истории

Расскажи мне про Австралию Как живут беженцы в лагерях на островах Науру и Манус: фотогалерея Влада Сохина

Meduza
09:48, 4 июля 2015

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Австралийские центры для нелегальных иммигрантов в стране-острове Науру часто сравнивают с американской тюрьмой Гуантанамо. По программе Pacific Solution, начатой правительством Австралии в 2001 году, все, кто приплывал в Австралию на лодках без визы и просил убежища в стране, переправлялись в такие центры в Науру и на остров Манус в Папуа — Новой Гвинее, где решался вопрос о предоставлении статуса. В июле 2013-го тогдашний премьер-министр Австралии Кевин Радд объявил, что больше ни один «лодочник» из числа нелегально прибывающих в Австралию статуса беженца не получит. В январе 2014 года Науру и Манус ужесточили правила въезда для правозащитников и журналистов, а с начала июля 2015 года Австралия запретила работникам лагерей рассказывать о том, что там происходит, под страхом тюремного заключения. «Медуза» публикует фотоисторию Влада Сохина, которому удалось побывать на островах уже после ужесточения правил въезда. 

Остров Науру
Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

«Ни при каких условиях вы никогда не попадете в Австралию», — сообщают беженцам баннеры австралийского отдела иммиграции, установленные в аэропортах Пакистана, Индонезии, Малайзии и других стран Азии. Беженцев, которые, рискуя жизнью, все же решаются совершить опасное путешествие к берегам континента, продолжают отправлять в тюрьмы Тихоокеанских островов. Примерно в течение года их дела рассматриваются и, если человек получает статус беженца, — ему предлагают навечно остаться в Папуа — Новой Гвинее или Науру. Правительства этих стран получают от Австралии большие дотации на поддержку проекта.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

В районе Локейшен на острове Науру раньше жили многочисленные работники, задействованные в добыче фосфатов. Когда в начале 2000-х запасы фосфатов иссякли, Науру потеряло источник основного дохода. Это отчасти и повлияло на решение правительства разрешить открыть здесь центр-тюрьму для беженцев. Сегодня Науру остается одной из самых бедных стран Океании.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Фетемех, беженка из Ирана, ждет автобуса на одном из пляжей Науру. Тех людей, которые получили статус беженцев, австралийцы переселяют в лагеря, расположенные за территорией тюрьмы. От заключенных их отличает относительная свобода передвижения, но периодически на беженцев нападают местные жители. В Науру, где уровень безработицы достаточно высок, большинство местного населения не поддерживает решение правительства пустить на остров чужаков.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Женщина-беженец из Сомали показывает свою идентификационную карту, которую ей дали в австралийском центре содержания нелегальных иммигрантов. «Когда мне дали статус беженца и сказали, что я навсегда останусь в Науру, эту карточку у меня забрали и порезали. Я успела вытащить из мусорного бака часть, чтобы у меня осталось доказательство того, что меня держали в тюрьме почти год».

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Так выглядит центр для нелегальных иммигрантов на острове Науру. Беженцы живут в ужасных палатках под палящим экваториальным солнцем по 20 человек в каждой, на 400 человек работают всего 8 туалетов, беженцы вынуждены стоять часами на прием к врачу на сорокоградусной жаре, многие так и не получают нужных лекарств. Бывшие доктора и работники НКО Save the Children сообщали о многочисленных нарушениях прав человека, в том числе и сексуального характера по отношению к женщинам и детям. В 2014-м году правительство Науру практически закрыло доступ на остров для представителей международных организаций и прессы, подняв сбор за журналистскую визу до 8000 австралийских долларов (больше 6000 долларов США).

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

В лагере для беженцев в районе Анибаре, Науру, живут холостяки и семейные пары без детей. В контейнерах два на четыре метра помещается лишь двухъярусная кровать, туалет и мини-холодильник. По замыслу австралийского правительства, беженцы проведут в таких лагерях всю жизнь.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

