Перейти к материалам
Ибрагим Раиси на избирательном участке. 18 июня 2021 года
истории

Новый президент Ирана — религиозный консерватор под санкциями США. Его обвиняют в казнях тысяч противников режима в 1988 году

Источник: Meduza
Ибрагим Раиси на избирательном участке. 18 июня 2021 года
Ибрагим Раиси на избирательном участке. 18 июня 2021 года
Ebrahim Noroozi / AP / Scanpix / LETA

Победу на президентских выборах в Иране, которые прошли в пятницу, 18 июня, одержал глава судебной власти этой страны Ибрагим Раиси. За него проголосовали чуть больше 60% иранцев, пришедших на избирательные участки. Явка в 48% — самая низкая в истории Исламской республики, образовавшейся после революции 1979 года. Раиси считается ставленником консервативной части иранской элиты, и, несмотря на его неоспоримую победу, эксперты за пределами Ирана считают, что пассивность избирателей свидетельствует о глубоком кризисе доверия к правящему режиму.

В 1988 году Раиси был участником «смертоносной комиссии». Она приговорила к казни около 3 тысяч противников режима

Ибрагим Раиси родился в 1960 году в городе Мешхед — втором по численности после Тегерана. Его отец был исламским богословом, ту же сферу деятельности выбрал для себя Раиси. После революции 1979 года, когда богословы оказались тесно вовлечены в выработку новой правовой системы, Раиси сделал стремительную юридическую карьеру. В возрасте 21 года он был прокурором сразу двух крупных городов, находящихся примерно в 300 километрах друг от друга, причем обучением Раиси и его коллег занимался сам лидер исламской революции аятолла Хомейни. Когда Раиси было 25 лет, он занял пост заместителя прокурора Тегерана.

Возможно, главное событие в жизни Раиси до избрания президентом случилось три года спустя, когда он, как считается, оказался среди четырех судей, которые заседали в так называемой «смертоносной комиссии». Они выполняли распоряжение Хомейни по убийству нескольких тысяч противников режима, большинство из которых представляли леворадикальную «Организацию моджахедов иранского народа». Точное число жертв массовых казней неизвестно, но организация Amnesty International называет цифру в 2,8–3,8 тысячи человек, хотя некоторые оценки превышают эту в несколько раз. Среди повешенных было множество женщин.

Об участии Раиси в «смертоносной комиссии», которая выносила формальный приговор, известно, в частности, из записи разговора тогдашнего заместителя Хомейни Хосейна-Али Монтазери. Пленка была опубликована в 2016 году, незадолго до предыдущих президентских выборов, и на ней Монтазери называет массовые убийства «самым страшным преступлением в истории Исламской республики». Слышно, как Раиси просит Монтазери предоставить ему право на убийство еще 200 человек, а тот резко отказывается (с чем Раиси немедленно соглашается).

Вскоре после этого разговора Монтазери лишился статуса преемника Хомейни, а Раиси продолжил делать карьеру в иранских правоохранительных органах. Он не комментирует свое участие в «смертоносной комиссии», но утверждает, что казни были совершены во исполнение воли Хомейни. Официальная позиция иранских властей состоит в том, что убитые были «террористами» и «лицемерами».

В 2019 году США наложили на Раиси персональные санкции за нарушения прав человека.

Раиси проиграл президентские выборы 2017 года, а потом стал главой судебной власти. И провел ряд либеральных реформ

На посту президента Раиси, имеющий репутацию крайнего консерватора, приверженного репрессивным методам, сменит Хасана Рухани, которому проиграл выборы 2017 года. Рухани, правивший с 2013 года, напротив, считался либералом, и с его избранием в иранском обществе связывали надежду на выход страны из международной изоляции и ослабление экономических санкций. И действительно, в 2015 году Ирану удалось заключить «ядерную сделку», однако второй срок Рухани пришелся на время правления Дональда Трампа, который сразу же обозначил жесткую антииранскую позицию.

Но самое главное, что власть президента в Иране серьезно ограничена — и не парламентом, как в некоторых западных странах, а духовенством и лично верховным руководителем страны, который и является главой государства. После смерти Хомейни в 1989 году на этот пост был пожизненно избран (специальной коллегией из наиболее авторитетных богословов) аятолла Али Хаменеи, который занимает его по сей день. Раиси считается его доверенным лицом. Вскоре после поражения на президентских выборах в 2017 году Хаменеи назначил Раиси на пост главы судебной власти Ирана, в сферу ответственности которого входит организация работы судов.

В этой должности Раиси сумел провести ряд реформ, благодаря которым суды стали выносить более мягкие приговоры за целый ряд преступлений — от выдачи фиктивных чеков до хранения наркотиков. Снизилось и число приговоренных к смерти (хотя по-прежнему остается вторым в мире после Китая). Обе свои предвыборные кампании Раиси строит на антикоррупционных лозунгах. Именно коррупция, наряду с санкциями США, считается главной проблемой иранского общества.

При этом избрание Раиси было предопределено жестким отсевом его оппонентов, предпринятым Советом стражей конституции, который имеет право по своему усмотрению отстранять кандидатов от участия в голосовании. В итоге никто из мало-мальски популярных политиков либерального по иранским меркам толка не попал в бюллетень. За несколько месяцев до выборов аятолла Хаменеи даже заявил по этому поводу протест, но считается, что это был, скорее, ритуальный ход.

Возможно, в будущем Раиси станет верховным лидером Ирана. Но сейчас ему нужно наладить отношения с США

Теперь Раиси предстоит доказать, что представители консервативной бюрократии справляются с управлением страной лучше, чем прогрессисты. Сделать это будет непросто в условиях большой апатии общества, которая выразилась в провальной явке на выборы, несмотря на прямые призывы Хаменеи. Многие эксперты полагают, что начало новых протестов в Иране — лишь вопрос времени.

Важнейшей задачей нового руководства страны станет налаживание контактов с администрацией Джо Байдена. Теоретически речь может идти о возвращении ко временам «ядерной сделки», которую разорвал Дональд Трамп. Но для этого придется пройти большой путь. С одной стороны, по мнению The New York Times, руки Раиси развязаны куда больше, чем у его предшественника: в отличие от Рухани, нового президента точно не заподозрят в попытке отказаться от принципов исламской революции. А как считают в журнале Foreign Policy, на самом деле он куда более прагматичен, чем кажется, когда изучаешь его биографию. С другой стороны, как пишет тот же Foreign Policy, именно эта биография может работать против него: сторонники жесткой линии против Ирана на Западе и в Израиле наверняка будут саботировать попытки договориться с человеком, которого считают ответственным за массовые убийства. К тому же иранским консерваторам традиционно не хватает опыта и тонкости в ведении внешнеполитическим дел.

Между тем, ходили слухи, что пост президента — не высшая ступень карьеры Раиси, и в будущем он может сменить в качестве верховного руководителя Ирана Хаменеи. Тому 82 года, и не так давно он просил молиться о своем здоровье. Избрание президентом не должно этому помешать: сам Хаменеи тоже занимал этот пост в 1980-е годы, перед тем как стать верховным руководителем. В 2019 году Хаменеи ввел Раиси в Совет экспертов, которые избирают верховного руководителя. Занимая одновременно пост президента, он может оказать решающее влияние на выборы.

Как устроена политическая система Ирана

В Иране теократия и диктатура? Как там с интернетом? И что за «стражи революции»? Стыдные вопросы про исламскую республику

Как устроена политическая система Ирана

В Иране теократия и диктатура? Как там с интернетом? И что за «стражи революции»? Стыдные вопросы про исламскую республику

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Дмитрий Карцев

Реклама