Перейти к материалам

Дети с аутизмом могут учиться в обычной школе? Да, и вот почему это важно

11 карточек
  • Что случилось?
  • Но как дети с аутизмом будут учиться в обычных школах? Им же нужны специальные условия, разве нет?
  • Специальные педагоги — это какие?
  • Хорошо, а разве не лучше детям с аутизмом учиться дома или в специальной коррекционной школе?
  • Любую школу можно адаптировать для детей с аутизмом?
  • А как проходит обучение в ресурсном классе? Приведите пример!
  • Где взять тьютора? Его школа предоставляет, или родители должны искать сами?
  • А как влияют на своих одноклассников дети с РАС?
  • И какая тут может быть подготовка?
  • А примеры таких классов в России вообще есть?
  • Как появились эти карточки?
1

Что случилось?

Расстройства аутистического спектра (РАС) встречаются у 1–2% населения. В России, по данным Министерства здравоохранения, РАС есть у 31 685 детей. Это число примерно в десять раз ниже прогнозируемого. По словам детского психиатра Елисея Осина, постановка диагноза осложняется низкой осведомленностью специалистов и их недоступностью. Увы, недостаточный уровень знаний имеют не только врачи, но и педагоги. Семьи, в которых есть ребенок с аутизмом, часто сталкиваются с тем, что в системе образования их никто не ждет. Многие дети с РАС лишены возможности учиться даже в коррекционных школах и находятся на надомном обучении — в изоляции от сверстников. При этом, согласно российскому законодательству, каждый ребенок с «ограниченными возможностями здоровья», в том числе и ребенок с РАС, имеет право на обучение в любом образовательном учреждении, которое выберут его родители. Вместе с экспертами фонда «Выход» объясняем, почему детям с РАС важно учиться в обычной школе и как этого добиться.

2

Но как дети с аутизмом будут учиться в обычных школах? Им же нужны специальные условия, разве нет?

Да, детям с РАС нужны специальные образовательные условия, но набор этих условий варьируется в зависимости от индивидуальных особенностей ребенка. Например, одним детям нужно совсем немного поддержки. У них может не быть официального диагноза, но при этом все равно возникают трудности в обучении. Если бы учителя были лучше осведомлены, они могли бы эффективнее их обучать. Другим же детям с аутизмом необходима более серьезная поддержка, особенно если, помимо РАС, у них, например, есть нарушения интеллектуального развития, обсессивно-компульсивное расстройство или синдром дефицита внимания и гиперактивности. Им нужны специальные педагоги, владеющие эффективными методиками, адаптированные программы, оборудование для сенсорной разгрузки и многое другое.

3

Специальные педагоги — это какие?

Педагоги, которые владеют методами работы с детьми с разными нарушениями развития. Это тьюторы, логопеды, психологи, учителя. Раньше некоторые из этих специалистов назывались «дефектологами», но сегодня эта формулировка считается устаревшей и стигматизирующей. Вместо нее используют термин «специальный педагог».

4

Хорошо, а разве не лучше детям с аутизмом учиться дома или в специальной коррекционной школе?

Нет, это не так. По словам Анны Портновой, д. м. н., главного внештатного детского специалиста психиатра Департамента здравоохранения города Москвы, надомное обучение приносит вред детям с РАС. «На постоянной основе оно не нужно вообще никаким детям, а детям с РАС особенно. Основные дефициты при аутизме связаны с нарушением коммуникации. В режиме надомного обучения развивать навыки социального взаимодействия практически невозможно», — считает Анна Портнова. Что касается коррекционных школ, то да, они есть во многих странах, но их роль все чаще сводится к тому, чтобы интенсивно помогать ребенку — с использованием научно доказанных методов — и возвращать его в общеобразовательную школу, в среду сверстников, развивающихся типично. 

