Перейти к материалам
истории

«Репетиция веб-апокалипсиса» Как Белоруссия «зафиксировала» интернет перед выборами президента: репортаж «Медузы»

Meduza
Фото: Виктор Драчев / AFP / Scanpix

В Белоруссии в конце 2014 года началось масштабное наступление государства на интернет — в стране временно заблокировали десятки онлайн-СМИ, в том числе один из самых популярных местных сайтов Onliner.by. С 1 января 2015-го любые информационные ресурсы в Сети, включая зарубежные, считаются в Белоруссии средствами массовой информации; к медийным сайтам относят блоги, соцсети, интернет-магазины и даже службы частных объявлений. Веерное отключение изданий и прямое подчинение всего белорусского интернета министерству информации считают подготовкой власти к президентским выборам, которые состоятся в ноябре 2015 года. По просьбе «Медузы» в ситуации с белорусским интернетом разбирался минский журналист Антон Платов.

Белорусское медиа-чудо

С 1 января 2015 года в Белоруссии появились тысячи новых средств массовой информации. Авторы этого «медиа-чуда» — депутаты белорусского парламента. 17 декабря 2014-го они (традиционно единогласно) приняли радикальные поправки в закон о СМИ. Согласно документу, с 1 января все сайты, доступные на территории страны, приравниваются к СМИ, то есть имеют права и несут ответственность по соответствующему закону. Министерство информации (белорусские оппозиционеры называют его «министерством правды») получило право контролировать любые ресурсы, которыми пользуются белорусы, и закрывать сайты после двух официальных предупреждений. Как выяснилось из последующих пояснений чиновников, оба предупреждения могут быть вынесены одновременно. 

«Теоретически любой закон в государстве должен быть один для всех. Но в Беларуси даже министр информации Лилия Ананич в своих официальных комментариях признает, что регистрация интернет-СМИ является необязательной. И даже объясняет причину: мол, чисто физически зарегистрировать такое количество сайтов невозможно. Зато официально объявлено, что блокироваться во внесудебном порядке будут сайты, распространяющие информацию, „несущую угрозу общественному порядку и безопасности государства“. При этом под государством белорусские чиновники понимают, как правило, исключительно самих себя, — говорит Владимир Чуденцов, владелец и редактор независимого информационного ресурса by24.org. — К примеру, в Беларуси известен случай с блогером Олегом Желновым из Бобруйска, который опубликовал в Сети видео с неправильной парковкой автомобилей ГАИ. Закончилось это тем, что его сын Алексей получил три года „химии“ якобы за нападение на сотрудника милиции, а жена автора видео лишилась работы». 

По мнению Чуденцова, поправки в закон о СМИ полностью развязывают чиновникам руки: чтобы в интернете не было несимпатичного им контента, уже не обязательно искать лжесвидетелей и фабриковать дела (как было в случае с арестом журналиста Андрея Почобута по обвинению «в оскорблении президента и клевете на главу государства», арестом журналиста Виталия Ругайна, который продемонстрировал «недостатки охраны Минского метро», арестом журналиста Александра Алесина по обвинению в шпионаже и прочими прямыми столкновениями журналистов с властями). Достаточно простой блокировки сайтов. 

«Понятно, что ресурсы, которые пишут о разведении кошек, рукоделии или прошивке мобильных телефонов, трогать никто не собирается. А вот с политическими темами, либо с экономическими, которые для белорусских властей сейчас даже страшнее политических, можно будет расправляться очень легко, — уверен создатель by24.org. — Проще говоря, телевизор придет в интернет: в нем власти также начнут формировать свою альтернативную реальность, в которой в обменниках есть доллары, в стране нет безработных, а милиционеры не лгут в суде и не фабрикуют административных и уголовных дел».

Поправки в закон принимались белорусскими депутатами сразу в двух чтениях, без предварительного анонсирования и оповещения медиа-сообщества. Кроме того, проект поправок даже не появился на национальном правовом интернет-портале — они были опубликованы уже постфактум.

«Заблокировать можно любые ресурсы»

Отношение белорусских властей к интернету проще всего описать цитатой президента Александра Лукашенко: «Интернет — это помойка… Не зря американцы создают что-то такое, что позволяет интернет вообще не контролировать. Для чего? Потому что они увидели, что интернет — это хорошее оружие для их целей… Не дай Бог, ядерная ракета выскочит и полетит от этих компьютерных технологий».

