Перейти к материалам
истории

Терлись носом о кошку, откупались конфетами, симулировали энурез (безуспешно) Читатели «Медузы» — о том, как не попали в армию

Источник: Meduza
Дмитрий Феоктистов / ТАСС / Vida Press

Мы попросили читателей «Медузы» рассказать, как им удалось избежать призыва в армию. В ответ нам прислали более полутора тысяч сообщений. Способы нашлись самые разные: кто-то не стал служить по состоянию здоровья, кто-то из-за невнимательности военкомата, а кто-то намеренно хитрил, давал взятки или просто скрывался. Мы отобрали самые интересные истории — вот они.

Мы не можем подтвердить подлинность этих историй. Имейте это в виду.

Федор

У меня зверская аллергия на кошек: стоит мне посидеть с ними в одном помещении, как я начинаю чихать и задыхаться. Перед тем как пойти на медкомиссию, я взял у своей бабушки кошку и несколько часов с ней играл — даже носом потерся. Итог: диагноз «бронхиальная астма» и белый билет.

Иван

После бакалавриата я поехал на семь месяцев в Израиль. Пока меня не было, маме позвонили из военкомата. Она сказала, что я нахожусь в Израиле, получил там гражданство и учу иврит. Ее попросили отправить подтверждающие документы «из учебного учреждения», что она и сделала. Разумеется, все документы были на иврите, мое имя в них — тоже. В марте я вернулся в Россию, но никаких звонков и повесток больше не было.

Полина

Мой бывший коллега сказал на медкомиссии, что у него плоскостопие, после чего ему выдали направление на рентген. В рентген-кабинет коллега попросил сходить знакомого — с плоскостопием, а потом выдал его снимок за свой.

Дмитрий

В 2003 году мне пришла повестка с просьбой явиться в военкомат для медосмотра. На месте мне выдали мое личное дело, с которым я должен был обойти всех врачей, находящихся там же в военкомате. В этот момент я сообразил, что все, что обо мне знает военкомат, находится у меня в руках — и спокойно покинул здание вместе с документами. Компьютеры тогда были редкостью, тем более в наших краях. Ни одной повестки с тех пор я не получал.

Дмитрий Феоктистов / ТАСС / Vida Press

Сережа

Денег на покупку [военного] билета у меня не было, поэтому пришлось симулировать сколиоз. Главное здесь — «правильно» встать в рентгеновском аппарате, опустить одно плечо ниже другого: для «негодности» нужно, чтобы искривление было больше 11 градусов. Рентгенолог, выходя из кабинета во время процедуры, не может помешать тебе принять «нужную» позицию. В моем случае врач заметил мои манипуляции и попытался поставить меня правильно, но каждый раз я все равно вставал по-своему. Рентгенологу ничего не оставалось кроме как сделать снимок.

Районный военкомат направил меня на переосвидетельствование в областной, но там я провернул тот же фокус с рентгеном. Главному призывному врачу не оставалось ничего, кроме как поставить в военник печать «не годен».

Алексей

Подруга детства моей бабушки всю жизнь проработала в медкомиссии в военкомате. Освобождение от службы я получил за коробку конфет.

Альфред

Когда я учился в университете, у нас в городе случилось наводнение — и здание военкомата затопило аж до второго этажа. Видимо, мое дело тогда утонуло — со мной никто так и не связался.

Сергей

У меня было все честно — с моим заболеванием и правда в армию не берут. Помню, как на медкомиссии отобрали человек пятнадцать «негодных» и сказали в назначенный день явиться на подтверждение заболевания перед городской комиссией.

Из пятнадцати в итоге пришли только двое. У нас взяли паспорта, и минут через 10 вручили военные билеты. На наш вопрос: «А как же комиссия?», — мы приехали с толстенными историями болезни, нам ответили: «Раз вы имели наглость явиться на подтверждение заболеваний, то, видимо, у вас все честно». Остальных взяли на карандаш — пообещали отправить их в военный госпиталь на подтверждение.

Ефим

Вырезал из бумаги что-то похожее на Губку Боба. Пришел в военкомат и наклеил его на дверь военкому. Одна из сотрудниц это заметила. Полицию они не вызвали, но направили в психоневрологический диспансер на обследование. Я там пролежал две недели, а после выхода получил полноценный военный билет с категорией «В». Креативно, быстро и бесплатно.

Яков

Это было в 2008 году, в Москве. Пришел я в военкомат в шляпе и в костюме — как ходят евреи (сам я тоже еврей). Сказал, что хочу служить, но есть могу только кошерное. Мне сказали сидеть и ждать. После пяти или шести часов ожидания ко мне подошел военком и сказал приходить через неделю за военным билетом.

Петр Ковалев / ТАСС / Vida Press

Андрей

Поднял себе давление, напрягая ноги и ягодицы. Так попал под категорию «В» — стабильно повышенное. Хотя в обычном состоянии давление у меня как у космонавта — 120 на 80.

Алексей

Мама договорилась в поликлинике, чтобы врач вписала мне в карту энурез. В военкомате обратили внимание на этот «недуг» и отправили меня на обследование. Следующие две недели мне пришлось прятать таблетки за щекой и мочиться в постель, а однажды ночью я обмочил даже стену. Но обследование закончилось ничем — врачи признали меня пригодным к службе. В итоге пришлось покупать военник.

Андрей

Повестки не было несколько месяцев, и решил сам сходить в военкомат, чтобы узнать, почему меня не призывают. Сотрудницы очень долго искали мое дело и в итоге принесли папку из архива, к моему личному делу была прикреплена справка, в которой говорилось, что я сижу в тюрьме. Оказалось, в нашем районе жил мой полный тезка, и в военкомате нас перепутали. Но в армию меня все равно не взяли — из-за язвы желудка.

Капитан Рыжая Борода

После посещения бассейна у меня на коже часто появлялось раздражение. Поэтому перед походом в военкомат я купил хлорку за 28 рублей и нанес на некоторые участки тела. Мне поставили псориаз и выдали военный билет. Так я выменял себе год жизни всего за 28 рублей. Без мам, пап, теть и дядь.

Сергей

Когда медкомиссия признала меня годным к военной службе, мне пришлось использовать припрятанный козырь — заявить о своей гомосексуальности.

Отнеслись ко мне вежливо и тактично. Было даже неожиданно — Сибирь весьма консервативна. Мне пришлось лечь на обследование в психоневрологический диспансер, где со мной беседовала комиссия из нескольких психиатров: задавали разные вопросы, в том числе очень личные, тестировали. Будучи геем, я больше всего боялся, что меня таковым не признают.

В итоге мне поставили самый «легкий» диагноз, кажется, расстройство личности, потому что «гомосексуализма» в МКБ уже не было. Пообещали, что на жизнь диагноз никак не повлияет, и не обманули: за 10 лет так нигде ничего не всплыло.

В военном билете стоит категория «В» — ограниченно годен к военной службе. Никаких особых пометок нет.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Истории отбирал Максим Иванов

Реклама