Перейти к материалам
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть в 2015 году
истории

У вас коммунист? Так получайте! Новосибирск — последний крупный город России, которым руководит «мэр-оппозиционер». «Медуза» рассказывает, почему из этого не вышло ничего хорошего

Источник: Meduza
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть в 2015 году
Мэр Новосибирска Анатолий Локоть в 2015 году
Евгений Курсков / ТАСС

Новосибирск не только третий по размеру город России и самый большой муниципалитет страны. Это еще и крупнейший населенный пункт, а также последний областной центр, которым руководит избранный оппозиционный мэр. В 2014 году коммунист Анатолий Локоть, вокруг которого объединились практически все независимые политические силы, набрал на выборах главы города 43,75%. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев проследил, как областные и федеральные власти постепенно возвращали себе контроль над Новосибирском — пользуясь растущим разочарованием жителей в своем выборе, а порой и подпитывая это разочарование.

«В этом году с уборкой снега и правда какой-то ****** [ужас]. Это объективно так. Нельзя сказать, что снега в этом году аномально много, но вот так получается. Я сам машину по утрам обпинываю — но я могу [чиновникам] в район позвонить, как-то разобраться. А что людям-то говорить?» — не сдерживает эмоций чиновник новосибирской мэрии во время разговора с корреспондентом «Медузы». Беседа происходит в марте; в Новосибирске в это время еще зима.

Негодует и вице-спикер новосибирского областного законодательного собрания, единоросс Андрей Панфенов: «Я хожу по городу в основном пешком. И в этом году были периоды, когда передвигаться по улицам было невозможно. Сплошной лед. Сплошной снег и лед».

Уборка снега — традиционная проблема Новосибирска: зимой на улицах вырастают огромные сугробы, которые весной угрожают масштабными подтоплениями на тротуарах и во дворах. В 2013 году занимавший тогда пост мэра Владимир Городецкий прославился на всю Россию высказыванием о том, что с газонов снег убирать не надо: «Он сам дотает и уйдет». После этого словосочетание «само растает» превратилось в Новосибирске в популярнейший мем, описывающий качество работы местных властей.

Однако зимой 2021 года ситуация, по мнению многих жителей и политиков, стала еще хуже: часто снег не убирали даже на центральных улицах.

В марте уборку снега в Новосибирске резко раскритиковал блогер Илья Варламов, посвятивший этому 13-минутный фильм. Он прямо обвинил в бездействии мэра-коммуниста Анатолия Локтя.

Варламов — о ситуации с уборкой снега в Новосибирске
varlamov

«Хочется посадить мэра на инвалидную коляску, дать ему чемодан, костыли и специальный костюм — это продемонстрирует здоровому человеку, что чувствует старик, — и отправить гулять по городу. Хочется, чтобы мэр свалился в сугроб через 10 метров, звал на помощь, но никто бы к нему не пришел, потому что в третьем по населению городе России просто *** [хер] забили на уборку улиц. Хочется, чтобы он пролежал полдня в сугробе, барахтая ножками, и нашла бы его там бабуля, узнала бы, обрадовалась и начала палкой хлестать по жопе, приговаривая: „Ну что же ты, сучонок, натворил с городом? Что же ты, сволочь, устроил?“» — эмоционально рассуждал Варламов в фоторепортаже, который прилагался к фильму.

Ролик собрал более 440 тысяч просмотров. Его растащили на цитаты местные СМИ.

«Толя, иди в мэры!»

Коммунист Анатолий Локоть руководит третьим по величине городом России с апреля 2014 года. Новосибирск еще и самый большой муниципалитет страны (Москва и Санкт-Петербург по статусу — регионы), а Локоть — последний действующий мэр регионального центра, который выиграл выборы как оппозиционный кандидат.

Однако этот пост стал своеобразной ловушкой для перспективного регионального политика. До победы на выборах Локоть руководил одним из самых сильных отделений КПРФ в России: у коммунистов в Новосибирской области был один из лучших результатов по стране на выборах в Госдуму в 2011 году (тогда они получили в регионе 30% голосов, единороссы — 34%), их кандидаты становились главами местных городов. Сам Локоть — яркий оратор и относительно молодой политик из крупного научного центра — считался одним из возможных преемников лидера КПРФ Геннадия Зюганова.

При этом самого Зюганова такая фигура преемника не очень устраивала, об этом «Медузе» говорили собеседники и в федеральном руководстве КПРФ, и в новосибирском обкоме компартии.