В любом случае, где лучше учиться ребенку с аутизмом, согласно законодательству РФ, определяют его родители или законные представители. Если они посчитают нужным учить своего ребенка в коррекционной школе, они имеют право это сделать. Но также у них есть право обучать своего ребенка в общеобразовательной школе. Сегодня инклюзивное обучение — это мировой тренд. И в России запрос среди родителей тоже растет. Все-таки после школы ребенку с аутизмом предстоит жить в том же обществе, что и выпускникам обычных школ. Чем раньше они познакомятся, тем выше шансы, что между ними возникнет понимание и они научатся общаться друг с другом.

5

Любую школу можно адаптировать для детей с аутизмом?

Да, специальные образовательные условия можно создать в любой школе. Учителя должны знать, какие потребности могут возникать у детей с аутизмом и как с ними работать. Для этого педагоги могут пройти курсы по работе с детьми с РАС — это даст им возможность обучать детей с незначительными трудностями, например учеников, у которых есть проблемы с удержанием внимания или стереотипии, не мешающие учебному процессу. А чтобы школа могла принять любых детей с РАС, в том числе с проблемным поведением или тех, которые не говорят, наиболее эффективной моделью считается «Ресурсный класс». Эта модель рекомендована Министерством просвещения, но департаменты образования не спешат внедрять ее инициативно. По словам Екатерины Заломовой, пресс-офицера Ассоциации «Аутизм-Регионы», практически везде, кроме Воронежской области, ресурсные классы создаются усилиями родителей детей с аутизмом. «Основные трудности, с которыми сталкиваются родители, — это нежелание исполнительных органов власти в регионах тратить деньги и прикладывать усилия, — говорит Екатерина Заломова. — Нет специалистов, нет денег на обучение и оборудование, нет помещений, родители одноклассников против — вот распространенные возражения чиновников на запросы родителей».

6

А как проходит обучение в ресурсном классе? Приведите пример!

Начнем с того, что ребенку с РАС выделяют тьютора и зачисляют в обычный общеобразовательный класс. На первых порах ученик, как правило, обучается в индивидуальном формате, работает один на один с тьютором на территории ресурсного класса. Потом его начинают подключать к занятиям в малой группе, которые проводит учитель ресурсного класса. Затем вместе с тьютором ученик начинает посещать уроки общеобразовательного класса.

Вот что собой представляет ресурсный класс:

  • зона индивидуальных занятий. Она оборудована партами со специальными перегородками, чтобы ученика как можно меньше отвлекали посторонние факторы;
  • зона групповых занятий. Она имитирует условия общеобразовательного класса: здесь — под руководством учителя — ученики тренируют навыки работы в группе, учатся отвечать у доски, поднимать руку, различать групповые и индивидуальные инструкции;
  • зона сенсорной разгрузки. Здесь каждый ребенок с аутизмом может восполнить свои индивидуальные сенсорные дефициты: например, кто-то спрячется в палатку, кто-то будет прыгать на батуте или качаться в гамаке.

Со временем одни ученики смогут ходить на занятия в общеобразовательном классе самостоятельно, без сопровождения. Другие же будут часть времени проводить в общем классе, а часть — в ресурсном, на индивидуальных и групповых занятиях. Объем инклюзивных и индивидуальных занятий, а также уровень поддержки тьютора зависит от возможностей каждого ученика. Кто-то может долго заниматься в большом коллективе, кому-то нужно некоторое время находиться в небольшой группе или наедине с тьютором. Ресурсный класс позволяет сделать учебную нагрузку для ученика с аутизмом индивидуальной.

7

Где взять тьютора? Его школа предоставляет, или родители должны искать сами?

