Перейти к материалам
истории

«Иначе будет правонарушеньице» Андрей Козенко — о самом слабом «Русском марше»

Источник: Meduza
Фото: Павел Головкин / AP / Scanpix

4 ноября в Москве состоялся традиционный «Русский марш». В нем участвовали примерно три тысячи человек, то есть в три раза меньше, чем год назад. Националистов раскололи события на Украине. Самые яростные фанаты «Новороссии» даже собрались отдельно в Щукино — подальше от Люблино, где обычно проводятся «Русские марши».

Спецкору «Медузы» Андрею Козенко, который бывал на многих шествиях националистов, показалось, что нынешний «Русский марш» оказался самым бесславным за всю его восьмилетнюю историю. Зато властям в 2014 году, похоже, впервые удалось наполнить содержанием «День народного единства»: шествие и митинг с требованием признать «Новороссию» самостоятельным государством собрали, по данным полиции, 75 тысяч человек.

* * *

У выхода из станции метро «Люблино» стоял парень лет тридцати в черной кожаной куртке. Под ней — толстовка с националистической символикой. Я спросил у него, как пройти на «Русский марш». «Не люблю журналистов, — сказал он мне. — Про меня один раз в «МК» написали, так я потом присел на шесть лет. Никола Королев — слышал про такого (националист, глава движения СПАС, отбывает пожизненный срок за теракты и убийства — прим. «Медузы»)? Вот, а я с тринадцати лет с ним вместе был». Я не задаю вопросов, чтобы не усугубить и без того печальный опыт общения этого человека со СМИ, но он сам продолжает рассказ: «В декабре уехал в Киев, на Майдан. С [лидером «Правого сектора» Дмитрием] Ярошем серьезные дела делали. Три месяца назад только вернулся… Достать бы сейчас флаг «Правого сектора» и крикнуть: «Ну что, почтите, суки, память «Небесной сотни»! Да только менты сразу и у*бут, а мне сейчас общаться с ними незачем».

Участники «Русского марша»
Фото: Максим Шеметов / Reuters / Scanpix

Из-за событий на Украине все смешалось в головах российских националистов. Они и раньше-то не были единым движением, но «Евромайдан» расколол их окончательно — сильнее, чем любую другую политическую силу в России. Среди националистов есть те, кто фанатично поддерживают «Новороссию» и присоединение Крыма. Есть те, кто настолько сильно не любят Владимира Путина, что и его политику по отношению к Украине критикуют. Есть те, кто выступают за мир и прекращение необъявленной войны на Донбассе. А есть и те, кто успел повоевать против сепаратистов «Новороссии». Провести в таких условиях массовый и объединительный «Русский марш» было решительно невозможно. Если в 2013 году 4 ноября в Люблино собралось порядка 10 тысяч человек, то сегодня к полудню (то есть ко времени сбора участников) явилась лишь пара сотен. А когда через два часа колонны построились и шествие началось, в нем едва ли было больше трех тысяч человек. В ГУ МВД по Москве потом заявят о двух тысячах; националист Дмитрий Демушкин будет настаивать на десяти.

Один из западных телеканалов аккредитовал на «Русский марш» темнокожего корреспондента. Российские националисты приняли его как родного. «Лот оф полис — эз южуал», — жаловались они ему на неплохом английском во время коротких интервью. Подходили новые участники марша, начали выстраиваться колонны. Головная стояла строго под рекламным щитом, приглашавшим москвичей на праздничное шествие «Мы едины». «Приходи сам и приводи друзей», — гласил слоган мероприятия.

По замыслу организаторов «Русского марша», его участники должны были построиться даже не в колонны, а в подразделения древнеримской армии — когорты. При этом так, чтобы политические антагонисты не шли друг за другом, а были разделены. Первая когорта, например, планировалась как общенационалистическая — против «чекистского террора и политических репрессий»; во второй когорте должны были шествовать сторонники ДНР и ЛНР; в четвертой — сторонники Киевской Руси, что бы это ни значило. И так далее.

Реальность как обычно оказалась скучнее националистических текстов. Более или менее массовой получилась только первая колонна. В тех, что шли сзади, людей хватало лишь для того, чтобы нести трехметровые транспаранты. Одна из колонн шла под лозунгом «Русские против войны с Украиной», другая под лозунгом «Славяне, объединяйтесь» и с плохо зарифмованной кричалкой за Русь от Камчатки до Балкан.

Русский марш 2014. Люблино
Valery Larionov

«Требования «Русского марша» из года в год одни и те же, — рассказывал один из давних его организаторов Дмитрий Демушкин. — Мы требуем, чтобы русским был предан статус государствообразующей нации, мы против раздачи гражданства всем, кому попало, мы против экспансии китайцев на Дальнем Востоке и мы за отмену 282-й статьи УК РФ, наказывающей за экстремизм». 

