Перейти к материалам
Склад зерна в Николаевской области. 9 июня 2022 года
разбор

Мир всерьез боится голода из-за того, что в заминированных портах Украины застряли миллионы тонн зерна. Насколько реальна эта угроза? Кое-какие обнадеживающие новости у нас есть

Источник: Meduza
Склад зерна в Николаевской области. 9 июня 2022 года
Склад зерна в Николаевской области. 9 июня 2022 года
Edgar Su / Reuters / Scanpix / LETA

Война в Украине угрожает миру продовольственным кризисом: в последние месяцы об этом регулярно говорят политики, встревожены и эксперты ООН. По оценке Киева, на территории страны застряло не менее 20 миллионов тонн зерна. Отсутствие украинских поставок может вызвать голод в отдельных регионах и резкий скачок цен на еду по всей планете. Турция от имени ООН предложила новый план вывоза зерна из Украины. Предыдущий вариант не принял Киев, поскольку тот предусматривал разминирование подходов к украинским портам: власти страны считают, что это откроет путь российскому флоту к высадке в районе Одессы. В новом варианте опасение учтено: Турция обещает, что караваны судов с зерном будут проведены в обход мест минных постановок. Такой сценарий ослабляет позиции официальной Москвы, которая ранее в ответ на все предложения утверждала, что не имеет отношения к зерновому кризису, а настоящая его причина — украинские мины. Теперь Россия все же декларирует обещание не препятствовать экспорту. Однако решение проблемы вывоза маловероятно, пока в акватории Черного моря продолжается война.

Сколько зерна экспортировала Украина? Это много?

Украина — важный игрок международного сельскохозяйственного экспорта. На долю страны в последние годы приходится около 10% мирового объема поставок зерна. В 2021-м из Украины было вывезено 43,4 миллиона тонн сельскохозяйственных культур. В основном это кукуруза, пшеница и ячмень. Около 90% всего объема экспортировалось по морю. По оценке президента Украинской зерновой ассоциации Николая Горбачева, в этом году поставки можно было нарастить до 70 миллионов тонн — притом что весь мировой экспорт, по прогнозу ООН, в 2022-м ожидался на уровне 462,2 миллиона тонн.

До войны от поставок из России и Украины особенно сильно зависели многие государства Азии и Африки: в их импорте доля зерновых из воюющих стран составляла не менее 30 процентов, а иногда превышала и 50 процентов. Самые зависимые импортеры по этому показателю — Эритрея, Армения, Монголия, Азербайджан, Грузия, Сомали, Белоруссия и Турция. Теперь всем этим странам придется перестраивать логистические цепочки и искать зерно на глобальном рынке, где цены резко выросли еще в пандемию, а позже снова подскочили из-за войны.

Мировой экспорт всех зерновых из-за боевых действий может упасть на 5–10 процентов. Но не по всем культурам падение будет одинаковым. Украина обеспечивает около 10% всего мирового экспорта пшеницы и занимает на рынке шестое место в мире по этому параметру. По ячменю и кукурузе доли украинского экспорта выше, а место — третье в мире. По поставкам подсолнечного масла Украина практически монополист: страна поставляет больше половины всех торгуемых объемов, а ее совместная с Россией доля превышает 70% рынка.

По сравнению с первыми довоенными месяцами года, экспорт зерна из Украины упал примерно втрое. И это если брать в расчет все зерновые. Экспорт пшеницы вообще почти остановился.

Кто вообще виноват в том, что из Украины нельзя вывезти по морю зерно?

Ответ однозначный — Россия, которая начала агрессивную войну против Украины (в том числе на море). Если бы она не случилась, предназначенное для экспорта зерно прошлого урожая было бы вывезено из страны. Теперь для сторон важны детали того, как сложился нынешний кризис и как он может быть преодолен:

