Перейти к материалам
истории

«Вы на могилах стоите. Че вы делаете?» 9 мая в Берлине ждали столкновений из-за войны в Украине. Но город все же отпраздновал День Победы. Вот как это было

Источник: Meduza

После апрельских автопробегов с флагами России и многотысячных митингов в поддержку Украины в Берлине ожидали, что 9 мая может закончиться столкновениями между пророссийскими и проукраинскими активистами. Тем более что берлинская полиция не стала запрещать ни «Бессмертный полк», ни народные гуляния в Трептов-парке — хотя и пресекала демонстрацию традиционной для Дня Победы символики. Редактор «Медузы» Дмитрий Вачедин и фотограф Евгений Фельдман целый день провели на улицах Берлина — и рассказывают, как столица Германии отметила День Победы на фоне войны в Украине.

Шестого мая берлинская полиция опубликовала особые — и довольно радикальные — правила проведения массовых акций, связанных с Днем Победы. На два дня, 8 и 9 мая, в 15 «горячих точках» Берлина — прежде всего на советских мемориалах, которые обычно и являются главной ареной празднования, — было запрещено демонстрировать любую символику, связанную с украино-российским конфликтом, в том числе российские и украинские флаги, а также флаги СССР. Кроме того, полиция запретила непременные атрибуты празднования 9 Мая в Берлине в последние годы — георгиевские ленточки, пилотки. И даже исполнение и прослушивание военных песен.

При этом дискуссия о пересмотре отношения к советским мемориалам на фоне войны только начинается и немцы пока не готовы к столь радикальным шагам, как полный запрет на торжественные мероприятия возле них, хотя и предполагали, что они могут стать площадкой для тех, кто поддерживает войну в Украине. Не случайно немецкие политики в этом году демонстративно проигнорировали 9 мая, приняв участие только в торжествах 8 мая. Так было не всегда: еще пару лет назад в День Победы вместе с российским послом венок к подножию «Воина-освободителя» в Трептов-парке возлагал и мэр Берлина.

Организации украинских беженцев и проукраинские активисты, вполне способные собрать в Берлине многотысячный митинг, эти торжества проигнорировали (и тем самым избежали столкновений). Единственная масштабная акция украинской диаспоры состоялась утром 8 мая у монумента в парке Тиргартен (там тоже стоит советский воин, но меньше, чем в Трептов-парке, и в окружении двух танков Т-34), в двух шагах от Бранденбургских ворот, — в тот момент, когда там находился посол Украины в Германии Андрей Мельник.

После требований полиции активистам пришлось свернуть и убрать огромный — в несколько десятков метров — украинский флаг. В это же время на проукраинском митинге, организованном берлинским движением в поддержку российской оппозиции Demokrati-ja напротив этого монумента, полиция заставляла переодеваться активистов, пришедших в одежде желто-голубой расцветки.

В итоге 9 мая весь город был отдан пророссийским активистам и людям, которые, участвуя в гуляниях по случаю Дня Победы, пытались сохранять нейтралитет (по наблюдению корреспондента «Медузы», такие тоже были).

Что происходило в Берлине месяц назад

«Все с ужасом думают о том, что будет 9 мая» Как украинцы бежали от российских бомб в Германию, но и там встретили «русский мир». Репортаж «Медузы» из Берлина

Что происходило в Берлине месяц назад

«Все с ужасом думают о том, что будет 9 мая» Как украинцы бежали от российских бомб в Германию, но и там встретили «русский мир». Репортаж «Медузы» из Берлина

Началось все с торжественной церемонии на мемориале в Трептов-парке. Многочисленная, в несколько сотен человек, делегация российского посольства с послом Сергеем Нечаевым во главе неторопливо прошлась через весь мемориал с георгиевскими ленточками на лацканах пиджаков (дипломатам это было разрешено), не встречая никаких протестов.

У статуи солдата Нечаев дал несколько интервью на русском и немецком, транслируя официальную точку зрения о «денацификации» Украины, и возложил венок в компании белорусского посла, православных священников и нескольких десятков дипломатов.

Посол России в Германии Сергей Нечаев с православными священниками в Трептов-парке

Пока посол стоял у мемориала, немецкая полиция разрешила демонстрацию флагов — в этот момент несколько сотен человек вытащили флаги России и СССР и пилотки со звездами, а бывшие десантники расстегнули рубашки, обнажив тоже запрещенные в этот день тельняшки.

