истории

Батальон «Нефть» За что идет война между Игорем Коломойским и Петром Порошенко

Meduza
10:45, 30 марта 2015

Фото: Михаил Маркив / РИА Новости / Scanpix

На прошлой неделе украинский президент Петр Порошенко принял отставку губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского. Этого регионального начальника и олигарха считали одним из самых влиятельных политиков Украины. Он был спонсором нескольких добровольческих отрядов и партии премьер-министра Арсения Яценюка — и казалось, что его авторитет непоколебим. И все же политическая карьера Коломойского прервалась — из-за борьбы олигарха с государством за нефтяные компании, которые он контролировал больше пяти лет. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев вспоминает, откуда у Игоря Коломойского появились нефтяные активы.

В субботу, 28 марта, в Днепропетровске прошел митинг — официально за «единство Украины», а неофициально — в поддержку ушедшего губернатора Игоря Коломойского. На нем собрались полторы тысячи человек, притом что охраняла граждан тысяча милиционеров. Вопреки ожиданиям силовиков, акция (которую сперва назначили на середину недели и называли народным сходом против режима Порошенко, а потом перенесли на выходные и превратили в «митинг-концерт») прошла мирно: Коломойского провожали по-доброму и благодарили за помощь Украине. На митинге даже выступил непримиримый оппонент Коломойского — народный депутат рады Олег Ляшко; он тоже поблагодарил «Беню Коломойского» (Беней называют олигарха и друзья, и враги).

Еще неделю назад казалось, что Днепропетровская область вот-вот пойдет войной на Киев — с настоящим оружием в руках. Новый политический кризис мог разразиться из-за того, что Украина попыталась вернуть себе контроль над нефтяными активами, которые формально принадлежат государству, но на деле управляются днепропетровским губернатором. Коломойский сперва силой попытался вернуть на место уволенного чиновниками руководителя «Укртранснафты», а затем обнес железной оградой и укрепил вооруженной охраной офис «Укрнафты» в Киеве. Журналистов и депутатов Верховной рады, интересующихся судьбой госкомпаний, Коломойский крыл матом или пытался увести «пить кофе».

Митинг „За единую Украину“ в Днепропетровске. 28 марта 2015-го
Фото: Евгений Фельдман / „Новая Газета“

Появление «частных войск» в столице стало последней каплей в конфликте бизнесмена и украинского руководства, рассказывают источники в окружении президента: «бряцание оружием» посреди Киева (хотя бизнесмен потом оправдывался, что оно не было боевым) Коломойскому не простили. В итоге премьер-министр Украины Арсений Яценюк и президент Петр Порошенко пришли к совместному решению — вынудить Коломойского уйти с поста губернатора Днепропетровской области.

* * *

Коломойский не любит складывать все яйца в одну корзину: украинский миллиардер обладает активами в самых разных отраслях. Кроме «Приватбанка» — главного частного банка в стране (Коломойский — его главный владелец), у него также есть собственность в нефтехимии, металлургии, пищевой промышленности, сельском хозяйстве, авиаперевозках, спорте и медиа.

Однако именно нефтяной сектор — одно из основных направлений в группе «Приват». С помощью трех компаний — «Укрнафты», «Укртранснафты» и «Укртатнафты» — Коломойский построил полноценную и единственную на Украине вертикально интегрированную нефтяную корпорацию, активно демпингующую на рынке нефтепродуктов.

Формально из всех трех компаний группа «Приват» владеет только одной — «Укртатнафтой» (специализация — нефтепереработка и производство нефтепродуктов). Это крупнейший и единственный работающий на территории Украины Кременчугский НПЗ, обеспечивающий 35% украинского рынка нефтепродуктами. Прежде «Укртатнафта» принадлежала «Татнефти», но потом была захвачена структурами Коломойского.

Сектор нефтегазодобычи на Украине практически полностью национализирован. Конечно, Украина не может считаться серьезным нефтедобывающим регионом, но на территории восьми украинских областей нефть действительно извлекают. Этим занимается государственная компания «Укрнафта»: она добывает 75% всей нефти в стране. С российскими НК ее объемы сравнивать сложно — годовой объем добычи «Укрнафты» в 40 раз меньше добычи, например, российского «Лукойла». Однако на Украине «Укрнафта» по выручке входит в пятерку крупнейших компаний страны.

