Перейти к материалам

Кто придумал 300 лет назад учить стенографисток по почте и зачем сегодня открывать школы в TikTok? Перед вами кратчайшая история учебы на удаленке

Пандемия заставила по-новому взглянуть на цифровизацию образования. Сегодня EdTech переживает подъем, а интерес к дистанционному обучению растет. Но на расстоянии учили и учились задолго до изобретения интернета. Вместе с образовательной платформой «Нетология» и ее экспертами разбираемся в прошлом и будущем дистанционного образования.

Учеба на удаленке началась еще в XVIII веке! В ход шли письма, а затем радио и телевидение

В 1728 году американский профессор Калеб Филлипс дал в бостонскую газету объявление о курсах стенографии по почте. А более века спустя, в 1858 году, Лондонский университет позволил сдавать экзамены по почте для получения ученой степени. В 1910-м собственный курс в заочной школе Томаса Дж. Фостера запустил изобретатель Томас Эдисон, который назвал обучение на расстоянии одним из главных изобретений столетия.

Прогресс сделал дистанционное образование более массовым. В 1920-х Пенсильванский университет открыл радиостанцию — лекции в прямом эфире слушали даже студенты из Калифорнии. Телевизионные университеты обрели популярность в Китае: с 1960-го по 1968-й из них выпустились более 8 тысяч человек, а более 50 тысяч окончили одногодичные курсы. В Великобритании тоже создали «эфирный», он же Открытый, университет, который объединил все методы: переписку, радио и телевидение. Этот опыт вдохновил другие страны на университеты с собственными дистанционными программами. 

Создание образовательного курса в телестудии Пенсильванского университета. 1950-е годы
Mike Dawson / College of Home Economics / Penn State University Archives

С приходом интернета высшее образование тоже стало дистанционным 

Университет Феникса в 1989 году первым открыл онлайн-бакалавриат и магистратуру. С 1995 по 1998 год число образовательных учреждений с дистанционным обучением увеличилось с 33% до 44%. Выросло количество программ дополнительного образования: от 25 730 до 52 270 курсов, от 870 до 1 520 программ. К 2003 году из 41% школьников на дистанционном обучении 20% использовали телевидение или радио, 19% — интернет, 15% — почту.

В 2008-м стали появляться открытые онлайн-курсы (massive open online courses — MOOC). По содержанию MOOC — это учебные комплексы с видеолекциями, конспектами, заданиями и итоговыми экзаменами. К 2012 году MOOC запустили в том числе элитные вузы — Стэнфорд, Гарвард, Массачусетский технологический институт и др. Сегодня на подобные программы записываются миллионы.

И в России учат удаленно. Причем с каждым годом желающих все больше

В 1859-м в России создали Институт заочного обучения. Формат учебы «без отрыва от производства» был востребован и в СССР, где заочную форму высшего образования ввели в 1938 году. Готовить таким образом пробовали даже врачей, но эксперимент провалился из-за плохой организации. В современной России началом онлайн-образования считают 1997 год, когда вышел приказ «О проведении эксперимента в области дистанционного образования», который разрешил внедрить онлайн-обучение нескольким государственным и негосударственным вузам.

Сейчас объем отечественного рынка дистанционного образования ежегодно увеличивается на 20%, в год пандемии — на все 60%. По прогнозам экспертов, рост продолжится. Современные вузы внедряют новые формы организации образовательного процесса: разрабатывают бакалаврские, магистерские программы совместно с онлайн-платформами, объединяя академическую экспертизу с технологиями и практико-ориентированным подходом. «Такое партнерство делает образование доступнее и удобнее. Например, занятия в магистратуре строятся по принципу перевернутого класса: лекции студенты смотрят в удобное время в записи, а разбор заданий и общение с преподавателями проходит на вебинаре. Подобные программы уже есть в НИТУ „МИСиС“, МФТИ, а с 2021 года „Нетология“ запускает две онлайн-магистратуры совместно с РАНХиГС и ВШЭ. Это новая форма очно-дистанционного обучения», — рассказывает Диана Шапиро, старший методолог учебно-методического отдела образовательной платформы «Нетология». Учебные программы выходят за рамки школ и университетов. Рынок предлагает десятки направлений. Самыми массовыми в сегменте российского дополнительного образования для взрослых стали: обучение на производстве (17%); творчество, прикладные декоративные навыки, хобби (13%); спорт, здоровье (9%); духовные практики и личностный рост (7%). 

