истории

От двоеженства к ранним бракам Как развивался скандал со свадьбой 17-летней девушки и начальника чеченского РОВД

Meduza
16:47, 17 мая 2015

Фото: Сергей Пономарев / «Медуза»

16 мая в Грозном состоялась свадьба 17-летней Хеды (Луизы) Гойлабиевой и 47-летнего Нажуда Гучигова. Ее гостями стали многие высокопоставленные чеченские чиновники, в том числе глава республики Рамзан Кадыров. Российские журналисты рассказывали про свадьбу несовершеннолетней школьницы и начальника РОВД Ножай-Юртовского района Чечни с самого начала мая. Параллельно «Новая газета» (она сообщила об этой истории первой) вступила в заочное противостояние с чиновниками и прогосударственными СМИ — за последние две недели тем удалось плавно переключить внимание публики с темы двоеженства на обсуждение ранних браков. При этом ответов на многие странные вопросы о свадьбе получить так и не удалось, а о первой жене Гучигова, кажется, и вовсе забыли. «Медуза» рассказывает, как освещалась эта история — и как она преображалась изо дня в день.

Сватовство и двоеженство

30 апреля в «Новой газете» вышла статья Елены Милашиной, в которой говорилось о намерении 57-летнего главы Ножай-Юртовского РОВД Нажуда Гучигова взять себе в жены 17-летнюю школьницу Хеду (по паспорту — Луизу) Гойлабиеву без ее согласия. В статье утверждалось, что у Гучигова уже есть жена; более того, человек, представившийся Нажудом Гучиговым, по телефону рассказал Милашиной, что счастлив в браке и не собирается заводить себе вторую супругу. По сведениям «Новой», семья Гойлабиевых согласилась на брак под давлением Гучигова. Свадьба должна была состояться 2 мая, но ее отменили из-за общественного резонанса, вызванного публикацией. 

«Новая газета», 30 апреля: «Начальник РОВД Гучигов поставил родителям девушки ультиматум: выдать дочь добровольно 2 мая. Или он заберет девушку силой, а семью не пощадит».

Рамзан Кадыров, 5 мая, цитата по «Новой газете»: «Я лично послал людей, узнайте, согласна она или нет?! И ее мать сказала, что девочка согласна! И дедушка по отцу дал слово и согласие! И все завершено по этому вопросу! Так говорят они! Я отправил самого мне доверенного человека, и мы привели к разъяснительному разговору!»

Депутат Госдумы от Чечни Шамсаил Саралиев, 10 мая, цитата по ТАСС: «По действующему законодательству РФ, при наличии уважительных причин органы местного самоуправления разрешают браки с 16 лет. У нас в регионе обычно стараются придерживаться ценза в 17 лет». 

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов, 12 мая, цитата по Instagram: «Но главное — ни родители (которые являются законными представителями девушки), ни она сама, ни другие родственники не обращались за помощью и не подтвердили растиражированных данных о „принуждении, насилии, нарушении прав“ несовершеннолетней». 

Никаких комментариев по поводу первой жены Нажуда Гучигова (или возможного развода) не поступало. Чеченские официальные лица уточнили возраст Гучигова — ему не 57 лет, как сообщалось в публикации «Новой», а 46. Из-за публикации Милашиной Кадыров также раскритиковал местные СМИ, которые упустили тему свадьбы, и уволил регионального министра печати. 

Выступление Хеды 

По сведениям «Новой», свадьба со 2 мая была перенесена на 10-е, но ее отменили вновь. 12 мая историей заинтересовался телеканал Lifenews, которому удалось взять интервью у Хеды Гойлабиевой. На записи девушка говорит, что познакомилась с Гучиговым около года назад, и брак является добровольным. О двоеженстве журналисты Lifenews девушку не спрашивают, но Хеда сообщает, что ей известно о «прошлом браке» ее жениха. Из ее слов можно сделать вывод, что Гучигов разведен, хотя никаких других подтверждений этому нет. Рядом с девушкой во время интервью сидит ее родственница Алпату Юсупова, которая несколько раз подсказывает ей ответы на вопросы журналистов.