«А сказали не надевать тельняшки», «Ты чего, это грех такой», — обменивались они репликами. Позже полиция в твиттере объяснила эти поблажки тем, что флаги показывали «гости официальной делегации». Так и не встретившись с проукраинскими активистами, российский посол спокойно покинул Трептов-парк.

В 11 часов утра в другой части Берлина, у Бранденбургских ворот, собрались 600–700 участников акции «Бессмертный полк», которые, не торопясь и не встречая никакого сопротивления, дошли до мемориала в Тиргартене. Шествие задерживали разве что волонтеры, которые по требованию полиции заклеивали скотчем георгиевские ленточки на портретах воевавших предков.

Полиция иногда вмешивалась в шествие и просила прикрыть запрещенную символику. У писателя Саади Исакова потребовали снять золотую медаль «130 лет Анне Ахматовой», приняв ее за знак военного отличия. Исаков сперва безуспешно пытался объяснить полицейским, кто такая Ахматова, но потом все-таки подчинился — после чего к нему сразу же заинтересованно подбежал корреспондент российского Первого канала.

«Спасибо дедам за победу, а матерям за крепкий тыл!» — скандировали демонстранты, иногда сокращая лозунг до звучащего более двусмысленно «За победу!»

И в разговорах друг с другом, и в беседах с журналистами участники «Бессмертного полка» избегали любых упоминаний об идущей прямо сейчас войне, так что это начало даже казаться странным. «У нас с 2015 года ничего не меняется», — отрезала «Медузе» организатор берлинского «Бессмертного полка» Яна Заугарова, отказавшись отвечать на другие вопросы.

«Никто не будет разговаривать с „либерастскими“ СМИ», — уточнила другая участница акции. «С ними просто не надо разговаривать, они все равно все перевернут», — добавил третий. Но другие демонстранты охотно рассказывали о воевавших предках и продолжающейся по сей день «борьбе с фашизмом».

Непосредственно у мемориала в «Бессмертный полк» проникли несколько украинских активистов — вспыхнули драки, но были быстро пресечены полицией, оперативно задерживавшей участников. «Украинские провокаторы пытаются показать, какие мы агрессивные. А мы не агрессивные, мы очень мирные!» — эмоционально кричала пожилая женщина, ставшая свидетельницей одной из драк (женщины старше 50 лет составляли большую часть «Бессмертного полка»).

«Медуза» заблокирована в России. Мы были к этому готовы — и продолжаем работать. Несмотря ни на что

Нам нужна ваша помощь как никогда. Прямо сейчас. Дальше всем нам будет еще труднее. Мы независимое издание и работаем только в интересах читателей.

В 2022-м акция собрала раза в три меньше участников, чем в предыдущие годы: тогда их количество доходило до трех тысяч человек.

В это же время на митинге российской оппозиции полиция, чтобы избежать конфликтов, заставляла участников акции снимать с забора невинного содержания антивоенные плакаты. Да и расположение этой акции — опять-таки по требованию полиции — было крайне неудачным, фактически в кустах.

Тем не менее 8 и 9 мая там побывали чуть ли не все находящиеся в Берлине оппозиционно настроенные россияне, от Людмилы Улицкой до экс-журналистки Первого канала и ныне колумнистки Die Welt Марины Овсянниковой. Столкновения этого митинга с «Бессмертным полком» не произошло — стороны находились территориально слишком далеко друг от друга. Кроме того, полиция замучила российских оппозиционеров бесконечными придирками.

Тем временем в Трептов-парке продолжались народные гуляния, также собравшие в 2022-м меньше людей, чем в былые годы (по оценке корреспондента «Медузы», за день мемориал посетило от пяти до 10 тысяч человек).

Постепенно в течение дня сложился особый ритуал праздника: поднявшись по лестнице к «Воину-освободителю», активисты доставали запрещенный российский флаг и показывали его ликующей толпе, которая начинала немедленно скандировать: «Россия!» Пока неторопливые немецкие полицейские поднимались по ступеням, чтобы пресечь правонарушение, флаги прятали и в большинстве случаев нарушителям удавалось безнаказанно уйти.