Демушкин выглядел грустным. Людей вокруг было мало. Один из близких соратников Демушкина и участник всех «Русских маршей» Александр Белов находится в СИЗО по обвинению в многомиллионных хищениях. «Он в пятом спецблоке на Выборгской улице. Держится хорошо, адвокаты с ним работают», — рассказывал Демушкин. По его словам, столичные власти и правоохранительные органы в этом году просили не проводить «Русский марш» «из-за неспокойной ситуации». Когда же националисты начали настаивать на своем, переговорщики с той стороны якобы сказали: «Вы за это еще поплатитесь».

На радость фотокорреспондентам застенчиво позировали две девочки с имперскими флагами и в футболках с символикой «Русского марша» (одной лет 12, вторая — хорошо если в школу пошла). Подполковник ОМОНа воспитывал других юных участников марша, решивших скрыть свои лица: «В масочках сейчас нельзя, а ну, сняли, сняли быстро! Иначе будет правонарушеньице». Становилось довольно холодно, передняя колонна грелась, подпрыгивая и одновременно скандируя: «Кто не прыгает, тот чурка, хэй-хэй!»

Участники «Русского марша»
Фото: Илья Питалев / ТАСС / Scanpix

Тем временем в столице стартовали еще два шествия. По Тверской улице выдвинулись студенты и бюджетники под предводительством лидеров всех четырех парламентских фракций. «Мы едины!» — было написано на транспаранте, который несли передние ряды. Столичное ГУ МВД потом сообщит, что в этой акции участвовали 75 тысяч человек. Она завершилась концертом вперемешку с политическими заявлениями — лидеры фракций требовали, чтобы Россия признала «Новороссию» (имеются в виду территории, контролируемые сепаратистами Донецка и Луганска) самостоятельным государством. А в Щукино собрались те националисты, которые поддерживают «ополченцев» ДНР и ЛНР. Они скандировали «Вон Бандеру с русской земли» и «Москва — русская столица. Киев — русский город». 

В Люблино же, на улице Перерва, в первые ряды выбился пожилой мужчина с картонным плакатом. «Мы русские, какой восторг!» — плакат цитировал полководца Александра Суворова. «Русский порядок на русской земле!» — скандировали участники первой колонны. Толпа двинулась в сторону метро «Братиславская» проверенным маршрутом предыдущих «Русских маршей». По обе стороны дороги выстроились шеренги полицейских, выполнявших две задачи: не давать гражданам влиться в шествие и не позволять идущим смешиваться с мирными гражданами.

Националисты кричали много плохого про кавказцев, оскорбляли Аллаха и правоохранительные органы (у последних, видимо, выработался полный иммунитет на кричалки типа «Мусора — позор России»: ни один сотрудник полиции по ходу шествия даже не поморщился). Несколько участников шествия начали было скандировать придуманную на Украине кричалку, где Путин обзывается матерным словом, а в припеве звучит «ла-ла-ла-ла». Однако выступление это было настолько нелепым, что на зачинщиков с недоумением посмотрели их же соратники. Новых попыток не предпринималось. 

Зато над толпой грянула классика: «А ну-ка, давай-ка, у*бывай отсюда, Россия — для русских, Москва для москвичей!» Может быть, в 2006 году, во время первого «Русского марша» это еще и производило на кого-то впечатление. Сейчас же, в 2014-м, ощущение от происходящего было, к примеру, как от концерта группы Deep Purple: вроде бы и событие, а все равно заведомо знаешь, что на бис эти старики сыграют Smoke on the Water, потому что они так делают последние двадцать лет.

Участники «Русского марша»
Фото: Максим Шеметов / Reuters / Scanpix

Зажглось несколько файеров, их почти сразу побросали — стоило только правоохранителям унюхать резкий запах красного дыма. Метрах в двухстах впереди колонны дорога была перегорожена полицейской машиной. Двое сотрудников с овчарками дежурили возле нее. Рядом, на автобусной остановке стояли несколько человек — достаточно оптимистичных, чтобы ждать автобус на перекрытой для движения улице. «Это день народного единства у нас такой, да? — иронично спрашивала женщина с остановки полицейских. — Объединили людей так, что они идут как под конвоем, да еще и с собаками их ждете? Настоящий праздник!» Не настроенный на перепалку полицейский отвернулся.

Националисты дошли до метро и разошлись в разные стороны. Несмотря на просьбы, московские власти так и не согласовали им итоговый митинг. 

«Медуза» работает для вас Нам нужна ваша поддержка

Андрей Козенко

Москва

Реклама