Перейти к материалам
истории

«Vita Nostra. Работа над ошибками» — продолжение фантастического романа Марины и Сергея Дяченко, вышедшего 14 лет назад Героиня повзрослела и увидела свою «школу волшебства» совсем другой

Источник: Meduza

Литературный критик Галина Юзефович рассказывает о романе «Vita Nostra. Работа над ошибками» украинских фантастов Марины и Сергея Дяченко. Это продолжение первой части «Vita Nostra», вышедшей 14 лет назад и ставшей культовой в своем жанре. Рассказываем, как продолжилась история Сашки, попавшей в Институт Специальных технологий и столкнувшейся в очередной раз со всеми его жестокими испытаниями.

Марина и Сергей Дяченко. Vita Nostra. Работа над ошибками. М.: Эксмо, 2021

В 2007 году роман украинских прозаиков Марины и Сергея Дяченко «Vita nostra» вслед за «Ночным дозором» Сергея Лукьяненко пробил стену, отделявшую так называемую «фантастику» от так называемой «большой литературы»: его внезапно заметили, прочли и полюбили даже те, кто привычно игнорировал массовые жанры. Однако если «Дозорам» для этого понадобилась экранизация со звездами и спецэффектами, то «Vita nostra» Дяченко достигла столь же впечатляющего результата с нулевым бюджетом — исключительно за счет вшитых в сам текст сложных платоновских аллюзий, мастерской игры с читательскими ожиданиями (вы правда подумали, что читаете очередную книгу о «школе волшебства»? ну-ну!) и дерзкого балансирования на стыке самой высокой интеллектуальной абстракции и плотной, узнаваемой и осязаемой бытовухи.

История девочки Сашки, после школы вместо филфака МГУ против воли попадающей в Институт Специальных технологий, поначалу казалась нуарной версией «Гарри Поттера». Перепуганных, неустроенных подростков (Дяченко блестяще реконструировали нищий и веселый общажный быт) в Институте учили странным вещам, их преподаватели не были в полном смысле слова людьми, а единственной мотивацией учиться лучше был страх: платой за проваленный зачет или пропущенное без уважительной причины занятие служила смерть или увечье близких.

Поначалу читатель оставался в плену утешительного повествовательного паттерна (все эти мучения наверняка понарошку и уж точно с какой-то благой целью, так же всегда бывает, я знаю, я читал много таких книг!), но понемногу вся бесчеловечность — в самом прямом смысле слова — происходящего выступала на передний план. Герои «Vita nostra» учились для того, чтобы, понемногу расчеловечившись, стать частями Великой Речи (кто-то местоимением, кто-то союзом, а самые везучие — именем или даже глаголом), глобального и абсолютно равнодушного к вопросам людского бытия алгоритма, управляющего вселенной и задающего его законы.

В конце первого романа мы оставляли героиню на пороге великого преобразования — она обнаруживала, что природа ее куда более могущественна, чем думали ее наставники. Обладающая редкой властью коренным образом преобразовывать Великую Речь, Сашка собиралась реализовать данное ей право, «прозвучав» как слово на экзамене и сделав тем самым мир более справедливым, гуманным и развернутым к нуждам отдельной личности. 

Легкая недосказанность в финале оставляла надежду и теоретическую возможность продолжения — неслучайно именно «Vita nostra» стала основой для рекордного количества фанфиков, так или иначе эксплуатирующих лежащую в основе романа идею. И вот спустя почти пятнадцать лет Марина и Сергей Дяченко решили сами вернуться в Институт Специальных технологий и проследить судьбу Сашки и ее однокурсников после великого экзамена, знаменующего переход героев из разряда людей в разряд лексем. 

Вопреки ожиданиям, начало «Vita nostra. Работа над ошибками» переносит нас не в дивный новый мир, зародившийся благодаря Сашкиным супер-способностям, но фактически в начало пространной сюжетной петли. Сашку срезали на великом экзамене, преподаватели не дали ей «прозвучать» в полную силу, и теперь для того, чтобы получить второй шанс, она должна вернуться в Институт и проделать мучительную «работу над ошибками». А чтобы давить на нее было проще, Сашке посылают новое испытание в виде зеленоглазого пилота Ярослава — живого воплощения всех ее эротических и романтических грез. Стоит работе над ошибками пойти не так, как желают преподаватели, и самолет Ярослава попадет в грозу, не справится с турбулентностью, станет объектом террористической атаки. Но Сашка уже знает свою силу — она будет противиться шантажу и верит, что сумеет и спасти любимого, и несмотря ни на что выполнить свое предназначение.

При всех своих магических, фантастических и философских атрибутах «Vita nostra» была в первую очередь книгой о зыбкой юности, об ужасном и неизбежном взрослении, о попытках примириться с надвигающимся миром определенности — и о заведомо обреченном бунте против него. «Работа над ошибками», в значительной степени повторяющая сюжетную коллизию первой части (по сути дела, Сашка просто заходит в романе на второй круг с немного измененными стартовыми параметрами), тем не менее, обращается к существенно более зрелым проблемам.

На сей раз героине предстоит понять, чем чреват ее безоглядный революционный порыв, и сделать выбор куда более трезво и осознанно — с позиции уже не бунтующего подростка, но ответственного взрослого. Вымечтанная Сашкой справедливость («счастье даром, счастье для всех, и пусть никто не уйдет обиженным») имеет своей оборотной стороной тотальную предопределенность и отсутствие свободы воли, поэтому решаясь следовать зову сердца, Сашка должна принять и последствия своего решения. Если же сместить фокус на любовную линию, то отношения с Ярославом — заложником Сашкиных поступков и в то же время гарантом ее профессионального, если так можно выразиться, успеха — куда в большей степени основываются на доверии и взаимной поддержке, чем на самолюбии и страсти.

Иными словами, в продолжении «Vita nostra» Марина и Сергей Дяченко проделывают любопытный трюк: они рассказывают ту же, в сущности, историю, но только с позиции не юного существа, замершего на пороге инициации, но взрослого человека. Наверняка это решение многим поклонникам книги покажется спорным — в конце концов, первую часть мы любили главным образом за то самое, гениально пойманное и отлитое в янтаре щемящее чувство уходящей юности. Этой эмоции в «Работе над ошибками» нет и быть не может — юность героини заканчивается в тот момент, когда в финале «Vita nostra» она вступает в экзаменационный зал.

Был ли в таком случае смысл возвращаться в мир романа, раз самое прекрасное в нем по совместительству оказывается и самым неповторимым? Сложно сказать, но очевидно, что если возвращаться, то только и исключительно так. И с учетом этого обстоятельства Дяченко справились со своей задачей более, чем достойно.  

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Галина Юзефович

Реклама