истории

Что происходит с фондом «Город без наркотиков» И почему он избавился от Евгения Ройзмана. Репортаж Алексея Белянина

Meduza
Пациенты реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Сентябрь 2007-го
Пациенты реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Сентябрь 2007-го
Фото: Brendan Hoffman / Corbis / All Over Press

Фонд «Город без наркотиков» разорвал отношения со своим основателем и бывшим руководителем, нынешним мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом. Пост президента организации занял друг Ройзмана Андрей «Дюша» Кабанов. В последние месяцы он стал едва ли не главным местным критиком и оппонентом главы Екатеринбурга.

Мэр Екатеринбурга комментирует расставание с фондом нервно и немногословно. Тем временем новое руководство «Города без наркотиков» впервые за долгие годы по-дружески встречается с силовиками и даже ведет переговоры о сотрудничестве. По заданию «Медузы» в этих событиях разбирался екатеринбургский журналист Алексей Белянин.

* * *

К осени 2014 года деятельность «Города без наркотиков» была фактически парализована: у руководителя фонда Евгения Ройзмана, который стал главой Екатеринбурга в 2013 году, не хватало на организацию ни сил, ни времени.

Смена руководства в в фонде произошла 13 октября 2014 года — по сценарию, напоминавшему «бархатную революцию». В этот день состоялось внеочередное собрание учредителей «Города без наркотиков». Бывший партнер Ройзмана Андрей Кабанов утверждал, что Ройзмана пригласили на встречу, но к назначенному времени тот не явился. Спустя 40 минут после заседания (оно проходило за закрытыми дверями) к журналистам вышел соучредитель «Города без наркотиков» Юрий Крюченков и объявил, что новым президентом фонда стал Кабанов.

По словам Андрея Кабанова, других претендентов на пост не нашлось. При этом сам Ройзман более не мог возглавлять организацию — «чтобы к фонду не было никаких придирок», как говорил сам мэр. Учредители фонда якобы хотели предложить Ройзману вновь стать у руля организации, но с условием отставки с поста градоначальника. «Я предлагал ему бросить мэрство и вновь сосредоточиться на работе в фонде. Мы были готовы с соучредителями назначить его президентом, пригласили на совещание. Но он не брал трубку, хотя обо всем был в курсе. Он сам себя выгнал», — рассказывает «Медузе» Андрей Кабанов.

Новость о смене власти в фонде застала Евгения Ройзмана во время визита в одну из школ Екатеринбурга. Мэр вместе с депутатом гордумы Вячеславом Вегнером приехал встречаться с педагогами, чтобы проверить слухи о двукратном снижении зарплаты у учителей. «Не знаю, что там было. Меня никто не приглашал», — такой была первая реакция Ройзмана на новость о новом президенте «Города без наркотиков». «Никто никому не может запретить бороться с наркоманией!» — добавил Ройзман. А от других комментариев отказался.

Ройзман и «Город без наркотиков»

«Город без наркотиков» был основан в Екатеринбурге в марте 1998 года. Как вспоминали основатели фонда, в то время драгдилеры, не стесняясь, «вывешивали ценники на своих точках», а купить наркотики могли «даже восьмилетние дети». За последующие 15 лет «Город без наркотиков» под руководством Ройзмана провел несколько тысяч операций против наркоторговцев (некоторые из них — совместно с правоохранительными органами). Фонд работал по двум направлениям: сбор и анализ информации о торговцах наркотиками с последующими спецоперациями и безмедикаментозная реабилитация наркоманов.

Фонд стал одной из самых известных в стране организаций по борьбе с наркопреступностью, а Евгений Ройзман — одним из самых известных в стране общественных и политических деятелей. В 2003 году он избрался в Госдуму. В 2006-м вступил в «Справедливую Россию». Но в 2007-м, накануне очередных выборов, его кандидатуру вычеркнули из партийного списка. Тогда считалось, что по настоянию Кремля.