«Зюганова явно напрягали активные люди из регионов типа Локтя и [главы иркутского обкома, бывшего местного губернатора Сергея] Левченко. Локтя тогда начали в Госдуме и ЦК зажимать, Геннадию Андреевичу не хотелось терпеть конкурентов, на которых стали оглядываться коммунисты. В этот момент около Локтя появился [бывший глава Новосибирской области, в то время — полпред президента в Сибирском округе] Виктор Толоконский: „Толя, иди в мэры! Что ты сидишь, пора во власти поработать!“» — вспоминает человек из близкого окружения нынешнего главы Новосибирска (сам Толоконский не стал встречаться и говорить с корреспондентом «Медузы»).

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов (слева) и секретарь новосибирского обкома КПРФ Анатолий Локоть (справа) в Новосибирске. 22 июля 2011 года
Евгений Курсков / Коммерсантъ

Досрочные выборы мэра Новосибирска назначили после того, как занимавший этот пост Владимир Городецкий стал вице-губернатором региона. Как утверждала новосибирская оппозиция, причиной карьерного перемещения Городецкого стало желание нового главы Новосибирской области Василия Юрченко, который унаследовал кресло у Толоконского, поставить во главе Новосибирска своего человека. Городецкий же, как считалось, ориентируется на Толоконского. После увольнения Городецкого исполнять обязанности главы города начал вице-мэр Владимир Знатков — не пользовавшийся широкой популярностью чиновник из сферы ЖКХ. Зато он вполне устраивал Юрченко; позже именно Знатков стал кандидатом власти на выборах мэра.

Впрочем, вскоре оказалось, что управленческий стиль самого губернатора Юрченко пришелся не по нраву влиятельным персонажам и группам Новосибирска, рассказывают несколько собеседников «Медузы» (как из числа коммунистов, так и единороссов). Чиновник новосибирской мэрии так описывает стиль общения нового губернатора: «*****, ***** [на фиг, пофиг] — мат стоит, всех нагибают. По назначениям [в обладминистрации] ключевые игроки привыкли договариваться, а Юрченко этого не делал».

Сам Толоконский, ставший полпредом президента в Сибири, тоже рассчитывал, что его наследник Юрченко будет ориентироваться на мнение бывшего шефа (перед тем, как занять губернаторскую должность вместо Толоконского, Юрченко долго работал его первым замом). Но постепенно новый глава региона принялся вести самостоятельную политику. 

В итоге оппоненты Юрченко на выборах мэра Новосибирска решили поддержать Анатолия Локтя — депутата Госдумы от КПРФ и формально оппозиционного кандидата. При этом, по мнению близкого к областной власти источника «Медузы», коммунист был понятен и знаком всем игрокам: «От КПРФ [в Новосибирской области] могли выдвинуться представители крупного бизнеса, [в то же время] коммунисты могли не выдвигать сильного кандидата на каком-либо округе, если там идет единоросс». Локоть «умел договариваться», резюмирует он. Политические достоинства коммуниста перевесили то обстоятельство, что он не имел опыта работы в исполнительной власти.

Виктор Толоконский делегировал в штаб коммуниста своего соратника, местного политтехнолога Виктора Игнатова, которого в Новосибирске считают автором сложных предвыборных схем и гением политтехнологий. «Мы даже не верили: неужели Игнатов будет с нами работать по-настоящему? Но он действительно впрягся и работал на результат», — вспоминает один из новосибирских коммунистов, работавший в штабе Локтя.

«Локоть проводил несколько встреч в день, он [на самом деле] хотел быть мэром. У нас [в штабе] уже руки-ноги отваливались от работы, а он был готов работать еще и еще», — добавляет главный редактор независимого местного сайта «Тайга.инфо» Василий Волнухин, который также поработал в то время в штабе Анатолия Локтя.

Постепенно вокруг коммуниста образовалась коалиция из разных политических сил. В его пользу снимались другие кандидаты. В том числе это сделал бывший депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев, который в 2014 году уже стал несистемным политиком.

Сразу пятеро снявшихся в пользу Локтя кандидатов выпустили общее заявление, в котором объяснили, что при нем новосибирская мэрия сможет стать «не политической монополией», как было при предыдущем руководстве, а «коалиционной командой профессионалов» — и это будет прецедентом в масштабах России. То, что единым кандидатом оказался именно Локоть, Илья Пономарев объяснял наличием у коммуниста «настоящей поддержки избирателей» — а значит, и реальной возможности победить. Через несколько дней в пользу Локтя снял кандидатуру еще один статусный претендент, бывший вице-губернатор Андрей Ксензов, выдвинутый партией «Родина».

«Мы все тогда были воодушевлены и хотели победы Локтя. Я искренне поддерживал Толю! Все верили, что он сможет поменять ситуацию в городе в лучшую сторону!» — вспоминает Сергей Дьячков, бывший лидер новосибирского отделения либеральной партии «Демократический выбор», упраздненной в 2017 году по иску Минюста.

