полигон

За что дают Пулитцеровскую премию Кратчайший пересказ лучших статей года в американской прессе

Meduza
Фото: Ramin Talaie / Getty Images / AFP / Scanpix

В США объявлены лауреаты Пулитцеровской премии — главной журналистской награды для пишущих журналистов. «Медуза» изучила тексты лауреатов этого года и коротко пересказала материалы, отмеченные жюри. Главными темами оказались вирус Эболы, домашнее насилие, уход от уплаты налогов крупными корпорациями и засуха в Калифорнии. 

За служение обществу. The Post and Courier за материал о домашнем насилии в Южной Каролине

Фото: David Cheskin / PA Wire / Press Association Images / Scanpix

Главная газета старейшего города в Южной Каролине получила Пулитцеровскую премию за материал «Till Death Do Us Part». Последние 15 лет Южная Каролина входила в число лидеров среди американских штатов по числу женщин, убитых мужчинами, а в 2013 году количество убийств женщин превысило средний показатель по США вдвое. 

Расследование The Post and Courier свидетельствует, что проблема жестокости и насилия в семьях передается в Южной Каролине из поколения в поколение — это «тихая эпидемия», о которой редко говорят публично — до тех пор, пока не случится что-то серьезное. Ситуацию дополнительно отягчает чрезмерно мягкое наказание за домашнее насилие.

Насилие по отношению к женщинам касается всех возрастов. The Post and Courier приводит в качестве примеров убийство 25-летней Эрики Ольсен, которой бойфренд нанес 25 ножевых ранений, когда она была на втором месяце беременности, и 72-летней Андриенны Батлер, которую застрелил муж.

«За последние 10 лет более 300 женщин в Южной Каролине были застрелены, задушены, избиты до смерти, забиты палками или сожжены мужчинами. По одной женщине умирает каждые 12 дней, а штат практически ничего не делает для того, чтобы прекратить эпидемию домашнего насилия. От рук своих возлюбленных погибли в три раза больше женщин, чем южнокаролинских солдат в Ираке и Афганистане».

За выдающееся расследование. The Wall Street Journal за материалы о здравоохранении и The New York Times за материалы о лоббизме

Фото: Action Press / Vida Press

Пулитцеровская премия в категории «За выдающееся расследование» досталась сразу двум изданиям. Коллектив The Wall Street Journal получил премию за глубочайшее исследование того, как работает система здравоохранения США. Журналистам удалось добиться публикации данных о том, сколько по программе Medicare получают врачи и клиники. В материале под названием «Medicare Unmasked» можно узнать, сколько денег Medicare приносит почти любое из 900 тысяч медицинских учреждений — в это число входят как клиники, так и частные врачебные практики.

Журналист The New York Times Эрик Липтон получил Пулитцеровскую премию за серию расследований о связях лоббистов и прокуратуры. Как выяснил Липтон, влиятельные лоббисты финансируют прокурорские объединения и могут таким образом влиять на решения генеральной прокуратуры в штатах. Всего в цикл под общим названием «Courting Favors» вошли три больших материала и документы, доказывающие финансирование прокурорских объединений. Одним из героев цикла стал генеральный прокурор Миссури Крис Костер — он поручил закрыть расследование в отношении производителя энергетического напитка. Компания, в отношении которой расследовалось дело, спонсировала предвыборную кампанию Костера. Генеральный прокурор Миссури обвинения отверг, но после публикации парламент штата решил созвать комиссию для проверки работы Костера.

Документальный очерк. Серия материалов в The Los Angeles Times о засухе в Калифорнии

Фото: Justin Sullivan / Getty Images / AFP / Scanpix

Журналистка The Los Angeles Times Диана Маркум ездила по сельским городкам в Калифорнийской долине — местности, наиболее пострадавшей от засухи, и записывала истории жителей. С мая по октябрь 2014 года в The Los Angeles Times вышли пять ее очерков, в основу каждого из которых легли портреты фермеров, рабочих, их семей — людей, чья жизнь никогда не была легкой, но после засухи стала еще труднее.

