шапито

И станцует, и анекдот расскажет Официальный представитель МИДа Мария Захарова как главный стендап-комик страны

Meduza
Фото: Reuters / Scanpix / LETA

Официальный представитель российского МИДа Мария Захарова появляется в новостях каждый день. Раньше ее называли «русской Псаки», но про Джен Псаки уже давно все забыли, а заявления Захаровой с каждым днем звучат все громче. Причем представитель МИДа не только комментирует события, происходящие в мире — она превратилась в полноценного стендап-комика, рассказывающего анекдоты, читающего стихи и танцующего «Калинку».

Мария Захарова пообещала журналистам станцевать на концерте саммита Россия — АСЕАН: «Обещаю, что в программе вечера будут русские народные танцы. С меня „Калинка“». И сдержала обещание. Правда, злые языки утверждают, что получилась не «Калинка», но какая разница.

Мария Захарова танцует «Калинку»
Комсомольская Правда

За неделю до этого Захарова во время брифинга рассказала анекдот про президента Украины Петра Порошенко:

Мария Захарова рассказала анекдот про президента Украины и Крым
RT на русском

А потом пошутила про переименование Днепропетровска в Днепр: «Я начала переживать за возможность сокращения названий таких городов, как Херсон, Запорожье и Саакашвили».

Мария Захарова опасается за сокращение названий Херсона и Запорожья
RT на русском

Не очень понятно, что в этом ряду делает Михаил Саакашвили, но к нему у представителя МИДа особенное отношение: 

Творческая натура Захаровой постоянно рвется наружу: то она посвятит Джону Керри стихи на английском языке (и сама их зачитает):

Мария Захарова посвятила Джону Керри стихи на английском
WerderK

То напишет стихотворный ответ Дмитрию Быкову, начинающийся с таких строк:

Дворовый стиль был задан вами.
«А мы? Ничем мы не блестим ».
Лишь для удобства пониманья
Мы на дворовом говорим.

Песен Захарова еще не пела, но тексты уже начала сочинять:

Наконец, как талантливый комик, она пробует себя и в юмористической прозе. Чего стоит ее недавний рассказ о том, как она в шутку обдумывала убийство американского журналиста, бравшего у нее интервью: «Даже если… Но что делать с трупом, кровью, запахом пороха, наконец? Мне через 40 минут пресс-конференцию вести, а вдруг по лицу заметят. Хотя это вряд ли. Или гильза стреляная из кармана выпадет? Хорошо, что одна. Двумя патронами тут делать нечего».