Школа. Основание для того, чтобы создать ставку и нанять тьютора, — заключение ПМПК (психолого-медико-педагогической комиссии) или заключение школьного консилиума о том, что ребенок нуждается в индивидуальном сопровождении. Заработную плату ему должна платить школа. По словам Сергея Витрянюка, лидера дивизиона «Инклюзия» Ассоциации «Аутизм-Регионы», на этапе пилотного проекта «Ресурсный класс» фонд «Выход» платил зарплату тьюторам нескольких московских школ. «Сегодня эта практика уже часть истории, школы начали принимать тьюторов в штат, — отмечает Витрянюк. — Однако до сих пор практически во всех регионах родители вынуждены искать деньги на то, чтобы им доплачивать. Это связано с тем, что на школьную зарплату тьютор в Новосибирской, Костромской и других областях просто не выживет. Доплаты тьюторам из карманов родителей — это нарушение права ребенка на получение доступного образования, потому что дети, чьи близкие не имеют возможности платить, оказываются без поддержки».

8

А как влияют на своих одноклассников дети с РАС?

Даже если дети станут повторять какие-то действия своих одноклассников с РАС, такое поведение будет носить эпизодический характер. Все-таки у них уже сформированы свои реакции на разные ситуации. Другой вопрос, что поначалу школьники могут не понимать, почему однокласснику с РАС разрешают действовать по-другому и почему он получает особое внимание учителей. Именно поэтому необходимо готовить не только детей с аутизмом к обучению в общеобразовательной школе, но и их сверстников. Важно не допустить и предотвратить эпизоды буллинга. «Здесь решающее значение имеют принципы школы, — говорит Юля Азарова, главный редактор медиаресурсов фонда „Выход“. — Если школа настроена на толерантное и принимающее отношение ко всем ученикам, в ней и дети с РАС могут учиться без особых проблем. Сегодня вопросами профилактики школьной травли занимаются многие российские НКО, и их работа помогает в том числе и детям с аутизмом».

9

И какая тут может быть подготовка?

Когда речь идет о маленьких детях, никакой особенной подготовки не требуется. Ученики начальной школы легко принимают одноклассников с особенностями развития, если взрослые — учителя и родители — не делают проблемы из того, что в классе учатся разные дети. Иногда родители детей с РАС делают презентации и показывают их на родительских собраниях в классах. «Когда родители откровенны друг с другом, а учителя готовы работать со всеми детьми — все это очень помогает инклюзии, — говорит Юля Азарова, главный редактор медиаресурсов фонда „Выход“. — Если ученик с РАС приходит в старший класс, адаптировать его к классу, а класс к нему значительно сложнее. Но всегда ведущей остается роль взрослых: если педагоги и родители готовы решать эту задачу, она, как правило, решается успешно».

Если инклюзивное образование в школе организовано грамотно, оно окажет позитивное влияние на всех. Инклюзия помогает типично развивающимся ученикам улучшать социальные навыки, учит уважению к тем, кто не похож на них, снижает уровень школьных конфликтов.

10

А примеры таких классов в России вообще есть?

Есть. И не только в Москве. В школах Воронежской области уже открыто 27 ресурсных классов, которые с 2015 года полностью финансируются государством. Но это еще не все! Ресурсные классы также работают в школах Белгородской области, Новосибирска, Петербурга, Владикавказа, Екатеринбурга, Липецка, Самары, Уфы и других городов. Ассоциация «Аутизм-Регионы» поддерживает 80 ресурсных классов. По оценке экспертов ассоциации, в России в рамках модели «Ресурсный класс» обучается около 1000 учеников с аутизмом.

11

Как появились эти карточки?

К нам обратился фонд «Выход», который занимается системной помощью людям с расстройствами аутистического спектра. Со своим партнером, Ассоциацией «Аутизм-Регионы», фонд поддерживает проект «Ресурсный класс.Регионы» — благодаря ему почти 400 детей с РАС могут учиться в обычных школах, получать поддержку тьюторов и профессиональной команды педагогов, а также общаться со сверстниками. Если вы хотите помочь детям с аутизмом, подпишитесь на autism.help и посмотрите этот ролик — его подготовила Mastercard.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»