Одна из статей рассказывает о жизни в Стрэтфорде — крошечном городке с единственным кафе, расположенном в магазине автозапчастей, и единственной школой, в которую в сентябре 2014 года не пришел ни один ученик.

Единственным магазином вот уже 24 года управляет йеменец Махмод Алрихимини — местные жители для простоты зовут его Кенни.

Каждое утро Кенни открывает магазин, в котором из продуктов остались только напитки, чипсы и сигареты. Посетитель кладет на прилавок упаковку бумажных полотенец и булочки для хот-догов. «Эй Кенни, ничего если я после пятницы заплачу?» Кенни не против, но видно, что он расстроен: в отличие от многих других, этот покупатель еще не просил что-то в кредит.

На обрывках сигаретных пачек Кенни записывает, кто из жителей сколько задолжал магазину. «Как я могу им отказать? Я думаю об их детях, — говорит Кенни, отец пятерых детей. — У них нет денег, у меня нет денег. Все мы пытаемся как-то прокрутиться».

Объяснительная журналистика. Серия материалов Bloomberg News о том, как американские корпорации уклоняются от уплаты налогов

Фото: Marilyn Humphries / The Image Works / Scanpix

Журналист Bloomberg News Захари Майдер весь год писал о том, как американские компании перерегистрируются в другие страны, чтобы избавиться от высокого подоходного налога. Жюри Пулитцеровской премии особо отметило, что он пользовался большим количеством жанров — как стандартной для Bloomberg большой статьей, так и колонкой, наглядными графиками и таблицами (visual data) и даже описанием одной очень странной оперетты 1990 года (со вставками из YouTube).  

С помощью разных жанров Майдер хотел показать одно: американские компании активно регистрируются в других странах, хотя там нет ни производственных центров, ни даже управляющих контор — руководители этих корпораций ведут дела из США. Подсчеты Майдера показали, что бюджет страны недополучает десятки миллиардов долларов в год, и это, естественно, не нравится ни республиканцам, ни демократам (Обама даже называл перерегистрацию фирм непатриотичной). И те, и другие считают, что поможет налоговая реформа, но договориться о ней политики вряд ли смогут — в их проектах слишком много мелких разночтений. 

Из статей Майдера складывается ощущение, что сделать ничего нельзя, а законы, ранее принятые для того, чтобы прекратить бегство компаний, не работают. В общем, квазиамериканских компаний с пропиской в Великобритании, на Бермудах или Каймановых островах будет становиться все больше. Проблема эта, кстати, не сугубо американская — крупный российский бизнес тоже предпочитает регистрироваться не в России (только не из-за налогов, а потому что так безопаснее). 

Международный репортаж. Серия материалов The New York Times о распространении вируса Эболы

Фото: Daniel Berehulak / The New York Times / Handout via Reuters / Scanpix

За 2014 год в The New York Times вышло более 400 материалов об Эболе; 75 из них — на первой полосе. Авторы десяти репортажей из Либерии, Сьерра-Леоне и Гвинеи получили пулитцеровскую премию.

Репортеры издания в июле 2014 года первыми среди американских журналистов отправились в Гвинею и начали регулярно рассказывать о том, как в Западной Африке распространяется вирус Эболы, как деревенские жители охраняют свои деревни от «Врачей без границ» и «Красного креста» с мачете, считая, что те только распространяют заразу; как умирают во дворах больниц те, на кого не хватает места; как заражаются и умирают сами врачи; как семьи отворачиваются от тех, кто обеззараживает трупы и обрабатывает больницы; и как близкий физический контакт, свойственный либерийской культуре, приводит к невероятному по скорости распространению лихорадки. 

Серия материалов была закончена в декабре прошлого года статьей о первом случае Эболы в отдаленной африканской деревне (это произошло весной 2014-го), где летучая мышь заразила Эболой двухлетнего мальчика, а дальше начался кошмар, к которому мир оказался не готов.

О жертвах лихорадки Эболы в России можно узнать из репортажа непулитцеровского лауреата Даниила Туровского «Другого способа лечения нет и сейчас».