Перейти к материалам
истории

«Кролик Питер — 2» — умная и превосходно сделанная комедия о преодолении соблазнов Герои-животные в ней легко переигрывают людей

Источник: Meduza
Sony Pictures

В прокат выходит фильм «Кролик Питер — 2» — продолжение киносказки режиссера Уилла Глака, основанной на книгах британской писательницы Беатрис Поттер. В сиквеле Питер и другие герои — Беатрис, Томас и кролики — живут обычной семейной жизнью за городом, но мятежному герою это совсем не по душе. Кинокритик «Медузы» Антон Долин рассказывает о том, почему стоит посмотреть этот фильм.

Недавний казус с победой «Паддингтона-2» над «Гражданином Кейном» в общем кинокритическом зачете на сайте — агрегаторе рецензий Rotten Tomatoes заставляет присмотреться к «Кролику Питеру — 2» внимательнее. Не так уж они безобидны, эти экранизации английских сказок о пушистых говорящих животных, которых кинематограф одушевляет с растущей на глазах техничностью. Да, ясно, что по гамбургскому счету экранизация детских книжек Беатрис Поттер не шедевр на все времена, а режиссер американец Уилл Глак — никак не Орсон Уэллс. Но как минимум зрительская лояльность и ему, и его герою, несомненно, обеспечена. И даже снобы-критики вынуждены будут признать, что второй «Кролик Питер» превосходно сделан. 

Как помнят самые внимательные зрители первой части, противостояние самоуверенного хулигана Питера и незадачливого землевладельца Томаса (обидно, что в этом фильме актер Донал Глисон лишен привычной рыжей шевелюры) закончилось перемирием — и союзом гневливого недотепы с милейшей Беатрис (Роуз Бирн), усыновившей и кроликов, и остальную живность. Разумеется, счастье оказалось шатким — особенно под давлением обстоятельств, навалившихся на героев в сиквеле.

Беатрис (воображаемая и рационально осовремененная версия той самой Поттер) стала автором серии бестселлеров, Томас после свадьбы заделался ее издателем. А успех — худшее из испытаний для молодой семьи. Мефистофелевское обаяние издателя из большого города, носящего заведомо подозрительное имя Найджел Бэзил-Джонс (Дэвид Ойелоуо), до добра не доведет. Да, будут и огромные тиражи, и даже обещание — о боже! — голливудской экранизации (похоже, создатели фильма не побоялись разумной доли самоиронии), но лишь ценой потери чего-то самого важного. 

Например, души компании — кролика Питера. Взбешенный необходимостью быть пай-мальчиком, но при этом выдерживать постоянный прессинг и сражаться с прилипшим амплуа нарушителя спокойствия, заглавный герой решает махнуть на приличия лапой. Его личный искуситель — пожилой кролик с глубоким голосом и слегка зловещим именем (которое не настораживает Питера) Барнабас. Он вместе со своей бандой преуспел в грабежах, найдя оправдание для преступлений в извечной несправедливости мироустройства. Питеру эта одновременно диккенсовская и отцовская фигура идеально подходит. Пока его брат и сестры мечтают оказаться на афише американского блокбастера, герой в кратчайшие сроки обучается криминальной профессии. И только потом задумывается над тем, что натворил. 

SonyPicturesRU

Простенькая мораль «Кролика Питера — 2» не нуждается в дополнительных комментариях. Как любая приличная сказка, и особенно английская, он учит ответственности, семейственности и той форме личной свободы, которая не посягает на свободы окружающих. По счастью, воспитательные задачи не единственные, которые решают в этом обаятельном и неглупом фильме.

Глак, уже показавший свои блестящие способности к адаптации классики в «Отличнице легкого поведения» (остроумной модификации «Алой буквы» Готорна), временами деликатно, а временами чрезвычайно нагло работает с первоисточником. Счищая со сказок Поттер глазурь чрезмерной умильности, он всем фильмом ставит вопрос о причине их долгожительства и выводит формулу успеха Питера не хуже, чем когда-то Федор Хитрук препарировал милновского «Винни Пуха».

Этот кролик — воплощенный праздник непослушания, в его шалостях сквозит освежающий ветер неполиткорректности. В отличие от добродушного увальня Паддингтона, Питер не желает, чтобы все жили «долго и счастливо», нарушая гармонию раз за разом — а заодно напоминая о страсти англичан не только к уюту, но и к абсурду. Это и делает картины Глака такими живыми и привлекательными, при всем их немудрящем устройстве. К тому же за кратковременным бунтом животных против людей читается и экологическая осознанность авторов, признающих экзистенциальную вину человека перед природой.

Напоследок надо признать, что сказочных животных сегодня в кино действительно научились делать превосходно — так, что они легко переигрывают любого человека. Остается жалеть, что у заносчивой свиньи в лиловом пиджаке, ударившегося в вегетарианство лиса и очаровательно тупого оленя так мало собственных сцен — и надеяться на спин-офф о любом из них.  

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Антон Долин

Реклама