Перейти к материалам
новости

«День, когда я умру, будет национальным трауром» Дудь взял огромное интервью у Лимонова. Лень смотреть? Читайте наш пересказ

Источник: Meduza
Точные цитаты приведены в кавычках. Посмотреть интервью Эдуарда Лимонова Юрию Дудю можно здесь.

Пусть меня называют нацистом и фашистом, «я на недосягаемом уровне». Я видел в детстве, как гоняли пленных немцев. Мое интервью у Познера могут никогда не показать, и это офигительно. Я называл его «толстым и жирным стукачом» за то, что он назвал меня фашистом. Меня стали звать на федеральные каналы, потому что «большого зверя невозможно не заметить в лесу». Когда я умру, будет национальный траур.

Мы еще в 1999 году захватили здание в Севастополе, но наш вклад пока никто не признает. «Я себя чувствую как предтеча, пророк». Россией управляет около 30 кланов, Путин — только фронтмен. Сейчас «конец царствования», преемником могут стать Медведев или Матвиенко. 10 декабря 2011 года — «один из самых неприятных дней моей жизни». В этот день что-то могло произойти, если бы не «вмешательство вот этих пидорасов», сманивших людей на Болотную. Венедиктов спас власть. Молодежь идет не за Навальным, она за любой кипиш. Навального я презираю, у него нет таланта, «он идиот». Сталин — настоящий революционер (а репрессии — уничтожение советской буржуазии); Жириновский был хорош и умен, но не великий русский писатель, как я; Бродский не семи пядей во лбу, хотя и один из лучших русских литераторов. За вопрос про то, был ли у меня секс с афроамериканцем, «вы заслуживаете, чтобы вам дали по физиономии».

Я с детства чувствовал себя своим среди простых людей, а в тюрьме «увидел свою Россию». «Они бравые, угрюмые, поганые, какие угодно», но это «отличные люди». Мы не торопимся вступаться за пенсионеров, потому что это они голосуют за Путина и выбирают «власть-медсестру». Те, кто говорят «дед — не тот», не понимают сути жизни: это «лента, которая никогда не останавливается». Я все время счастлив. Умереть хотел бы в бою.