это один и тот же человек или пятнадцать разных?). Продираться через густой, плотный текст Курцвейла настолько сложно, что в какой-то момент теряешь общую нить, вязнешь в деталях и вобще забываешь, к чему, собственно, клонит автор. А потом, снова очухавшись, внезапно осознаешь, что текст, казавшийся сугубой научной абстракцией, в действительности представляет собой сложную, но тем не менее вполне понятную и четкую инструкцию в духе «сделай сам». Описание механизмов работы мозга плавно перетекает в рекомендации по их технологическому воспроизводству (Курцвейл называет это «обратным проектированием»), объясняя тем самым смысл оригинального названия книги «How to create a mind» — «Как создать разум».

Не знаю, как вы, а я отлично понимаю Илона Маска, у которого мысль об искусственном интеллекте, не отличимом от естественного, вызывает легкую панику. Если вам так же страшно, как нам с Илоном, то книга Рэя Курцвейла ни в коей мере не развеет ваших тревог. Но хотя бы подготовит к встрече с неизбежным и неотвратимым будущим — в конце концов, должны же мы представлять, что нас ждет в ближайшие несколько лет. 

Галина Юзефович

Москва