Не менее красочно рассуждала и министр информации Белоруссии Лилия Ананич, защищая поправки в закон о СМИ перед депутатами. «Наши дети сталкиваются с безграничным позитивным интернетом и с таким же безграничным негативным интернетом. И мы должны думать, чтобы этот негативный интернет не затронул большее количество семей, предприятий и организаций, — сказала министр, выступая в парламенте. — Интернет-преступления, вербовка и наемничество — информационные войны ворвались в наш дом и по своей мощи превосходят любое оружие… Поэтому закон будет распространяться на все, что доступно на нашей территории».

Фото: Елена Пальм / Интерпресс / Photoxpress

Модернизировав закон о СМИ, белорусские власти максимально упростили себе задачу по контролю над интернетом в преддверии президентских выборов, которые назначены на ноябрь 2015-го. Формулировки обновленного закона настолько обтекаемы, что позволяют отнести к СМИ любые сайты, «содержащие информационные сообщения или материалы»: газетами теперь следует считать блоги, соцсети, интернет-магазины и даже службы частных объявлений. Абсолютно все эти организации отныне контролируются могущественным министерством информации Белоруссии. При этом его технические возможности безграничны — весь внешний интернет-трафик поступает в республику через серверы государственного монополиста, компании «Белтелеком».

«Что произошло с принятием этого закона? У нас появился государственный орган, который отвечает за работу с сайтами. Точно так же, как он раньше отвечал за работу с традиционными СМИ, — объясняет белорусский медиа-эксперт Павел Быковский. — Неважно, приравняли сайты к СМИ или нет — важно, что появился орган, отвечающий за интернет-контент. И в случае необходимости он принимает решение о блокировке сайтов. Раньше решение о блокировке принимали „технари“, и это принципиально важно, потому что они подходили к вопросу не так, как подходит министерство информации. Также очень важно изменение отношения к незаконному контенту. Заблокировать можно будет любые ресурсы — в зависимости от того, какая будет политическая конъюнктура».

Репетиция перед выборами

Уже 20 декабря 2014 года был временно заблокирован второй по популярности сайт в Белоруссии — Onliner.by. Причиной закрытия объявили «многочисленные нарушения сайтом закона о торговле» (в частности, сайт показывал цены на товары в долларах, что в Белоруссии строго запрещено, хотя реальная коммерция в стране давно перешла на доллары). А 21-22 декабря произошло веерное отключение онлайн-СМИ. Практически одновременно белорусские пользователи лишились доступа к негосударственным изданиям: интернет-газете «Салiдарнасць», udf.by, агрегатору новостей 21.by, сайтам информационного агентства БелаПАН (naviny.by, belapan.by), оппозиционным ресурсам «Хартия'97», и «Белорусский партизан» (если «Хартия» и «Белорусский партизан» работают из-за рубежа, то прочие — вполне официально зарегистрированные СМИ).

Ресурсы были заблокированы разными способами — например, заменой DNS или переадресацией на несуществующую страницу; «Белтелеком» заявил о DDoS-атаке. При этом никаких официальных объяснений от государственных органов не последовало — доступ к перечисленным доменам просто прекратился. В министерстве информации на вопросы журналистов отвечали, что «не обладают сведениями». Вскоре после Нового года доступ к заблокированным сайтам постепенно восстановили. Сотрудники заблокированных СМИ посчитали случившееся «генеральной репетицией» по отключению сайтов.

«Официально никто ответственности на себя не взял, это подается как некая DDоS-атака или [какая-то] подобная техническая проблема. Но если задать вопрос, кому это выгодно, то ответ налицо: решение о блокировке IP-адресов могли принять только власти, — уверен Александр Класковский, руководитель аналитических проектов информагентства БелаПАН. — Здесь очевидно прослеживается цепочка: драконовские меры властей на валютном рынке, взвинченный тон руководства Мининформации по поводу „неправильного“ освещения темы веб-ресурсами, и тут же — их методичное глушение. Причем именно тех сайтов, которые активно и в дискомфортном для властей ключе освещали эту тему. Попутно это может быть тестированием механизма блокировки перед выборами-2015. Как я говорю, репетицией белорусского веб-апокалипсиса».