Хеда Гойлабиева о свадьбе, 12 мая, Lifenews: «„Он хороший человек, поэтому… Мужественный, надежный“, — отвечает Луиза на вопросы о будущем супруге. По ее словам, с Нажудом Гучиговым она общается уже около года. Сначала девушка не думала, что высокопоставленный мужчина в возрасте проявит к ней нежные чувства, ей просто было с ним интересно. Однако, когда она узнала о сватовстве Гучигова, это не стало для Луизы неожиданностью. До этого девушка отказала нескольким мужчинам, а теперь согласилась. Смущает ли разница в возрасте? Луиза отвечает: „Нет“».

После вмешательства Lifenews родственники Гойлабиевой перестали общаться с Еленой Милашиной, а когда она приехала к ним, прогнали ее со двора (этот инцидент подробно задокументировали журналисты Lifenews). Они также обвинили «Новую» в распространении слухов о насильственной свадьбе. Журналистка обнаружила за собой слежку в Чечне, а полицейские посоветовали ей следить за личной безопасностью. 

К этому времени вопрос о том, насильно Гойлабиева выходит замуж или нет, государственные и окологосударственные СМИ фактически уже не обсуждали. Они сосредоточились на теме ранних браков, которые разрешены российским законодательством в исключительных случаях. 

Детский омбудсмен Павел Астахов, 14 мая, цитата по РСН: «В Семейном кодексе есть статья, что в исключительных случаях нижний предел устанавливается региональными властями. В Чечне 17 лет, в Башкортостане 14 лет, в Московской области 16 лет. Есть [регионы], где нет нижнего предела. На Кавказе раньше происходит эмансипация и половое созревание, давайте не будем ханжами. Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные, и по нашим меркам им под 50».

Позднее Астахов извинился за свои слова о «сморщенных женщинах», но ни он, ни какое-либо другое официальное лицо или СМИ не рассказало, какие именно «исключительные» причины стали поводом для свадьбы. О допустимости ранних браков и шариатского многоженства говорили также журналисты Максим Шевченко и Орхан Джемаль, ссылаясь на кавказские традиции. 

Свадьба

16 мая Хеда Гойлабиева и Нажуд Гучигов поженились. Во время церемонии Гойлабиева не выглядела особенно счастливой (впрочем, во время кавказской свадьбы невесты обычно не проявляют эмоций и наблюдают за торжествами со стороны). Брак был заключен официально. При этом ведущей церемонии в ЗАГСе оказалась не сотрудница учреждения, а чеченская журналистка Ася Белова — она продемонстрировала десяткам журналистов штампы в паспортах Гойлабиевой и Гучигова. Заодно выяснилось, что для чеченского полицейского этот официальный брак — первый, а также что в действительности ему 47 лет, а не 46 или 57, как сообщалось ранее.

В день свадьбы в инстаграме пользователя zamid_deno появилась фотография с подписью «Две снохи и я», на которой некий мужчина запечатлен с Хедой Гойлабиевой и женщиной, не знакомой широкой публике. Вероятно, это и есть первая жена Гучигова, о которой на протяжении двух недель молчат и Кадыров, и Астахов, и все, кто встал на защиту кавказских традиций. Фотография уже удалена, но ее копия осталась в кэше Google. 

Lifenews о свадьбе Гойлабиевой и Гучигова, 16 мая: «Шафером 17-летней Луизы Гойлабиевой во дворце бракосочетания выступил руководитель администрации главы и правительства Чеченской Республики Магомед Даудов. Полковник милиции Даудов сопровождал невесту в ЗАГСе, а сейчас находится на торжественном мероприятии в Доме моды в качестве гостя.

Нашим корреспондентам удалось пообщаться с молодой женой главы Ножай-Юртовского РОВД. Настроение девушки улучшилось, но она призналась, что очень устала: сказался ранний подъем, долгие сборы и нервное напряжение».

Что в итоге

Елене Милашиной и «Новой газете» так и не удалось добиться ответов на вопросы, которые были заданы еще две недели назад: допускается ли на территории России (а точнее, входящей в ее состав Чечни) запрещенное законом двоеженство, и в чем состоят исключительные обстоятельства, позволившие заключить брак с девушкой, которой несколько дней назад исполнилось 17. Вместо этого усилиями Кадырова, Lifenews, депутатов и чиновников дискуссия переключилась на тему законности ранних браков и соблюдения кавказских традиций. А еще Рамзан Кадыров постарался, чтобы свадьба, о которой без «Новой газеты» никто бы и не узнал, прогремела на всю страну.

Павел Борисов

Рига