Перейти к материалам

 

истории

От «черной кассы Кремля» до дочери Владимира Путина. О чем мы узнали благодаря журналу The New Times

Meduza
Евгений Фельдман для «Медузы»

26 октября Тверской суд оштрафовал журнал The New Times на 22 миллиона рублей за несвоевременно предоставленную в Роскомнадзор информацию об иностранном финансировании. Это самый большой штраф в истории российских СМИ, и в The New Times уверены, что он политически мотивирован. Журнал обжаловал решение суда (апелляция состоится 20 ноября), но параллельно объявил сбор средств на оплату штрафа. К 15:00 понедельника читатели пожертвовали журналу уже 10,7 миллиона рублей. «Медуза» напоминает, благодаря каким публикациям The New Times стал одним из главных независимых изданий страны.

Российские политические партии финансировались наличными из администрации президента

В декабре 2007 года в The New Times вышло расследование журналистки Натальи Морарь «Черная касса Кремля». Из этого текста стало известно, что все принимавшие участие в выборах 2007 года партии (в том числе, оппозиционные СПС и «Яблоко») финансировались наличными деньгами или администрацией президента (через ячейки и хранилища «Внешэкономбанка») или назначенными Кремлем бизнесменами. Ответственными за эту схему журнал назвал возглавлявшего тогда администрацию президента, нынешнего мэра Москвы Сергея Собянина и его заместителя Владислава Суркова, курировавшего в 2000-е внутреннюю политику в России. Собеседники издания в партии говорили, что даже эти деньги кто-то разворовывал: так, СПС недополучил якобы обещанные 150 миллионов долларов. Не участвовать в этой схеме партиям было невозможно — лимит средств, которые можно было потратить законно, был слишком мал.

Через несколько дней после публикации текста ФСБ запретила гражданке Молдавии Морарь въезд в Россию; запрет действовал пять лет.

У прокремлевских молодежных движений были боевые отряды

24 декабря 2007 года в The New Times вышло расследование «Боевые отряды Кремля». В нем рассказывалось, что у процветавших в те годы прокремлевских молодежных движений есть отряды силовой поддержки, которые готовились выйти на улицу для противостояния оппозиции. В частности, у движения «Россия молодая», которое возглавлял активист Максим Мищенко, есть крыло «Румол ультрас». И создание таких организаций активно поощрял Владислав Сурков. «Уличная борьба имеет свои правила, и эти знания никогда не помешают», — говорил он на одной из встреч с прокремлевскими активистами.

В 2012 году прокремлевские молодежные движения прекратили активное существование. Они никак не смогли противостоять оппозиции после скандальных выборов в Госдуму в декабре 2011 года. Максим Мищенко был депутатом Госдумы, членом Общественной палаты, в 2017 году получил 2,5 года за мошенничество.

Московский ОМОН участвовал в рейдерских захватах и охранял криминальных авторитетов

В феврале 2010 года The New Times опубликовал текст журналистов Ильи Барабанова и Никиты Аронова «Рабы ОМОНа». В нем рассказывалось, как в редакцию обратились несколько бойцов 2-го батальона московского ОМОНа. Бойцы пожаловались на то, что их заставляют работать по 15 часов в сутки, ставят не имеющие отношения к реальности планы — например, за год задержать и оштрафовать не менее 40 тысяч граждан, по сути, население небольшого города. При этом их зарплаты колебались от 15 до 25 тысяч рублей. А главное, руководители батальона использовали его ради личной наживы: например, заставляли разгонять торговцев на рынках, охранять офисы, в том числе криминальных авторитетов, участвовать в рейдерских захватах.

В 2012 году командира московского ОМОНа Вячеслава Хаустова повысили — он стал начальником центра специального назначения и авиации всего МВД России.

Как устроена схема платежей и откатов среди людей из близкого круга Владимира Путина

26 февраля 2012 года в The New Times появилось расследование его главного редактора Евгении Альбац «Чисто конкретный кандидат». Это первый масштабный материал о том, кто входит в близкий круг Владимира Путина. В распоряжении журнала оказались аудиозаписи, где близкие к Путину люди — например, президент холдинга «Петромед» Дмитрий Горелов и акционер банка «Россия» Николай Шамалов — обсуждают «подарки», оффшорные схемы и финансирование крупных заказов — при этом из слов собеседников можно сделать вывод, что последнее слово при решении таких вопросов остается за главой государства. Иногда в частных разговорах бизнесмены называли его «Михаил Иванович», прозвища были и у других участников этого круга общения; например, Геннадия Тимченко называли «Гангреной», а нынешнего главу Росгвардии Виктора Золотова — «Генералиссимусом».

Чем занимается старшая дочь Владимира Путина

В январе 2016-го The New Times стал первым российским изданием, рассказавшим, чем занимается Мария Путина. В материале «Первая дочь страны» рассказывалось, что она училась на факультете фундаментальной медицины МГУ и так совпало, что ее научный руководитель стал президентом РАМН, а его сын был делегирован Россией в Европейский суд в Страсбурге. По данным журнала, она вышла замуж за бизнесмена из Нидерландов Йоррита Фаассена — тот долго работал в «Газпроме». Мария Фаассен стала кандидатом наук, опубликовала несколько работ по эндокринологии, участвовала в благотворительных проектах «Альфа-групп».

«Мы традиционно не комментируем никакие темы, никакие сообщения, в которых утверждается, что эти сообщения имеют отношение к семье президента», — сказал в ответ на публикацию пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Андрей Козенко