истории

Со времени глобального финансового кризиса прошло 10 лет. Мы ощущаем его до сих пор

Meduza
07:43, 16 сентября 2018
Трейдер на Нью-Йоркской фондовой бирже в день краха Lehman Brothers, 15 сентября 2008 года
Spencer Platt / Getty Images

В сентябре 2008 года мир вступил в острую фазу финансового кризиса, самого серьезного со времен Великой депрессии в США 1929-1933 годов. Точкой отсчета кризиса принято считать 15 сентября: в этот день американский инвестиционный банк Lehman Brothers обратился в суд с заявлением о банкротстве и просьбой защитить от кредиторов. Это банкротство стало крупнейшим в истории и задело финансовые рынки во всем мире. «Медуза» рассказывает, как кризис десятилетней давности влияет на нашу жизнь прямо сейчас.

Для начала давайте вспомним, как все развивалось. Вот так:

Кризис 2008 года. День за днем
Meduza

Мировая экономика до сих пор не вернулась к докризисным темпам роста

По данным Всемирного банка, в 2007 году глобальный рост ВВП составлял 4,2%, в 2009 году — на пике рецессии — ВВП сократился на 1,7%. По итогам 2017 года глобальный рост ВВП достиг 3,15%. В некоторых странах (например, Италии, Словении) объем ВВП еще не достиг показателей 2008 года, в некоторых (Латвии, Испании) — сделал это совсем недавно. Во многих странах (прежде всего, европейских) это десятилетие будет считаться «потерянным».

Россия пережила глубочайшую рецессию в 2009 году — ВВП страны сократился сразу на 7,8%. Потом последовало относительно быстрое восстановление (докризисного объема ВВП удалось достичь уже в 2011-м), но затем пошли санкции, контрсанкции, обвал нефти; отсутствие структурных реформ привело к тому, что старые источники роста исчерпали себя, а новые не появились.

По многим показателям мир не вернулся в 2007 год. Например, по уровню безработицы

Как пишет Bloomberg, до сих пор в мире на 25 миллионов безработных больше, чем это было десять лет назад (даже несмотря на то, что в некоторых регионах — например, в США — уровень безработицы падает). В Греции 40% молодежи остаются без дела — это, конечно, лучше, чем 60%, которые были на пике кризиса, но все равно очень много.

Еще один важный показатель — медианные доходы домохозяйств. Так вот, скажем, в Америке в 12 штатах (и еще Пуэрто-Рико) доходы не вернулись к докризисным временам.

Государства набрали долларовых кредитов. Отдавать их будет непросто

За последние десять лет общий мировой долг вырос почти в полтора раза — со 173 триллионов долларов в 2008 году до 250 триллионов долларов в 2018-м. Значительная часть увеличения пришлось на государственный долг: в 2000-2007 годах он рос на 5,8% в год, в следующие семь лет — на 9,3%.

Наиболее рискованная позиция сейчас у Турции, считает главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей Гуриев. Страна имеет внушительный внешний долг в долларах, на выплату которого после падения турецкой лиры потребуется задействовать больше средств из федерального резерва. Россия, наоборот, лучше других развивающихся стран обезопасила себя от потенциального мирового финансового кризиса, отмечает он.

Кризис не привел к сокращению неравенства. Богатые стали еще богаче

Федеральный резервный банк Сан-Франциско оценил потери среднего американца от Великой рецессии в 70 тысяч долларов в течение жизни. Аналитики банка считают, что американская экономика вряд ли когда-нибудь восполнит эти потери.

Хотя мировой финансовый кризис привел к исчезновению 12,6% мирового богатства, мировое неравенство только увеличилось. Как подсчитали авторы доклада Credit Suisse, если к началу 2000-х 1% богатейших людей мира владели 45,5% всех богатств, то к 2017 году им принадлежало уже 50,1%.

Это легко объяснить: в мире нулевых или околонулевых ставок по кредитам деньги очень дешевы. Они направляются на фондовый рынок и инвестируются в жилье — неслучайно и там, и там докризисные пики уже пройдены. Это не только надувает очередной пузырь, но и увеличивает разницу между теми, у кого есть активы, и теми, у кого их нет.

Кризис отразится на будущих поколениях. Как — пока не очень понятно

Глобальных социальных исследований о последствиях кризиса не очень много, но даже из локальных можно собрать какую-то картину. До кризиса в Исландии, одной из стран, которая существенно пострадала от кризиса, приблизительно 2% детей рождались с малым весом; после кризиса — 3,4%. Один из факторов, влияющих на вес, — стресс матери. Всплеск безработицы в США привел к снижению внимания родителей к детям, что, в свою очередь, может вызывать у детей ментальные проблемы и повышает их риск также остаться без работы.

Есть у кризиса и плюсы: некоторые исследования показывают, что молодые люди, помня уроки кризиса 2008 года, лучше распоряжаются финансами, чем их предшественники, в том числе регулярно откладывают деньги. Тем, кому сейчас 30-39 лет, вообще не повезло — в Америке, например, они зарабатывают в свои годы на 34% меньше, чем это можно было бы предположить, исходя из доходов предыдущих поколений. К тому же, так называемые «миллениалы» (родившиеся после 1981 года) никому не доверяют, а уровень доверия — хороший способ снизить издержки в экономике.