28-летняя Сабах показывает фотографии трех детей, с которыми она была насильно разлучена во время побега от террористической группировки Аль-Шабаб из Сомали. Сабах не знает, удастся ли ей когда-нибудь увидеть своих детей снова.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Муджтаба Хусейн из пакистанской деревни на границе с Афганистаном. После того как он бежал от талибов, преследующих шиитов, был доставлен на Науру, и 10 месяцев провел в лагере в тюремных условиях. Муджтаба один из немногих беженцев, кто смог получить на острове работу. Он разгружает корабельные контейнеры за зарплату 4 австралийских доллара в час (3 американских доллара). При достаточно высоких ценах на продовольствие, которое доставляют в Науру самолетами и кораблями из Австралии, его зарплаты хватает лишь на минимум самых необходимых продуктов.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Абди, беженка из Сомали, показывает свою фотографию из своего «дела», которое на нее завели в центре для иммигрантов. Раньше беженцам предоставляли возможность пообщаться со своими родственниками через фейсбук, чтобы обменяться новостями и фотографиями. В мае 2015 года правительство Науру заблокировало доступ к фейсбуку для всей страны, якобы для борьбы с порнографией. Журналисты и правозащитники считают, что это было сделано для того, чтобы информация о содержании беженцев на острове не просачивалась в прессу.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Фотографии беженцев из Ирана, которые зашили себе рты в знак протеста. Фотографии были переданы фотографу Владу Сохину людьми, которые уже получили статус беженцев в Науру.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Один из охранников центра для иммигрантов на острове Манус в Папуа — Новой Гвинее. Австралийское правительство совместно с правительством Папуа — Новой Гвинее запрещают доступ к центру практически всем журналистам.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Люди на одной из улиц Лоренгау, столицы Мануса. После того, как на Манусе открылся лагерь для беженцев, Лоренгау стал притягивать к себе мигрантов со всей провинции, надеющихся получить работу в городе.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Травмированный беженец в аэропорту острова Манус, после лечения в госпитале Порт-Морсби, столицы Папуа — Новой Гвинеи. По различным свидетельствам, охранники центра неоднократно избивали беженцев и угрожали убить. В феврале 2014 года во время протеста беженцев против условий содержания в центре, охранники убили 23-летнего Резу Барати. Два человека были арестованы за это преступление, но суд над ними пока не закончился.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Беженцы внутри лагеря «Ломбрум» на острове Манус. Правозащитные организации обвиняют работников центра в нарушении условий содержания беженцев и прав человека.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Полицейские из мобильного отряда Папуа — Новой Гвинеи стоят рядом со своим автомобилем, на капоте которого установлена фигура человека-паука с флагом Папуа — Новой Гвинеи. Нахождение мобильного отряда на территории Мануса спонсируется правительством Австралии. За время своего присутствия на Манусе, полицейские убили двух местных жителей. 21-летний Раймонд Сипаун был избит до смерти на местном рынке при свидетелях в июле 2013 года. 17-летний Кисавен Покас был убит в июне 2014 года по дороге из школы полицейским, предположительно пьяным.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

В Папуа — Новой Гвинее зафиксированы случаи, когда полиция стреляет подозреваемым в ноги, чтобы они не убежали. В декабре 2011 года Экип Паде (29 лет) отдыхал со своими друзьями у себя дома в Порт-Морсби, когда вдруг к ним ворвались полицейские и начали стрелять всем мужчинам в ноги. Их обвинили в убийстве полицейского, арестовали и отправили в тюремную камеру, где держали в течение двух недель без оказания медицинской помощи. Позже они были освобождены без каких-либо объяснений. Экип отправился в местную больницу, где ему ампутировали левую ногу.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

От полицейского произвола в Папуа — Новой Гвинее страдают и дети. Их арестовывают за мелкие провинности и сажают в тюремные камеры вместе со взрослыми. Джуниор (слева, 14 лет) и Ману (справа, 10 лет) были арестованы по подозрению в продаже краденных телефонов и курении марихуаны. Чтобы выбить из детей информацию, полицейские пытали их несколько недель. Голова Джуниора была изрезана ножами, Ману сломали челюсть. Они были лишены права посещения родителями и доступа к адвокатам. Позже детей выпустили по запросу одного из международных НКО.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

28-летний Ноел Монду, задержанный в полицейском участке города Кундиава, Папуа — Новая Гвинея, показывает ногу, которую местный полицейский пытался отрезать мачете, чтобы наказать Ноела за прогулки по городу в пьяном виде. Затем Ноел был оставлен на неизвестное время в тюремной камере, где сокамерники оказали ему медицинскую помощь.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

В свежеотстроенный лагерь на острове Манус помещают людей после предоставления им статуса беженцев. Им были обещаны возможности трудоустройства, но по факту им запрещено покидать остров, и встретиться с потенциальными работодателями они просто не могут. Также был установлен режим пребывания беженцев в новом «свободном» лагере — беженцы должны были возвращаться с прогулок по городу не позднее шести часов вечера. Когда 28-летний иранец Мохсен Сахрави опоздал на «отбой», работники лагеря избили его и заставили бежать перед их машиной через весь город назад в лагерь. По сообщениям прессы участники «инцидента» были наказаны, а режим отбоя был вскоре отменен.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Дети гуляют по улице города Лоренгау на острове Манус. Несмотря на то, что Манус не является закрытой зоной Папуа — Новой Гвинеи и для его посещения не нужно особого разрешения, работники австралийских иммиграционных служб и частных охранных предприятий следят за представителями медиа, после того как они прибывают на остров. Так, автору этого репортажа после посещения острова Манус было отказано во въезде в Папуа — Новую Гвинею, где он до сих пор находится в списке персон нон-грата.

Фото: Влад Сохин / Panos Pictures

Две молодые девушки-беженки смотрят в сторону океана у входа в один из лагерей в Науру. Для многих Австралия до сих пор остается страной мечты. Беженцы в Науру и Манусе надеются, что австралийское правительство однажды изменит свое решение и разрешит им поселиться в стране, где они смогут чувствовать себя в безопасности.