«Укртранснафта» — аналог российской «Транснефти» — крупнейший (второй в Европе) оператор магистральных нефтепроводов. Он управляет двумя доставшимися еще от СССР нефтепроводами — «Дружбой» и «Приднепровскими нефтепроводами».

Все три компании Коломойский смог взять под свой контроль благодаря связям в политических кругах Украины.

Как Коломойский стал нефтяным магнатом

Все началось с «Укрнафты». Структуры «Привата» в 1990-х и начале 2000-х скупили на открытом рынке около 42% компании; Коломойский планировал стать обладателем контрольного пакета, но правительство не позволило ему наращивать долю. Предприниматель пошел другим путем — и тут ему пригодилось знакомство с украинским политиком Виктором Медведчуком. В июне 2002-го Медведчук возглавил администрацию президента Леонида Кучмы. Через полгода Кучма позвонил главе «Укрнафты» Олегу Салмину и предложил тому уйти в отставку. Топ-менеджером «Укрнафты» назначили ставленника Коломойского. С тех пор — несмотря на то, что руководители на «Укрнафте» не раз менялись — компания находилась в подчинении у Коломойского.

За право сохранять контроль над «Укрнафтой» Коломойский не жалел средств: в 2004 году он ежемесячно переводил по пять миллионов долларов на счета, которые в лондонском суде были идентифицированы как связанные с Кучмой и его зятем — Виктором Пинчуком. 

Другой нефтяной актив оказался в руках у Коломойского благодаря спору Украины и российской «Татнефти» за активы. Компания «Укртатнафта» была организована совместно с правительством Татарстана в 1994 году (у Татарстана было 55,7% акций), однако начиная с 2000-го Украина вяло пыталась оспорить право «Татнефти» на владение компанией. Ситуация оставалась относительно стабильной до тех пор, пока за дело не взялся Геннадий Корбан — давний соратник Коломойского, которого называют «главным рейдером Украины» (позднее он работал вице-губернатором Днепропетровской области; интервью Корбана спецкору «Медузы» Илье Азару читайте тут).

Осенью 2007 года местный районный суд восстановил в должности гендиректора «Укртатнафты» Павла Овчаренко, уволенного за три года до этого. Судя по всему, именно с Овчаренко, которого связывали поначалу с татарскими акционерами, Коломойскому удалось договориться. На предприятие Овчаренко явился в сопровождении бойцов внутренних войск; еще в течение нескольких месяцев они находились на НПЗ.

Председатель правления ЗАО „Укртатнафта“ Павел Овчаренко во время пресс-конференции. Кременчуг (Полтавская область), ноябрь 2007-го
Фото: Владислав Содель / Коммерсантъ

Владея всего полутора процентами акций «Укртатнафты», Коломойский в результате взял его под полный контроль. Украина оспорила право собственности на владение у «Татнефти»; акции были выставлены на торги, где единственными приобретателями почему-то оказались только структуры «Приватбанка» — государственная «Нафтогаз Украины» не была в числе претендентов на актив.

От «Татнефти» теперь осталось только «тат» в названии компании. Татарстанская НК годами пыталась добиться справедливости — и в конце концов в августе 2014 года выиграла спор с Украиной в Международном коммерческом арбитраже в Париже. Украину обязали заплатить «Татнефти„112 миллионов долларов за рейдерский захват предприятия группой „Приват“, который произошел еще в далеком 2007 году.

Последним активом, который достался в управление Коломойскому, оказалась „Укртранснафта“. Менеджмент на предприятии сменился в начале 2009-го; и тут опять не обошлось без политических связей олигарха. Премьер-министр Юлия Тимошенко в этот момент баллотировалась на пост президента Украины и нуждалась в поддержке. Коломойский пообещал предоставить ей все свои медиаресурсы, включая общенациональный телеканал „1+1“. За это Тимошенко позволила ему сменить менеджмент стопроцентно государственной „Укртранснафты“. „Мне было поручено назначить туда менеджмент премьером-министром Украины, — не скрывает сейчас Коломойский. — И я несу свою долю ответственности за происходящее в компании“. 