Евгений Ройзман
Евгений Ройзман
Фото: Донат Сорокин / ТАСС / Corbis / All over press

Ройзман сосредоточился на общественной деятельности, вновь вернулся к постоянной работе в «Городе без наркотиков». А в 2013-м возглавил список «Гражданской платформы» (партии бизнесмена Михаила Прохорова) на выборах в местную городскую думу и одновременно боролся за кресло мэра Екатеринбурга. Кандидаты от партии в итоге получили три мандата, а Ройзман стал градоначальником. При этом у него практически нет полномочий, а хозяйством Екатеринбурга занимается сити-менеджер Александр Якоб.

Работу фонда критиковали на протяжении всех лет его существования, особенно сотрудники правоохранительных органов. К тому же «Город без наркотиков» не вылезал из криминальной повестки: в отношении сотрудников фонда и близких к нему людей возбуждали уголовные дела за применение физического насилия к наркоманам и наркоторговцам.

Одним из самых громких процессов стал суд над ближайшим соратником Евгения Ройзмана — Евгением Малёнкиным. В 2012-м его обвинили в незаконном лишении свободы, совершенном группой лиц по сговору, а также в незаконном обороте наркотиков. Следственные органы утверждают, что Малёнкин хранил дома героин — наркотики он подбрасывал драгдилерам. После возбуждения уголовных дел Малёнкин несколько месяцев скрывался, а в ноябре 2013 года его задержали в сельском доме под Алапаевском. Дело Малёнкина передано в суд в июне 2014-го. 

В 2010 году дело главы нижнетагильского филиала фонда Егора Бычкова (о похищении и незаконном удержании наркоманов) привлекло внимание возглавлявшего тогда страну Дмитрия Медведева. Бычков получил три с половиной года строгого режима; реальный срок вскоре заменили на условный. В 2011-м к 19 годам лишения свободы приговорена студентка журфака МГУ и волонтер фонда «Город без наркотиков» Василиса Ковалева, которая действовала в составе так называемой «банды Молоткова», убила двух человек и жестко избила еще одного. Во время расследования уголовного дела интернет облетела фотография, на которой Ройзман и Ковалева стоят в обнимку.

В 2012-м общественность обсуждала Наталью Гриневскую, бывшую пациентку женского реабилитационного центра под Екатеринбургом. Она сбежала, после чего рассказала журналистам федеральных СМИ о пытках, которым подвергают наркоманов в «Городе без наркотиков»; по ее словам, фонд — это «концлагерь Ройзмана». Тот в ответ обвинил ее во лжи, назвав «нарколыгой, которая не имеет права слова».

Примерно в это же время скончалась 29-летняя пациентка фонда, жительница Нижнего Тагила Татьяна Казанцева. Врачи диагностировали у нее запущенную форму двусторонней пневмонии и гнойный менингит. По этому факту возбудили сразу три уголовных дела.

Кто такой «Дюша» Кабанов

Андрей Кабанов, он же «Дюша» — один из основателей фонда «Город без наркотиков». По некоторым данным, в 1990-е годы «Дюша» имел отношение к знаменитой ОПГ «Синие» (действовавшей в Свердловской области); сам Кабанов связь с «Синими» отрицает. 

При этом с проблемами наркоманов Андрей Кабанов в фонде знаком, пожалуй, лучше всех — он сидел на игле десять лет, но в итоге смог избавиться от зависимости. Теперь «Дюша» очень религиозен; вместе с друзьями построил два храма, за что получил от патриарха орден Даниила Московского и медаль Сергия Радонежского.

Андрей «Дюша» Кабанов
Андрей «Дюша» Кабанов
Фото: Владислав Лоншаков / Коммерсантъ

В 2003 году, когда Евгений Ройзман попал в Госдуму, Андрей Кабанов сменил его на посту президента «Города без наркотиков», но в 2005-м сложил с себя полномочия, поскольку сам стал депутатом — Екатеринбургской городской думы IV созыва.

В 2007 году Кабанов оставил работу в фонде, однако из состава учредителей не выходил. После окончания депутатских полномочий в 2009-м Кабанов практически исчез из публичного пространства. Сам он говорит, что вел «обычную жизнь» и посвятил себя Богу и семье. «Дюшу» не было видно и слышно вплоть до нынешней весны, когда после продолжительного молчания он впервые появился на людях — и выступил с критикой своего давнего друга и партнера Евгения Ройзмана.

