истории

Гавальда, Сальников и Яхина, нон-фикшн про будущее и возникновение «селебритиз». Какие книги мы (очень) ждем в мае

Meduza
06:36, 29 апреля 2018

Литературный критик «Медузы» Галина Юзефович рассказывает о майских новинках художественной литературы и нон-фикшна. В том числе — о новых романах Гузели Яхиной, Фредерика Бакмана и Алексея Сальникова, продолжении трилогий Йена Макдональда, Феликса Пальмы и Джоджо Мойес; а также о «Homo Deus» — новой книге автора исторического бестселлера «Sapiens», а еще об исследовании феномена знаменитости и книге о Холокосте в Литве.

Гузель Яхина. Дети мои. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2018

Второй —долгожданный — роман Гузели Яхиной, всенародной любимицы, лауреата премии «Большая книга» и автора «Тотального диктанта-2018». Поклонники ее предыдущей книги «Зулейха открывает глаза» не будут разочарованы: в «Детях моих» Яхина рассказывает, в сущности, ту же самую историю про глобальную трагедию, которая неожиданно оборачивается персональной возможностью, только на сей раз в главной роли не татарская женщина, а немецкий мужчина.

Фредерик Бакман. Здесь была Бритт-Мари. М.: Синдбад, 2018. Перевод Е. Тепляшиной

Одна из самых несимпатичных героинь предыдущего романа шведского писателя Фредерика Бакмана «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения», зловредная соседка Бритт-Мари возвращается к читателю в новом качестве. Налаженная жизнь дала трещину: после долгих лет брака муж ей изменил, и теперь Бритт-Мари с единственным чемоданом отправляется строить новую жизнь в новом городе. Как всегда у Бакмана, толком не разберешь, в какой момент добрейшая сказочка перетекает в жесткую экзистенциальную драму, но ведь именно за это мы его и любим. 

Йен Макдональд. Волчья Луна. СПб.: АСТ, Астрель-СПб, 2018. Перевод Н. Осояну 

Первая часть трилогии англичанина Йена Макдональда об освоении Луны и войнах лунных экономических кланов закончилась таким умопомрачительным клиффхэнгером, что дождаться выхода продолжения было непросто. Однако терпение вознаграждается: вторая часть ничем не уступает первой, все прежние сюжетные узлы в ней эффектно развязываются — и тут же завязываются новые, еще более тугие. Единственная плохая новость — третьей части нет пока даже на английском, так что финала ждать минимум пару лет. 

Алексей Сальников. Отдел. М.: ЛайвБук, 2018 

Второй роман — всегда серьезное испытание для писателя. Но «Отдел» — на самом деле не вторая, а первая книга сверхновой звезды отечественной прозы Алексея Сальникова, написанная за несколько лет до нашумевших «Петровых в гриппе и вокруг него», так что в данном случае испытание можно считать успешно пройденным. «Отдел» похож на «Петровых» обаятельным, безошибочно узнаваемым авторским языком, но на этом сходство, пожалуй, заканчивается. В этот раз Сальников рассказывает историю куда более жесткую, страшную и прямолинейную, но в то же время заметно более актуальную и парадоксальным образом смешную.

Анна Гавальда. Я признаюсь. М.: Издательство АСТ, 2018. Перевод Т. Поздневой

Француженка Анна Гавальда — профессиональный производитель патентованного и мегапопулярного коктейля из нежности, юмора и оптимизма. Ее новая книга — сборник историй от первого лица, немного наивных и очень искренних, в которых безымянные герои на разные голоса выбалтывают свои стыдные, смешные и милые секреты — словно подставляют читателю беззащитное мягкое брюшко. В общем, как и все другие книги автора, — комфортное необременительное чтение без назойливого послевкусия. 

Феликс Пальма. Карта Хаоса. М.: АСТ, CORPUS, 2018. Перевод Н. Богомоловой

В заключительной части своей псевдовикторианской трилогии испанец Феликс Пальма продолжает обыгрывать эстетику Герберта Уэллса. Как и в двух предыдущих книгах («Карта времени» и «Карта неба»), на протяжении без малого семисот страниц Пальма будет развлекать читателя шарадами и изящными головоломками, поминутно обманывая его ожидания и в причудливых пропорциях смешивая фантастику с реальностью. А игровым полем ему на сей раз послужит самый загадочный и страшный из романов Уэллса — «Человек-невидимка». 

Джоджо Мойес. Все та же я. М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2018. Перевод О. Александровой 

Нынешняя королева сентиментального жанра англичанка Джоджо Мойес пишет по книге в год, но глобальный успех и миллионные тиражи пришли к ней с романом «До встречи с тобой» — небесным эталоном душещипательной прозы. Неожиданно остроумная история Луизы Кларк, девушки из рабочего класса, жизнь которой радикально изменилась после знакомства с парализованным молодым красавцем, продолжилась во втором романе цикла — «После тебя». И вот, наконец, на русском выходит третья часть франшизы — «Все та же я», в которой неунывающая Луиза отправляется покорять Нью-Йорк. 

Юваль Ной Харари. Homo Deus. М.: Синдбад, 2018. Перевод М. Тюнькиной

Мировой бестселлер израильского историка Юваля Ноя Харари «Sapiens» исследовал прошлое человека как социального вида. В продолжении, озаглавленном «Homo Deus», Харари обращается к будущему и рассматривает головокружительные перспективы, которые откроются перед человечеством благодаря сочетанию гуманизма, которому автор предрекает судьбу главной мировой религии XXI века, и новых технологий.

Антуан Лилти. Публичные фигуры: Изобретение знаменитости, 1750-1850. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2018. Перевод П. Каштанова

Захватывающее исследование современного французского историка Антуана Лилти — попытка найти в прошлом истоки одного из важнейших феноменов сегодняшнего дня — культуры «селебритиз». Исследуя практики публичного поведения знаменитостей XVIII и XIX веков и методы их коммуникации с поклонниками, Лилти выявляет механизмы, в разные эпохи заставляющие одних людей искать популярности, а других — увлеченно следить за жизнью кумиров. 

Рута Ванагайте, Эфраим Зурофф. Свои: Путешествие с врагом. М.: АСТ, CORPUS, 2018. Перевод А. Васильковой

Знаменитая книга литовской журналистки Руты Ванагайте, написанная при участии профессионального охотника за нацистскими преступниками Эфраима Зуроффа, — памятник недосягаемой профессиональной честности и отваги. Объехав всю Литву и опросив десятки свидетелей, Ванагайте безжалостно и точно описала деятельное участие одной части жителей страны — литовцев — в массовом уничтожении другой — евреев, обнажив тем самым в трагедии Холокоста новые пугающие грани.