Компанию возглавил менеджер Коломойского Александр Лазорко, ранее управлявший его нефтеперерабатывающим комплексом „Галичина“. Вскоре после прихода Лазорко „Укртранснафта“ решила пустить каспийскую нефть по трубе в обратную сторону — не в Одессу, на принадлежащий „Лукойлу“ Одесский НПЗ, а наоборот, из Одессы — на принадлежащий структурам „Привата“ Кременчукский НПЗ. Компания „Лукойл“, годами работавшая с „Укртранснафтой“, такого поворота событий не ожидала. Президент НК Вагит Алекперов даже приезжал в Киев и просил встречи с премьер-министром, однако Юлия Тимошенко отправила его к помощникам — в итоге переговоры были провалены.

Одесский НПЗ, принадлежавший „Лукойлу“, пришлось закрыть из-за экономической нецелесообразности — с легкой руки Коломойского НПЗ лишился нефти (позже „Лукойл“ продал абсолютно бессмысленный теперь завод близкому к семье Януковича Сергею Курченко).

Так Коломойский соорудил отличную вертикально интегрированную компанию. Добытую „Укрнафтой“ нефть дешево продавали „Укртатнафте“, перегоняя ее по нефтепроводу „Укртранснафты“; полученный бензин продавали уже на заправках, также принадлежавших нескольким компаниям, входящим в группу „Приват“ (бензин от Коломойского на выходе получался на гривну-две дешевле, что устраивало потребителей, но никак не конкурентов). Компания получилась даже более интегрированная, чем российские, потому что россиянам приходится иметь дело с независимой государственной „Транснефтью“, у которой тарифы — единые для всех. С помощью собственного менеджмента и низкой цены Коломойский приватизировал прибыль. По итогам, например, 2009 года — согласно официальным данным — чистая прибыль „Укрнафты“ составила 47,5 миллиона долларов, тогда как сумма, недополученная на аукционах по продажам нефти, прошедших в 2009-м, по подсчетам „Консалтинговой компании А-95“, составила почти 625 миллионов долларов. 

Несмотря на то, что Коломойский своими ресурсами поддерживал Юлию Тимошенко на выборах, он умудрился ничего не потерять и с приходом к власти ее конкурента — Виктора Януковича: и „Укрнафта“, и „Укртранснафта“ по-прежнему управлялись людьми Коломойского. Предпринимателю удавалось договариваться с каждым из президентов, кроме Петра Порошенко. И это несмотря на то, что он был единственным главой страны, допустившим Коломойского до власти.

Президент Украины Петр Порошенко принимает отставку губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского. Киев, 25 марта 2015-го
Фото: Михаил Палинчак / пресс-служба президента Украины / ТАСС / Vida Press

Герои не платят

Весной 2014 года исполняющий обязанности президента Александр Турчинов назначил Игоря Коломойского губернатором Днепропетровской области. Коломойский ринулся в бой: начал поддерживать украинскую армию, завел свои добровольческие батальоны; внутри региона жестко разобрался с оппозицией и пророссийски настроенными активистами.

Не забывал он и про бизнес. Практически сразу после того, как Коломойский стал губернатором, глава „Укртранснафты“ Лазорко (менеджер олигарха) предложил украинскому минэнерго выкачать из нефтепроводов 675 тысяч тонн технической нефти. В нефтепроводы она была закачана много лет назад по низкой стоимости; весной нефтепроводы простаивали, но в них оставалась техническая нефть, которая по правилам эксплуатации должна защищать трубу от деформации. Лазорко предлагал заполнить нефтепроводы водным раствором или азотной смесью, а техническую нефть переработать на Кременчугском НПЗ. Правительство не разрешило — против выступили все остальные участники рынка, поскольку Коломойский получал конкурентное преимущество. Однако нефть все же выкачали. Коломойский объяснил это необходимостью „спасения ее от попадания в руки боевикам“.