Как поссорились Ройзман и Кабанов

Андрей Кабанов теперь называет своего давнего партнера Евгения Ройзмана предателем. Сторонники мэра Екатеринбурга отвечают Кабанову тем же — мол, выступил «против друга». Сам Евгений Ройзман на эту тему предпочитает молчать.

Отношения бывших друзей разладились осенью 2013 года, когда Ройзман стал мэром Екатеринбурга. После этого, утверждает Андрей Кабанов, его друг перестал интересоваться делами фонда. «Знаете, дошло даже до банальных вещей. Начиная с сентября 2013 года, ни разу не была оплачена аренда здания, которое мы занимаем. Сейчас на организации висит долг более трех с половиной миллионов. Большие долги и перед пацанами, которые проводили наши операции», — рассказал «Медузе» новый президент «Города без наркотиков».

В мае 2014 года, во время крупного митинга против властей Екатеринбурга Кабанов выступил с публичной критикой Ройзмана. Он напомнил присутствующим, что Ройзман во время предвыборной кампании обещал «противостоять системе», несмотря на отсутствие необходимых полномочий. Однако в итоге получилось так, что Ройзман сам стал частью системы, прекрасно ужился в ней и вполне комфортно себя чувствует, утверждал Кабанов.

Летом стало известно, что Кабанов возвращается к работе в «Городе без наркотиков». Сам «Дюша» объяснил свое возвращение тем, что фонд практически бездействует, реабилитационные центры работают кое-как, а оперативная работа по выявлению новых наркопритонов свелась практически к нулю. «Я уже давно заметил, что фонд движется в каком-то не том направлении. Он стал политическим брендом, хотя все эти годы был вне политики, — объясняет Кабанов. — Поэтому я сделал ряд шагов, чтобы привнести какие-то изменения в фонд. Я поговорил с Ройзманом, но он меня не услышал, на мои вопросы не ответил».

Одна из главных претензий, предъявляемых Ройзману его бывшим партнером, — использование фонда в качестве «инструмента для пиара». По мнению Кабанова, «ради самопиара» была развязана война с силовиками — Ройзман создал себе «образ мученика, гонимого властью». Для «самопиара» же Ройзман освещал деятельность фонда исключительно в своем блоге, перестав обновлять официальный сайт «Города без наркотиков» и присваивая, таким образом, себе всю славу. «Для удовлетворения своих политических амбиций он выжал из фонда все досуха, оставив нам только долги», — заявляет Андрей Кабанов.

Пациент реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Сентябрь 2007-го
Пациент реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Сентябрь 2007-го
Фото: Brendan Hoffman / Corbis / All Over Press

Кабанов рассказывает, что пришел в уныние, когда ознакомился с состоянием дел в фонде. «Было два варианта. Первый: выйти из состава учредителей, но тогда бы фонд остался под контролем Ройзмана. Меня такая ситуация не устраивала, потому что „Город без наркотиков“ — бренд города, а не бренд лично Ройзмана. Второй вариант — полностью закрыть фонд», — говорит Кабанов. Однако выяснилось, что единолично закрыть фонд «Дюша» не имеет права; и тогда Кабанов решил реорганизовать «Город без наркотиков». К тому же запрос на его работу в обществе есть до сих пор, подчеркивает новый президент фонда.

За день до проведения исторического собрания учредителей Евгений Ройзман опубликовал в своем блоге запись, которая давала понять: несмотря на мэрство, он продолжает активную борьбу с наркоторговцами. Однако уже следующим вечером (то есть после официального исключения из фонда) Ройзман повесил на фейсбуке прощальный пост: «Я отдал фонду 15 лет своей жизни. Я сделал все, что мог. И если кто-либо сумеет работать лучше и эффективнее, я буду доволен. Всем парням, которые работали со мной — жму руку. Каждому, кто помогал — низкий поклон. На меня также можете рассчитывать. Согласитесь, это была красивая и сильная история. И, конечно, я всегда надеялся, что когда-нибудь фонд сможет работать без меня».

