Перейти к материалам
истории

«Тема табуирована — вот нас и заблокировали» Автор скандальной памятки по Крыму рассказал «Медузе», чего он добивается

Meduza
Скриншот: «Яндекс.Карты»

Общество защиты прав потребителей «Общественный контроль» опубликовало на своем сайте памятку собирающимся в Крым гражданам России. В памятке в том числе пугали отказами в шенгене и уголовным преследованием на Украине. Роскомнадзор заблокировал сначала памятку, а потом и весь сайт общества. Генпрокуратуру попросили проверить ее, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал ее «абсурдной», а Владимир Путин обвинил авторов в «обслуживании интересов иностранных государств». Председатель ОЗПП Михаил Аншаков рассказал специальному корреспонденту «Медузы» Андрею Козенко, почему он с ними со всеми не согласен.

Михаил Аншаков защищает права потребителей с начала «нулевых». До этого он участвовал в профсоюзе деятелей малого и среднего бизнеса. Широкую известность получил в 2012 году, когда попытался доказать, что в храме Христа Спасителя идет незаконная торговля. Речь шла, в частности, о химчистке и автомойке, которые якобы работали без чеков для потребителей. Расследование закончилось тем, что фонд ХХС — управляющая организация храма — обвинил Аншакова в клевете. Мировой суд по этому делу оштрафовал его на 100 тысяч рублей. Обжаловать решение у правозащитника не получилось. В разное время он выступал против плохого, по его мнению, качества еды в McDonaldʼs и обвинял московский метрополитен в некачественном сервисе. В конце 2012-го года неизвестный нанес ему несколько ударов монтировкой, и Аншаков уверен, что его преследовали за профессиональную деятельность. Баллотировался в Координационный совет оппозиции, но безуспешно.


— Вы уже знаете, как будете обжаловать блокировку сайта?

— Мы не знаем, за что именно, за какие фразы и где именно нас заблокировали. Памятка же была опубликована много где, в виде новостей на разных сайтах, на форумах. Сейчас наши юристы пытаются связаться с Роскомнадзором. Как проясним их позицию — решим, что дальше делать. Мы убеждены, что законных оснований блокировать нас не было, в суд мы пойдем однозначно. На первом этапе надо добиться разблокирования, а на втором уже заняться выяснением, в чем суть претензий к нам. Дальше — пожалуйста, законные требования будем исполнять. С чем не согласны, будем обжаловать. 

— А почему вы вообще эту памятку написали?

— С начала года было несколько десятков обращений потребителей к нам. Другие госорганы бездействуют и не объясняют потребителям, какие сложности у них могут возникнуть при тех или иных контактах с Крымом. Госорганы не оказывают поддержку, когда трудности уже возникли. Обращения мы систематизировали по трем направлениям: проблемы с посещением Крыма, проблемы с приобретением недвижимости и с приобретением товаров.

На Украине принят закон об оккупированных территориях, поправки в Уголовный и Административный кодексы. Пока же гражданам России, побывавшим в Крыму и не проходившим при этом через украинские пограничные посты, просто отказывают во въезде на Украину. Известны случаи в отказах из-за этого в шенгенских визах. Как вы знаете, многие страны не уведомляют граждан о причинах отказа во въезде. Это происходит лишь изредка. У нас было несколько обращений по поводу того, что отказ был именно из-за посещения Крыма.

Михаил Аншаков
Михаил Аншаков
Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

— Правильно я понимаю, что уже есть граждане России, так или иначе пострадавшие от украинских властей просто за сам факт посещения Крыма?

— Да, это именно так, они просто побывали в Крыму. С юридической точки зрения ситуация ведь какова. 15-я статья Конституции России устанавливает приоритет международного права над российским. При этом Россия не денонсировала ряд международных договоров, где оговаривается территориальная целостность Украины. И нет никаких оснований считать, что Крым — это Россия только на том основании, что в одну из статей Конституции были внесены изменения о количестве регионов. Конституция — неотъемлемая часть всей системы права, где все надо рассматривать во взаимосвязи. Пока же юридическая коллизия складывается в пользу международного права. Из совокупности которого следует, что Крым — это Украина, де факто оккупированная Россией территория.

— Но как власти Украины узнают, что тот или иной человек был в Крыму? Даже если сейчас поехать в Симферополь с загранпаспортом, в нем не появится никаких отметок, им просто неоткуда взяться.

— Да очень легко это выяснить. Есть сервисы геолокации с серверами, расположенными далеко за пределами России. Банковские и другие платежные системы, билетные базы данных авиакомпаний. Социальные сети, наконец. Да, пока преследование наших граждан не носит массового характера — мы к панике не склонны. Но законодательная база на Украине для этого есть. Значит, и потенциальная опасность тоже есть. Об этом мы в памятке и говорим.

— Проясните, пожалуйста, пункты памятки про приобретение недвижимости в Крыму. Вы призываете оформлять сделки через украинских нотариусов. Но давайте посмотрим: гражданин России хочет приобрести нечто на территории, которую он сам считает своей. И его власти считают ее такой же. Зачем им вообще третья сторона нужна?

 — Мы призываем граждан, в соответствии с украинским законодательством, съездить в тот же Херсон к нотариусу и заверить там покупку дачного участка. Это не помешает дополнительно зарегистрировать ту же сделку у российских нотариусов. Будет даже лучше: гражданин получит страховку от действий украинских властей. Кому нужно обвинение в захвате собственности? Это уголовное преступление. К тому же гражданин больше будет уверен в чистоте сделки — ведь Крым не имеет доступа к украинским записям по недвижимости.

 — Как вы думаете, почему на вашу памятку так жестко отреагировали в России?

 — Из-за полного вакуума. Нет информации о правовых аспектах присоединения — в кавычках — Крыма. Тема была табуирована. Мы просто спокойно и открыто об этом рассказали. Бурная реакция была ожидаемой и понятной. Вот нас и заблокировали.

 — До блокировки у вас на сайте было написано, что ваша организация является «иностранным агентом». Это так?

 — Не совсем. Это был наш акт солидарности с теми, кого около трех лет назад этот закон напрямую коснулся. Мы не получаем помощи из-за рубежа. Мы зарабатываем сами юридическими услугами. Так что считайте, это был наш демарш против того, что на коллег стали вешать ярлыки. 

Андрей Козенко

Москва