Перейти к материалам
новости

В чем подозревают основателя Baring Vostok Майкла Калви? Как он сам объясняет уголовное дело? Коротко

Meduza

Позиция следствия: Компания американца Майкла Калви Первое коллекторское бюро (ПКБ) взяла у банка «Восточный» кредит на 2,5 миллиарда рублей. Вместо того, чтобы вернуть долг, в феврале 2017 года Калви передал «Восточному» акции другой компании IFTG, сказав совету директоров банка, что они стоят три миллиарда рублей. В феврале 2019 года член совета директоров «Восточного» Шерзод Юсупов пришел в ФСБ и сказал, что Калви и другие участники сделки его обманули. ФСБ это подтвердила, найдя аудиторскую оценку, где сказано, что акции IFTG стоили не три миллиарда, а 600 тысяч рублей. Таким образом, полагает следствие, Калви и его сообщники совершили мошенничество.

Позиция Калви: Во время сделки в феврале 2017 года Юсупова никто не вводил в заблуждение, он имел доступ ко всей информации. Юсупов и Артем Аветисян — акционеры, которые появились в «Восточном» после присоединения «Юниаструм банка» в 2017 году. В фонде Baring Vostok выяснили, что накануне слияния Аветисян вывел из «Юниаструма» значительные суммы по фиктивным сделкам. Фонд обратился в Лондонский арбитраж. Теперь, полагает Калви, Юсупов пытается с помощью уголовного дела оказать давление на Baring Vostok, чтобы повлиять на иск в Лондоне и процедуру перерасчета долей в «Восточном», которая невыгодна Аветисяну.

Михаил Зеленский

Фото в анасе: Рамиль Ситдиков / Sputnik / Scanpix / LETA