Это были последние комментарии Ройзмана на тему «Города без наркотиков». Некоторые очевидцы, встречавшиеся с Ройзманом в тот день, рассказывали, что мэр находился в некотором замешательстве. Сам Ройзман до сих пор избегает этой темы; корреспонденту «Медузы» глава Екатеринбурга заявил, что не имеет никакого отношения к руководству фондом и сказать ему на этот счет больше нечего.

Почему фонд лишился Ройзмана

По словам екатеринбургского политолога Алексея Швайгерта, «чем меньше Ройзман говорит о проблеме [ухода из фонда], тем быстрее ему удастся замять тему». «В политическом жаргоне есть такой термин — тефлоновый политик: человек, к которому не пристает никакая критика. Именно таким персонажем и является Ройзман. Когда разлад среди бывших соратников носит такой, внутрисемейный характер, ненужное внимание здесь ни к чему. Ройзману нужно оставить эту тему, тогда и его сторонники и потенциальные избиратели поскорее ее забудут», — считает он.

Журналисты недружественного по отношению к мэру Екатеринбурга издания «Ура.ру» считают, что конфликт Ройзмана и Кабанова в действительности срежиссирован. Его цель — избавить главу Екатеринбурга от негатива, связанного с непрекращающимися уголовными делами в отношении сотрудников фонда. Есть и противоположная версия: политолог Швайгерт думает, что история с исключением Ройзмана из фонда может быть попыткой областных властей нанести политический удар по мэру и дискредитировать его в глазах общественности. Таким образом, конфликт действительно мог быть срежиссирован, но не Ройзманом, а его оппонентами из «белого» и «желтого» домов, то есть из правительства Свердловской области и администрации губернатора. «Не думаю, что ситуация сильно повлияет на политические позиции Ройзмана, тем более что он умело противостоит любым конфликтам. Но если все время бить в одно место, рано или поздно даже такого тяжеловеса можно отправить в нокаут», — рассуждает Швайгерт.

Пациенты реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Сентябрь 2007-го
Пациенты реабилитационного центра фонда «Город без наркотиков». Сентябрь 2007-го
Фото: Brendan Hoffman / Corbis / All Over Press

Директор местного коммуникационного агентства Magic, inc., политтехнолог Платон Маматов полагает: бывшие соратники недовольны Ройзманом из-за того, что он, став мэром, не повел их за собой во власть. «Ройзман прошел в гордуму на плечах людей из фонда, после чего благополучно их кинул. Депутатские мандаты, которые должны были уйти „фондовцам“, он продал людям типа [депутата Екатерибургской городской думы] Олега Кинева, попавшегося вскоре после этого на убийстве с расчлененкой. Отсюда и растет конфликт Ройзмана и Кабанова», — считает он.

Наконец, источник «Медузы», близкий к бывшим членам преступной группировки «Синие», предлагает самую радикальную интерпретацию происходящего. По его мнению, «Кабанов и Ройзман попросту делят влияние на рынке поставок и сбыта наркотиков Свердловской области, а также долю с прибыли, которую фонд зарабатывает, выколачивая деньги с пойманных наркодельцов». Стоит отметить, что о связях «Города без наркотиков» с преступниками оппоненты фонда говорят с 1990-х годов; однако правоохранительные органы на этот счет доказательствами не располагают. 

«Фонд создавался для того, чтобы под легальным прикрытием выбить с рынка кавказцев и цыган, которые заполнили город плохой и дешевой наркотой. Чтобы самим управлять этим рынком. Подмяв его под себя, они расслабились. Жека [Ройзман] во власть рванул и за счет фонда стал пиарить себя. Но там ведь до сих пор огромные деньги вертятся. Причем нигде не учтенные. Это же золотое дно. Только бери лопату и греби. Кто-то просто захотел больше», — рассуждает собеседник «Медузы».