Часть нефти олигарх и правда переработал, а остальное хранил в резервуарах — и брал за это плату с государственной „Укртранснафты“. К стоимости хранения в итоге и придрались в правительстве. В начале 2015 года выяснилось, что тарифы за хранение были повышены почти в два раза — до 6,4 гривны за тонну в сутки. Получается, только на хранении Коломойский зарабатывал больше 100 тысяч долларов в сутки. После этого в министерстве решили, что повод для увольнения топ-менеджера, обслуживающего интересы Коломойского, найден. 16 марта 2015 года Лазорко вызвали на наблюдательный совет — выяснить, почему так дорого приходится платить за хранение. Лазорко объяснил: это чтобы русские ее не забрали. Его поблагодарили за работу, а через два дня отстранили от должности.

В то же время накопились у государства претензии и к „Укрнафте“. В июле 2014 года правительство инициировало повышение рентных платежей за недропользование. Немедленно после этого „Укрнафта“ перестала их платить. Глава налоговой службы Игорь Билоус лично уговаривал Коломойского все же исполнить закон, но ничего не вышло. Долг предприятия на январь 2015 года составлял 90 миллионов долларов, всего компания должна государству 135 миллионов долларов. Для миллиардера такая сумма кажется пустяком, однако Коломойский пошел на принцип — он был недоволен повышением рентных платежей, считая их непомерными.

Коломойский также принципиально не хочет платить государству, которое владеет половиной „Укрнафты“, и дивиденды (по нынешнему курсу — уже 77 миллионов долларов). На прямой вопрос, когда государство получит дивиденды, Коломойский недавно ответил максимально честно: „Никогда не получит“. И в этой ситуации у олигарха есть аргументы. Основной акционер „Укрнафты“, который, собственно, и требует дивиденды — государственная компания „Нафтогаз Украины“. Однако, по словам Коломойского, „Нафтогаз Украины“ задолжала „Укрнафте“ за поставку 10,5 миллиардов кубометров газа. „10,5 миллиардов кубометров они украли газа. Это они у себя на балансе отразили как газ неизвестного производителя. То есть „Укрнафта“ добыла газ, заплатила ренту, все расходы, газ попал в газотранспортную систему, и они себе записали в приход „неизвестный производитель““, — говорил Коломойский. 

На такой же принцип группа „Приват“ пошла, когда государство уже в начале 2015 года попыталось заставить „Укрнафту“ продавать нефть по рыночной цене — на аукционах. „Укрнафта“ блокировала все аукционы по продаже нефти, ссылаясь на слишком завышенную цену. Эти действия могут показаться абсурдными, поскольку компания как будто не хочет продавать дороже и зарабатывать больше. Но дело в том, что основными покупателями нефти были структуры „Привата“ — продавать самому себе нефть задорого Коломойский не хотел.

В итоге окружение Порошенко решило поменять менеджмент и в „Укрнафте“, а также вернуть этот актив под управление государства.

Усиленная охрана рядом с офисом „Укрнафты“. Киев, 22 марта 2015-го
Фото: Ольга Иващенко / Украинское Фото / PhotoXPress

Компания принадлежит государству на 50%. По закону для смены ее руководства необходим кворум — чтобы на совете директоров присутствовали, как минимум, 60% членов. В январе 2015-го Верховная рада приняла закон, позволяющий принимать решение о смене руководства компаний кворумом в 50% голосов акционеров — плюс один голос. Чтобы победно объявить о том, что государство будет возвращать себе компании, министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус (бывший гражданин Литвы) даже созвал специльную пресс-конференцию. 25 марта Петр Порошенко подписал документ. По словам одного из инициаторов законопроекта, депутата парламента Сергея Лещенко, руководство „Укрнафты“ можно будет поменять уже через полтора месяца — на очередном собрании акционеров.

Кто здесь рейдер?

Игорь Коломойский с самого начала историю со сменой руководства в „Укртранснафте“ (которая ему формально не принадлежит) называл „рейдерским захватом“. При этом сперва заказчиком этого захвата олигарх считал Игоря Кононенко — давнего партнера Петра Порошенко и фактического руководителя его фракции в Верховной раде. Эту версию Коломойский предложил в четверг, 19 марта — когда в сопровождении вооруженной охраны приехал в здание „Укртранснафти“.

Ночью после переговоров с министром энергетики Украины Владимиром Демчишиным взбешенный Коломойский уехал разговаривать с президентом. А утром, 20 марта, олигарх предложил новую версию случившегося. По словам предпринимателя, за „атакой“ на „Укртранснафту“ стоит „организованная преступная группировка Игоря Еремеева“.