Кошки-мышки с полицией происходили раз в 10 минут и изредка чередовались с чуть более серьезными инцидентами.

Один раз подвыпившие участники торжеств (распитию водки и коньяка на скамейках вдоль аллеи никто не препятствовал) пытались отбить у полиции задержанную женщину с флагом ДНР.

В другой раз сами напали на хрупкую украинскую активистку по имени Анастасия в больших красных наушниках, которая вытащила на лестнице голубо-желтый флаг. «Убирай фашистский флаг! — кричали ей. — Смерть нацистам!»

Полиция сопроводила активистку за пределы мемориала и минут двадцать оформляла правонарушение (пообещав не накладывать штраф), после чего отпустила ее, запретив посещать мемориал до конца торжеств.

После того как Анастасию отпустила полиция, она рассказала «Медузе», что приехала из Черкасс и находится в Берлине только два дня. По ее словам, она пришла к мемориалу, увидела «много радикально настроенных пророссийских людей», «удивилась, что никто не пришел с украинским флагом» и развернула его на лестнице.

«Меня шлюхой называли, один мужчина толкнул меня плечом. „Шлюха“, „фашистка“. Я почувствовала злость, очень сильную злость. Мне было противно смотреть на этих людей. Почему я шлюха, если я достала флаг своей страны? Я всю жизнь буду искать ответ на этот вопрос», — рассказала она.

Другая девушка, Катерина Шувалова — в белом платье и с синей лентой на поясе, — встала у подножия мемориала с плакатом: «Поддержка нападения России на Украину = предательство памяти ветеранов» и тоже получила немало оскорблений в свой адрес. «Убери флаг (Катерина Шувалова была одета в цвета флага антивоенного движения, — прим. „Медузы“)! Наши деды не за то воевали!», «Мои родители с Украины, моя свекровь на Рейхстаге расписалась, а я здесь стою!» — кричали ей.

Полиция задержала Шувалову, спасая ее от толпы, но после пятиминутных размышлений над переводом текста плаката сделала вывод, что девушка ничего не нарушает, и посоветовала ей ради ее же безопасности самостоятельно покинуть мемориал.

«Для меня было важно показать, что не все русские поддерживают эту войну. Путин отобрал у меня этот праздник, сделал из него шоу, прыгание и веселье, но это не всегда было так. Да, это была победа, но победа через горе. И то, что происходило с этим праздником в последние годы, для меня личное оскорбление», — сказала Шувалова «Медузе».

После этих двух инцидентов толпу в Трептов-парке уже никто не тревожил. Совместными усилиями немецкой полиции и самих демонстрантов праздник удалось провести «как всегда» — с распитием алкоголя на скамейках, пением «Дня Победы», «Смуглянки-молдаванки» и «Мы за ценой не постоим». Немецкие полицейские даже не пытались делать замечания за эти песни: видимо, не поняли, что они военные. Не мешали они и танцам.

И все же казалось, что пришедшие в Трептов-парк люди очень старались делать вид, что все идет как обычно, но это не получалось. Тревожность, страх и ненависть прорывались, когда демонстранты видели украинские или антивоенные плакаты. Война, о которой не говорили, присутствовала рядом. Настоящего веселья — с шашлыком и дикими плясками под музыку из блютус-колонок, — которое к вечеру устанавливалось на территории мемориала раньше, в этом году не было. Как и палаток с выпивкой и закусками.

«Вы на могилах стоите, че вы делаете?» — то и дело кричала женщина группам выпивающих мужчин на газонах вдоль аллеи. Раньше это никому не мешало. На мемориале в Трептов-парке захоронено около семи тысяч советских солдат, погибших в битве за Берлин.

А так прошел День Победы в оккупированных украинских городах

«Это праздник на костях. Вызывает ненависть» Россия отметила День Победы в оккупированных украинских городах. «Медуза» узнала у местных жителей, как это было

А так прошел День Победы в оккупированных украинских городах

«Это праздник на костях. Вызывает ненависть» Россия отметила День Победы в оккупированных украинских городах. «Медуза» узнала у местных жителей, как это было

«Медуза». Работаем 24/7. И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка

Текст: Дмитрий Вачедин

Фотографии Евгений Фельдман / «Медуза»