* * *

На следующий день после заседания учредителей фонда Ройзман удалил из шапки своего блога упоминание «Города без наркотиков». Андрей Кабанов, в свою очередь, заявил, что фонд продолжит свою работу — организацию ждет «серьезное переформатирование»: прежде всего, «Город без наркотиков» попытается прекратить воевать с правоохранительными органами.

Корреспондент «Медузы» стал свидетелем в некотором смысле исторического события. Прямо перед интервью с Кабановым в офис «Города без наркотиков» приехали заместитель начальника регионального управления МВД Олег Грехов, начальник отдела по борьбе с организованной преступностью Константин Строганов и руководитель областного отдела по борьбе незаконным оборотом наркотиков Евгений Рагозин. Впервые за много лет они сели за стол переговоров с представителями фонда.

Во время совещания силовики признали «полезность фонда» и «необходимость его работы». В фонд, по их мнению, стекается информация о точках продажи наркотиков и каналах их поставок в Свердловскую область. Сотрудники областной полиции заявили о готовности сотрудничать с обновленным «Городом без наркотиков». Правда, о конкретных спецоперациях речи пока не идет — стороны только присматриваются друг к другу.

Кроме того, как пишет «Ура.ру», в «Городе без наркотиков» намечена «чистка» «оперативников», в ходе которой планируют избавиться от «нарушителей закона». Предстоит разобраться и с реабилитационными центрами — в них сейчас содержатся всего 30 человек. Как заявляет Андрей Кабанов, они «абсолютно бесконтрольны» — управляются самими наркоманами, которые устанавливают тюремные правила.

Несмотря на обширные планы обновленного «Города без наркотиков», скептики утверждают, что без Евгения Ройзмана фонд вряд ли протянет долго. Алексей Швайгерт считает, что без Ройзмана фонд никому не интересен. «Ройзман — это, так или иначе, лицо фонда, с которым его прочно ассоциируют. Не будет Ройзмана — деятельность „Города без наркотиков“ сойдет на нет», — подчеркивает он.

«Фонд без Ройзмана, конечно, работать может, в этом я уверен. Там все понимают, как работать, и если кто-то думает, что фонд держался на одном Ройзмане — это не так, — возражает бывший помощник Ройзмана в „Городе без наркотиков“ Вениамин Помазкин. — Сможет ли Ройзман без фонда — вопрос другой. Кабанов правильно говорит: на выборах люди голосовали не за Ройзмана, а за фонд, и Евгений Вадимович грамотно этим воспользовался». Помазкин напоминает про предвыборные обещания Ройзмана в духе «я иду в мэры, чтоб спасти фонд и [бывшего соратника] Малёнкина». Но Малёнкин все еще сидит, а уголовные дела против фонда продолжаются.

«Еще некоторое время люди будут ассоциировать Ройзмана с фондом. Но в последнее время сторонников у Евгения Вадимовича становится меньше — кто-то устал от постоянных войн во имя не пойми чего, кто-то просто разочаровался в нем, по разным причинам», — считает Помазкин.

В беседе с «Медузой» Андрей Кабанов признался, что не намерен долго оставаться у руля «Города без наркотиков» и уже сейчас задумывается над поиском «преемника». «Если честно, мне вот это все на фиг не надо. Я отошел от дел в фонде еще в 2007 году, но сейчас не мог не вмешаться. Но я живу другой жизнью, поэтому, как только мы решим все дела, я буду подыскивать нового руководителя», — заявил он.

Евгения Ройзмана считают политиком с губернаторскими амбициями. Тем не менее, в последнее время он стремительно теряет позиции, находясь на невыгодной должности мэра без полномочий. Согласно последнему исследованию рейтингов глав региональных центров, проведенному ЦИК «Рейтинг», Ройзман занимает в списке успешных мэров лишь 62-е место — за один месяц он потерял в списке сразу 11 позиций. Для того чтобы вернуть политическое влияние в регионе, Ройзману понадобится резонансный проект уровня «Города без наркотиков».

Так что, возможно, нынешний развод — не навсегда. 

Алексей Белянин

Екатеринбург