Но у российского онлайн-образования есть и проблемы: при многообразии программ контроль качества не полный. «Аудитория не всегда понимает, какой онлайн-курс выбрать, как должна быть проработана программа и какую пользу человек получает после обучения. Из-за громких обещаний мгновенного трудоустройства и высокого дохода некоторых платформ люди забывают, что главная цель — чему-то научиться, а для этого нужно приложить усилия. Нельзя просто заплатить деньги и сразу получить хорошую работу, как часто обещает реклама», — подчеркивает Ирина Семенок, директор по маркетингу образовательной платформы «Нетология». Еще одна трудность — кадровый голод. Сфера EdTech в большей степени — про «tech», поэтому компаниям требуются специалисты, которые будут создавать новые подходы к обучению и продукту на основе потребностей современной аудитории.  

Syda Productions / Shutterstock

Сегодня онлайн-курсы превращаются в конструкторы: учись сколько и как хочешь

Онлайн-обучение все дальше уходит от традиционных форм организации занятий вроде лекций или семинаров. «Нельзя покрыть потребность любой аудитории одним курсом: кто-то учится быстрее, кто-то больше знает по теме, или ему интересен только один блок программы. Всем нужно разное», — делится наблюдениями Ирина Семенок.

Возможность собирать курс как конструктор для каждого студента открыли системы управления обучением (learning management system — LMS). Это платформы, администрирующие учебный процесс. LMS позволяет оперативно загружать информацию вне зависимости от времени и местоположения, взаимодействовать с преподавателем и совмещать синхронные и асинхронные образовательные практики.

«В „Нетологии“ первая LMS появилась в 2012 году. Изначально система просто обслуживала контент, который состоял из вебинаров, заданий и тестов. Но запросы студентов менялись, увеличивалось количество направлений. Мы сделали LMS такой, чтобы в ней можно было собирать кастомные сценарии обучения, решающие конкретные образовательные задачи. Сегодня LMS — это живая развивающаяся система», — рассказывает Яна Наумова, директор по продукту образовательной платформы «Нетология».

Современные LMS позволяют выстраивать индивидуальные учебные траектории, собирать обратную связь, внедрять новые образовательные инструменты и форматы, а также анализировать их в контексте конкретной задачи обучающегося. Именно LMS делают современный образовательный продукт гибким и адаптивным, считает Яна Наумова.

За последние 10 лет человечество стало потреблять больше контента в сети и больше учиться, а компаниям теперь сложнее доносить информацию до аудитории. Сфера онлайн-образования реагирует на эти тенденции: например, сейчас на образовательной платформе «Нетология» более 30 курсов по направлению Data Science. На них специалистов учат принимать решения на основе данных. Еще один тренд — гибкие навыки, от тайм-менеджмента до публичных выступлений, которые также востребованы у работодателей. И в 2020 году у «Нетологии» появилось направление гибких навыков. Наконец, трансформируется бизнес — топ-менеджерам постоянно нужны новые умения, — и «Нетология» развивает направление MBA для студентов по всему миру. 

Лекции теперь проходят в Minecraft, а одноклассники стали виртуальными

В прошлом году в «Сколково» построили виртуальный класс Glassroom, который вмещает до 80 изображений участников. Они получают обратную связь от преподавателя в реальном времени. Внутри класса установлены профессиональные освещение и акустическая система. Glassroom позволяет показывать фото и видео, выполненные задания студентов — все как в настоящем классе. 

Игровые платформы тоже превращают в учебную среду. Например, преподаватель Донского государственного технического университета провел лекцию-стрим в Minecraft. Студенты и лектор видели аватары друг друга, а для общения использовался голосовой сервис. Кроме того, у игры с 2016 года есть направление Minecraft: Education Edition с занятиями по разным предметам, от химии и программирования до исследования МКС. Во время первой волны пандемии Minecraft скачали 63 миллиона раз.

TikTok тоже стал частью онлайн-образования: пользователи публикуют обучающие видео — бьюти-уроки, ролики для изучения языков и точных наук. Преподаватели используют платформу как способ заинтересовать своих студентов. Образовательный контент поддерживает и YouTube. «Онлайн-образование сегодня соперничает со стриминговыми сервисами: после работы люди выбирают — включить сериал или пройти курс. Поэтому мы должны осваивать новые инструменты, которые заинтересуют. Геймификация — еще один тренд», — рассказывает Диана Шапиро. 