  • Украина немедленно после начала войны и объявления в стране военного положения официально закрыла все свои порты на Черном и Азовском морях. Этот статус не менялся до сих пор: заход на рейды и выход с них для торговых судов запрещен. Формально украинский запрет действует и для портов Мариуполя и Бердянска, захваченных Россией весной. Открытие портов, по мнению Киева, возможно после остановки боевых действий и вывода российских войск.
  • Украинский флот в первые дни войны совершил минные постановки в районе Одессы и других черноморских портов и районов на юго-западном побережье Черного моря. Мины, по замыслу украинского командования, должны помешать российскому флоту совершить десантную операцию на побережье Черного моря. Неизвестно, была ли такая операция запланирована российским командованием в реальности, однако после минных постановок российский флот не предпринимал попыток подойти к украинскому берегу на Черном море. Точное число поставленных мин неизвестно.
  • Российский флот в феврале захватил остров Змеиный к юго-западу от Одессы и установил там радары, что дало возможность контролировать обстановку на большей части украинского черноморского побережья. В начале марта российскими наземными войсками был атакован один из крупнейших украинских (в том числе зерновых) портов — Николаев. Бои велись в том числе на территории города, примыкающего к порту. Атака была отбита украинскими резервами.
  • Одновременно несколько торговых судов в районе Одессы были атакованы ракетами. Кто их выпустил, неизвестно.
  • 13 апреля флагман Черноморского флота «Москва» был атакован украинскими ракетами (по версии российских военных — просто загорелся); по официальным данным, 14 апреля он затонул.
  • Все эти вполне реальные боевые действия в районе Одессы и Николаева привели к тому, что Международная морская организация (IMO) объявила третий (высший) уровень опасности в портах и прилегающих водах Украины; порты считаются закрытыми для мореплавания.
  • Одновременно страховщики ввели запретительные тарифы для судов, желающих посетить украинские территориальные воды (и шире — район боевых действий). Между тем без страховки нормальное коммерческое мореплавание невозможно.
Российское военное судно в порту Мариуполя. 12 июня 2022 года
Sergei Ilnitsky / EPA / Scanpix / LETA

Как конфликт пытаются разрешить? В чем состоит план Турции?

Турция в мае вызвалась претворить в жизнь разработанный тогда план ООН по вывозу украинского зерна. Детали плана неизвестны: чиновники ООН говорят, что их разглашение может привести к срыву «хрупких переговоров». Известно лишь, что:

  • Украина выступает против разминирования портов, так как оно может вновь подтолкнуть российское командование к десантной операции в районе Одессы. Позиция Киева проста: блокада и военные действия на море должны быть остановлены, после чего будет возобновлена торговля.
  • Турция в новом варианте плана от середины июня (который снова не был оглашен публично) обещала Киеву, что сумеет провести караваны судов в обход мест минных постановок. 
  • Россия официально не оглашает свои условия и утверждает, что готова предоставить коридоры для выхода судов с зерном. Москва вообще отрицает факт торговой блокады. Проверить, существует ли такая блокада в реальности, до сих пор не представлялось возможным — для этого судовладельцам, желающим убедиться в отсутствии у России планов агрессии, пришлось бы пойти на риск стать объектом атаки; к тому же никто не отменял запрет заходить в украинские порты со стороны Киева и международных организаций.
  • Однако турецкие чиновники говорят, что в реальности Россия не вполне согласна с планом вывоза. По их словам, Москва обеспокоена тем, что суда при заходе в украинские порты будут разгружать поставляемое Западом оружие.
  • Турция обещала (совместно с Россией) досматривать все суда, идущие в Украину за зерном. Вероятно, этого Москве не достаточно: 17 июня Владимир Путин впервые вслух высказал опасение, что зерновозы повезут в Одессу оружие.

Даже если Турции удастся решить проблему взаимного недоверия сторон, останется проблема страхования судов: страховщики не поверят, что операции в территориальных водах Украины могут быть безопасными в условиях войны.

А можно вывезти зерно из Украины как-то еще?

Все зерно — точно невозможно. Если везти его по железной дороге в страны ЕС, на границе товар придется перегружать в новые вагоны из-за разницы в ширине колеи в Украине и странах Запада. Перегрузке и дальнейшей транспортировке миллионов тонн зерна мешает и отсутствие достаточного числа элеваторов в Польше. США обещают построить там временные элеваторы, но вряд ли это радикально решит проблему: по подсчетам Bloomberg, вывезти удастся в лучшем случае два миллиона тонн из более чем 20 миллионов, застрявших в Украине.

В чем глобальная опасность нынешнего кризиса?

Главная проблем в том, что сейчас зерно предыдущего урожая лежит в элеваторах, которые невозможно освободить для нового урожая. При этом часть элеваторных и мукомольных мощностей в стране уже разрушена или утеряна из-за боевых действий. Несколько десятков миллионов тонн зерна нового урожая (который начнут собирать в ближайшие недели) будет просто негде хранить. Так за год мир может лишиться почти 10% зерна.

Может ли Россия компенсировать место Украины на рынке?

