шапито

«Балетные танцоры, парящие на пуантах» Вручена премия за худшую секс-сцену в литературе

Meduza
08:22, 1 декабря 2016

Фото: Marco Bertorello / AFP / Scanpix / LETA

30 ноября стал известен победитель ежегодной литературной премии за самое худшее описание секса. Им стал итальянский писатель Эрри де Лука, автор книги «Дни перед счастьем». «Медуза» перевела победивший отрывок и пять других фрагментов с описанием секса, вошедших в шорт-лист премии. 

Внимание! Этот материал действительно содержит сексуальные сцены, к тому же чудовищно написанные. Если для вас это неприемлемо, лучше посмотрите, как изменилась наша планета за 32 года. 

Победитель

Эрри де Лука — «Дни перед счастьем»

Мой член как доска прислонялся к ее животу. Движением бедер она перевернула меня, и я оказался сверху. Она раздвинула ноги, подняла платье и, удерживая мои бедра вокруг себя, направила мой член внутрь. Я был ее игрушкой, которую она передвигала с места на место. Наши половые органы пришли в боевую готовность; они нетерпеливо касались друг друга: балетные танцоры, парящие на пуантах. 

Номинанты

Итан Канин — «Альманах скептика»

Акт был очень жарким. Как стремительный теннисный матч или летнее соревнование по легкой атлетике, когда спортсмены соревнуются при свете дня. Пружинил дешевый матрас. Она любила делать это больше одного раза; как правило, он мог ей соответствовать. Его топливом был бурбон — в перерывах он подходил к кухонной барной стойке и наливал его себе, пока она лежала на простыне и пыталась восстановить дыхание. Ее тело блестело от пота, точно отполированное. Ее тонкая шея. Ее неожиданно полные груди. Он опрокинет в себя еще стакан и вернется.

Роберт Ситалер — «Табачник»

Его брюки сползли вниз, а с ними как будто испарились все его проблемы и заботы. Он запрокинул голову и посмотрел в темноту под потолком — и на одно блаженное мгновение почувствовал, что понимает все на свете и видит мир в его бесконечной красоте. Какие же странные вещи — жизнь, и все такое. Потом он почувствовал, как Анежка опустилась на пол рядом с ним, схватила его за голые ягодицы и притянула к себе. «Иди сюда, дружок», — прошептала она, и он, улыбнувшись, отдался.

Том Коннолли — «Мужчины любят воздух»

Коридор, ведущий в терминал, был покрыт ковром. Дышать было нечем. Дилли втолкнула Финна в первую же уборную, закрыла дверь кабинки и ухватилась за его ремень. «Ты красивый», — сказала она, присаживаясь на корточки и расстегивая его ширинку. Пока она делала ему минет, он смотрел, как из заднего кармана ее джинсов в такт движениям ягодиц высовывался паспорт. Он перегнулся и схватил паспорт, прежде чем тот успел упасть на бугристый пол. Несмотря на происходящее, повинуясь природному инстинкту, он открыл паспорт и посмотрел на ее фотографию.

Джанет Эллис — «Крюк мясника»

Когда его рука трогает мою грудь, ноги завидуют. Я провожу руками по его спине вдоль позвоночника, изрытого костями, как сухое поле — грядами грязи, и спускаюсь к дерзкой выпуклости внизу. Его палец внутри меня, совершает круговые вращения, и я теку как зерно из ведра. Он тяжело дышит, все еще в своей гонке. Я смеюсь над несоразмерным размером его [члена], прислоненного к животу и выбивающегося из курчавых волос внизу.

Гейл Форман — «Уйди от меня»

Когда они очутились в той комнате, Джейсон захлопнул дверь и стал пожирать ее, как будто его мучил неутолимый голод, ртом и руками, которые были повсюду.

Она стояла, как ей помнилось, перед ним, ее платье лужицей упало на пол. Она начала дрожать, и колени стали стукаться друг об друга, как будто она девственница и это ее первый раз. Она разрешила себе надежду, и это было именно тем, на что она надеялась. И вот теперь это происходило, и это пугало ее.

Джейсон взял ее руку и положил на свою голую грудь прямо к сердцу, которое учащенно билось в ритм с ней. Она думала, что он будет просто в нетерпении, возбужденным. Ей не приходило в голову, что он тоже может быть потрясен.