Депутат Верховной рады и предприниматель Еремеев — совладелец „Континиума“. Его компания — второй после группы „Приват“ продавец нефтепродуктов на Украине, она контролирует 20% рынка (среди активов — сеть заправок WOG и не работающий по причинам экономической нецелесообразности Херсонский НПЗ). Интересы двух предпринимателей столкнулись еще весной 2014 года, когда Коломойский задумал выкачать и переработать техническую нефть. Благодаря дешевой нефти, переработанной на собственном НПЗ, бензин получал совершенно другую себестоимость, что давало группе „Приват“ огромное конкурентное преимущество. Когда все же нефть была выкачана, Еремеев подал заявление в прокуратуру; было возбуждено дело, но дальнейшего развития оно не получило.

Затем Еремеев защищал единственную оставшуюся на Украине российскую трубу „Транснефти“ с нефтепродуктами — от посягательств предпринимателя Сергея Тищенко, которому помогал батальон „Днепр“, финансируемый Коломойским; все это едва не вылилось в вооруженное противостояние в поселке Смыга (о чем я подробно писал в январе 2015-го). В этой истории Еремеев одержал временную победу: батальону „Днепр“ не удалось захватить российскую трубу — вооруженные люди после словесной перепалки разошлись, а трубопровод на время оставили в покое.

Несмотря на небольшую победу с трубой, у Еремеева не было такого влияния на правительство и президента, как у того же Коломойского. Чтобы атаковать империю Коломойского, силы нужны посерьезнее. К тому же уверенности Коломойскому добавляли премьер Арсений Яценюк (который при поддержке Коломойского выиграл парламентские выборы) и глава МВД Арсен Аваков (с которым у Коломойского сложились приятельские отношения в ходе антитеррористической операции на востоке Украины). Батальоны Коломойского, формально подчиняющиеся Авакову, добавляли министру влиятельности перед остальными силовиками.

Однако в итоге ни тот, ни другой за Коломойского не вступились. Почему?

Молчание основной силы поддержки Коломойского объясняет депутат Сергей Лещенко. По его словам, „разобраться с олигархами“ Украине настоятельно рекомендовали на Западе. Об этом свидетельствует и заявление посла США на Украине Джеффри Пайетта, который прямо поддержал изменение законодательства, позволяющее отнять „Укрнафту“ у Коломойского.

»[Коломойский] понимает, как и большинство политического руководства Украины, что обстоятельства и среда в Украине изменились, — сказал посол. — Закон джунглей, существовавший во времена Януковича, — это рецепт трагедии и катастрофы для Украины«. Возможно, то же самое американский посол сказал и Коломойскому во время их встречи 21 марта.

По словам Лещенко, на Яценюка надавили представители Запада, уговорив его отказаться от поддержки Коломойского. Не вступились за Коломойского и руководители добровольческих батальонов — по крайней мере воевать за интересы бывшего губернатора пока никто не собирается. Один из главных друзей Коломойского, депутат Верховной рады Юрий Береза сдержанно поддержал бывшего губернатора, но бороться с президентом не готов.

Игорь Коломойский и руководитель Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко, 30 апреля 2014-го
Фото: Михаил Маркив / Коммерсантъ

Указ об отставке Коломойского появился в 1:45 в ночь на 26 марта. „Украинская правда“ сообщала, что этому предшествовали восьмичасовые переговоры в администрации президента. Завершали переговоры в узком кругу. На встрече присутствовали четверо — Порошенко, Коломойский, Яценюк и Аваков. Отставку согласовали вместе с кандидатурой нового губернатора, на которую согласился Коломойский.

Несмотря на то, что Коломойский потерял пост губернатора, нельзя сказать, что он бессилен. »«Укрнафта» — большой кусок, забрать его будет непросто, — говорит Лещенко. — Беня там очень давно«. Это значит, что война продолжится, но основные бои теперь будут происходить в кабинетах. Правительство к этой войне явно готовится: в понедельник, 23 марта, глава СБУ Валентин Наливайченко заявил, что окружение Коломойского подозревается в создании „преступной группировки“.