Читайте также: «Не знаем, как будем жить после Нового года». Белоруссия готовится к экономическому обвалу

Журналисты изданий, не попавших под первую волну отключений, также не чувствуют себя в безопасности. «В первую очередь, это генеральная репетиция перед выборами. В Белоруссии практически не осталось независимых печатных СМИ, за исключением нескольких малотиражных газет, — напоминает Юрий Дубина, главный редактор информационно-аналитического сайта „Белорусская правда“. — Власти по традиции пытаются создать себе формальное правовое поле для зачистки интернета. Обратите внимание: блокирование сайтов происходило параллельно с 30-процентной девальвацией белорусского рубля. Власть зондирует общественную реакцию на радикальные действия со своей стороны. Ведь экономическое благосостояние, на котором долгие годы основывалась поддержка Лукашенко, катастрофически падает вместе с рейтингом самого Лукашенко».

Проблемы у негосударственных информационных ресурсов и правда начались на фоне очередного финансового кризиса, разразившегося в Белоруссии из-за обвала курса российского рубля. Рядовые белорусы в конце декабря 2014-го выстроились в очереди к обменникам, скупая валюту, а в магазинах с полок буквально сметали бытовую технику, вкладывая обесценивающиеся белорусские рубли во все подряд.

Фото: Владимир Никольский / Reuters / Scanpix

В тот же день, когда был заблокирован «Онлайнер», министр информации Лилия Ананич вызвала к себе на совещание редакторов государственных и негосударственных СМИ. Чиновница попросила, чтобы СМИ освещали ситуацию в экономике «взвешенно, исходя из национальных интересов страны». Позднее главный редактор газеты «Народная воля» Иосиф Середич рассказывал коллегам: «На подобном я присутствовал еще в советское время… Лилия Ананич попросила редакторский корпус не разжигать страсти. Мол, „не во всем виноваты наши власти, посмотрите, что происходит вокруг нас — в России и в Украине“. Министр также попросила брать информацию только из официальных источников».

Именно после этого совещания и началось веерное отключение независимых информационных ресурсов.

Была ли блокировка?

«На мой взгляд, эта выборочная блокировка сайтов как нельзя лучше демонстрирует: новый закон не для всех, но для избранных — тех, кто не понимает политику партии и не мыслит „по-государственному“, дозируя и фильтруя правду. С них спросят при любом удобном случае. А скорее, даже не спросят, а на законных отныне основаниях блокируют доступ к их сайтам, — считает Янина Мельникова, член правления Белорусской ассоциации журналистов. — Кто-то очень сильно напрягся, опасаясь народных протестов в связи с положением в экономике и прочими проблемами, на которые аудитория независимых медиа могла отреагировать. И эта реакция в теории могла бы выйти из-под контроля».

Именно поэтому министр информации Лилия Ананич, рассуждает Мельникова, провела встречу с редакторами независимых медиа: чтобы объяснить, что в сложившихся обстоятельствах они должны встать на сторону государства. Очевидно, не обнаружив должного понимания, власти решили действовать быстро и однозначно, а заодно опробовали инструменты, которые пригодятся в будущем.

«Я не знаю, связаны эти блокировки с поправками в закон о СМИ или нет, но у специалистов, которые анализировали ситуацию, нет однозначного ответа, почему доступ пользователей к интернет-ресурсам блокировался столькими разнообразными способами, — говорит медиа-эксперт Павел Быковский. — При этом одни ресурсы, однозначно оппозиционные, остались доступны; другие же, в том числе совсем не оппозиционные, оказались заблокированы. Мне кажется, что это была проверка разных механизмов блокировки — как они могут работать. Но важно, что никто не взял на себя ответственность за эти блокировки. Официально блокировок не было, официально произошла DDoS-атака на „Белтелеком“, из-за которой отдельные ресурсы пострадали. Но по характеру того, что происходило, в это поверить невозможно».

Журналисты и издатели независимых СМИ Белоруссии рассуждают примерно одинаково: и ужесточение отраслевого закона о СМИ, и временная блокировка сайтов — это очень мягкая версия того, с чем медиа-сообщество страны столкнется осенью 2015-го. Повысить уровень жизни граждан перед самыми выборами руководство страны вряд ли сможет; это значит, что ресурсы пропагандистской машины будут использоваться по максимуму. Государственные СМИ уже получили дополнительное бюджетное финансирование: по неофициальным данным, финансирование печатных изданий в 2015-м увеличится на 30%, а телевидения — на 50%. Одновременно министерство информации займется силовым регулированием интернета: у «неправильного», то есть негосударственного медийного сектора очень немного шансов благополучно пережить эти выборы. 

Антон Платов

Минск, Белоруссия