Развиваются механизмы иммерсивного обучения. Ирландские исследователи разработали систему на основе технологии виртуальной реальности: студенты и преподаватели видят 3D-аватары друг друга в виртуальной аудитории. Аватары могут выполнять команды: поднять руку, кивнуть головой, выйти к доске и т. д. Но все же пока технологии AR и VR выглядят трендом будущего. По прогнозам, в 2023-м в мире будет 3,4 миллиарда смартфонов, поддерживающих AR.

Потребности меняются: 10 лет назад человеку было комфортно смотреть часовые лекции, а теперь нужны интерактивы, игры, короткие видео и возможность регулировать скорость воспроизведения. Чтобы найти наиболее эффективные способы потребления контента, проводятся исследования. «Например, в 2021 году „Нетология“ начала эксперимент по изучению воздействия разных форматов обучения на мозг вместе с компанией „Лаборатория знаний“. Испытуемые, надев датчики, взаимодействуют с фрагментами разных курсов. Идет замер уровня стресса, вовлеченности, когнитивной нагрузки и концентрации. Из полученных данных мы можем узнать оптимальную длительность обучающих видео, какие элементы вовлекают, и другие нюансы. По результатам команда учебно-методического отдела компании планирует улучшать образовательный процесс», — объясняет Диана Шапиро.

В «Нетологию» приходят профессионалы разного уровня: от начинающих специалистов до руководителей крупных компаний. С помощью платформы студенты выстраивают образовательные траектории, обмениваются опытом с единомышленниками и общаются с практиками из любой точки мира. «Нетология» не только помогает учиться, но и трудоустраивает. Вместе с выпускниками Центр развития карьеры составит резюме, подберет стажировки и вакансии, проконсультирует перед собеседованием.
MNStudio / Shutterstock

Онлайн-образование ждут изменения: персонализация, переход в смартфоны и новые профессии 

Системы управления развиваются в сторону персонализации — на смену LMS приходят LXP-системы (Learning Experience Platform), которые позволяют управлять не просто контентом, а образовательным опытом от лица пользователей. «Нам предстоит учиться не курсами, а навыками», — объясняет Яна Наумова. То есть платформа в реальном времени будет подстраивать контент под индивидуальный запрос, анализируя поведение каждого пользователя с помощью больших данных, нейросетей, искусственного интеллекта. 

«На первое место в развитии образования выходит глубокая аналитика процесса. Инструменты позволяют изучать и делать выводы о каждом этапе обучения. Например, на основе данных о количестве сделанных домашних работ, вопросах преподавателю и сложности тестов можно сделать выводы, как студенты усваивают материал. Изучив запросы в Центр развития карьеры — понять, насколько уверенно выпускники чувствуют себя после обучения. Если не чувствуют, команда будет менять слабые места, — объясняет Яна Наумова. — Образовательный продукт можно улучшать бесконечно, но когда на платформе более 100 онлайн-курсов, многие из которых стартуют параллельно и несколькими потоками, именно инструменты аналитики позволяют делать это максимально эффективно и быстро».

«Глобально люди хотят, чтобы было просто и удобно: сегодня посмотрел, а завтра использовал в работе. Студенты ждут от онлайн-образования эффективного результата, который поможет изменить карьеру, и эмоций — отсутствия жесткой оценочной шкалы, общения с преподавателем на равных, — рассказывает Диана Шапиро, — поэтому курсы строятся по принципу микрообучения: материал разбит на малые единицы, студенты осваивают микронавыки. Сам процесс перемещается из компьютера в смартфон. При этом возрастная граница, когда человек меняет карьерный вектор, размывается. Растет запрос на непрерывное обучение — скоро мы будем учиться всю жизнь».

Люди учились всегда. А команда «Нетологии» уже 10 лет помогает тем, кто хочет освоить востребованные профессии, реализовать себя или поменять вектор карьеры. Образовательная платформа позволяет не только расти профессионалам, но и объединяет неравнодушных к обучению людей: студентов, экспертов, продюсеров, методистов, аспирантов. В «Нетологии» студенты реализуют идеи и проекты, находят себе менторов, преподаватели — специалистов в компанию. Рынок и компания развиваются, а над качеством образовательных продуктов ежедневно работает огромная команда, потому что «Нетология» — это в первую очередь люди.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Сделано в продано!

Фото в анонсе: Everett Collection / Shutterstock