Теоретически да: по майским прогнозам отраслевых экспертов, экспорт зерна из России в этом году вырастет. В стране ожидается рекордный урожай, а 30 июня истекает срок действия квот, по которым ограничен экспорт зерна. Однако страны Запада опасаются, что Москва не только не нарастит экспорт, но и намеренно сократит его. На это намекал заместитель председателя Совета безопасности Дмитрий Медведев. Россия открыто требует снять с нее часть санкций — и только тогда согласится «спасти мир» от голода. Запад отказывается и называет это требование «продовольственным шантажом», а всю ситуацию с блокировкой зерна — «военным преступлением». Кроме того, украинские власти обвиняют Россию в краже зерна с оккупированных территорий и попытках его экспорта через Крым (Россия обвинения отрицает).

Разрушенный зерновой терминал «Ника-Тера» в Николаеве. 12 июня 2022 года
Edgar Su / Reuters / Scanpix / LETA

Чем коллапс в украинском экспорте грозит миру?

Глобальный продовольственный кризис разразился еще до войны. Его причины глубже и разнообразнее, чем блокада морских портов Украины. Профильная комиссия при ООН справедливо называет его даже не продовольственным, а кризисом стоимости жизни (cost-of-living crisis). Такой термин отражает его главную особенность: производство продуктов в расчете на одного человека не падает (как естественно было бы подумать), а медленно, но стабильно растет, при этом доступность продуктов резко снижается, прежде всего для беднейших стран и слоев населения.

Понять такое странное поведение продовольственного рынка можно через его связь с энергетическим рынком и промышленностью. Грубо говоря, после изобретения процесса Хабера — Боша, в ходе которого «бесплатный» азот из воздуха при помощи природного газа превращается в азотные удобрения, сельское хозяйство оказалось продолжением промышленности и попало в тесную зависимость от энергоносителей.

Азотные удобрения — это главный фактор, влияющий на урожай (конечно, помимо погоды). При этом стоимость удобрений определяется прежде всего стоимостью газа, и если газ вдруг очень нужен для чего-то другого (например, для производства электричества) либо если его поставки по политическим причинам сокращаются, это влияет на стоимость и удобрений, и в конечном счете на общую стоимость продовольствия. Эксперты ООН так описывают начальную фазу нынешнего кризиса:

Цены на природный газ начали стремительно расти в начале 2021 года, когда страны вновь открыли экономики после ослабления ограничений, вызванных COVID-19. Когда спрос резко вырос, а поставщики газа не смогли нарастить производство, цены на газ резко выросли во втором полугодии 2021-го и продолжали оставаться на повышенном уровне в первые месяцы 2022 года. Вторжение России (крупнейшего поставщика газа и удобрений в мире) в Украину в феврале оказало дополнительное давление на цены, и котировки удобрений стали зеркальным отражением тенденции роста цен на газ.

Таким образом, нынешний кризис стал продолжением пандемического, который был усилен неэкономическими причинами, такими как нарушение экспорта газа, удобрений (например, попаданием под санкции крупнейшего экспортера калия «Беларуськалий») и, наконец, блокадой портов Украины.

Финский балкер с украинским зерном прибывает в испанский морской порт Ла-Корунья. 13 июня 2022 года
Miguel Riopa / AFP / Scanpix / LETA

Так что, грядет голод?

Так говорить некорректно. Голод на планете существовал всегда. В последние годы его сильно подстегнула пандемия, которая обратила вспять многолетний тренд на снижение голодающих. Разные международные организации немного по-разному считают долю голодающих, но если ориентироваться на данные ООН, то в мире их число в 2020 году составляло около 760 миллионов человек.

Глобальных данных за последний год у организации пока нет (новый доклад ожидается 6 июля), но Всемирная продовольственная программа ООН (WFP) недавно опубликовала оценки по отдельным, самым проблемным странам. В сценарии затяжного конфликта, который рассматривается WFP и пока реализуется в Украине, прогнозируется увеличение числа голодающих на 17% — с 276 до 323 миллионов человек в 81 стране.

Плохая новость заключается в том, что при желании Россия имеет все возможности для того, чтобы устроить продовольственный кризис, по сравнению с которым даже такое резкое увеличение голодающих в беднейших странах покажется несерьезным. Россия — мировой лидер не только в экспорте зерна, но и в удобрениях и природном газе, и в случае политического решения страна способна перекрыть все три ключевых линии экспорта, что приведет к беспрецедентному продовольственному кризису.

Надеяться при таком сценарии остается на то, что даже самый тяжелый продовольственный кризис — это кризис перераспределения, а не производства. Количество производимых сельским хозяйством калорий в разы превосходит потребности человечества, но значительная их доля используется для непищевой промышленности (например, биотоплива), и почти половина — для кормления скота. В случае затяжного кризиса именно эти области сельского хозяйства должны будут «подвинуться», чтобы обеспечить пищей голодающих людей.

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Отдел «Разбор»