Депутат новосибирского горсовета от оппозиционной коалиции Хельга Пирогова говорит, что тоже поддерживала Локтя, хотя сейчас ей «странно осознавать» это: «Локоть в 2014 году был единым кандидатом от оппозиции. Он шел против единоросса [Владимира] Знаткова, и всем казалось, что это наш шанс поменять что-то в городе».

Кандидаты в мэры города Роман Стариков, Александр Мухарицын, Иван Стариков, Анатолий Локоть, Илья Пономарев и Алексей Южанин (слева направо) после пресс-конференции о выдвижении единого кандидата от оппозиции. Новосибирск, 28 марта 2014 года
Евгений Курсков / ТАСС

В разгар предвыборной кампании губернатор Василий Юрченко неожиданно был отправлен в отставку с максимально жесткой формулировкой — «утрата доверия президента» — и почти одновременно стал фигурантом уголовного дела. Регион возглавил Владимир Городецкий — бывший мэр Новосибирска, коротко поработавший вице-губернатором при Юрченко. Городецкий, входивший в орбиту влияния Толоконского, не был заинтересован в том, чтобы главой областного центра стал Владимир Знатков, представитель другой политической команды.

21 марта 2014 года Знаткова снял с выборов районный суд, который счел, что кандидат-единоросс пользуется служебным положением и не ушел в отпуск. Решение было резонансным: обычно суды снимают оппозиционных кандидатов, а не выдвиженцев от власти. Глава штаба Знаткова — депутат Госдумы от «Единой России» Александр Карелин — отнес решение суда к «вероломным методам конкурентов», намекая на возможное влияние команды полпреда Толоконского на суд. Через несколько дней областной суд восстановил Знаткова, но по его кампании уже был нанесен сильнейший удар.

Анатолий Локоть выиграл выборы, набрав 43,75% голосов, Владимир Знатков получил 39,57%.

Глава без команды, город без денег

Участники предвыборной коалиции получили посты в городской администрации: бывший вице-губернатор Андрей Ксензов и политтехнолог Виктор Игнатов стали вице-мэрами, а Сергей Дьячков из «Демократического выбора» возглавил комитет по малому и среднему предпринимательству. Но коалиционные времена длились недолго: команда получилась разношерстной, не связанной ни общим прошлым, ни общими интересами. Кроме того, коалиционеров для занятия всех ключевых должностей не хватало, а коммунисты тоже не торопились идти в исполнительную власть и менять депутатские мандаты на чиновничьи кресла.

«Локоть с большим трудом уговорил перейти на работу в мэрию депутата облсовета [от КПРФ] Сергея Клестова. Он получил расстрельную должность — главы департамента ЖКХ и энергетики. Естественно, это сфера интереса управляющих компаний и энергетиков. Естественно, их интересы представляют единороссы в горсовете. Клестова стали выдавливать, вызывать на ковер на комиссии. Потом его обвинили в срыве подготовки к отопительному сезону, хотя некоторое отставание по графику шло по объективным причинам. Клестову пришлось уйти. Хотя потом город был подготовлен в срок его заместителем», — приводит пример один из соратников Анатолия Локтя.

Другому бывшему депутату от КПРФ Араму Суваряну повезло еще меньше: в 2014 году он возглавил «Центр управления городским автоэлектротранспортом», однако меньше чем через год был обвинен в коррупции и позже получил восемь лет колонии. Произошедшее с Клестовым и Суваряном, по словам одного из соратников Анатолия Локтя, «демотивировало профессионалов — и коммунистов, и не коммунистов, — которых можно было привлечь на работу в мэрию».

Андрею Ксензову тоже пришлось уйти и переместиться в кресло главы новосибирского метро — после того, как против него возбудили уголовное дело за использование анонимных источников финансирования в кампании.

А сам бывший влиятельный политтехнолог Виктор Игнатов достаточно быстро начал вести самостоятельную политику — это показали выборы в горсовет Новосибирска 2015 года. Коммунисты рассчитывали взять большинство кресел, но в итоге во фракции КПРФ оказалось только 12 человек на 50 мест. «Конечно, партия и фигура мэра были тогда еще на подъеме, все шансы взять большинство были. Тем более с таким технологом, как Игнатов. Но он снова стал запускать свои схемы, действовал в своих интересах», — со вздохом вспоминает один из соратников мэра.

При этом человек, близкий к администрации региона, уверяет «Медузу», что никаких шансов взять тогда большинство в горсовете у коммунистов не было. «Наверное, думали, что их по умолчанию внесут в горсовет. Не внесли», — не без злорадства замечает он.

Первый заместитель мэра города Новосибирска Виктор Игнатов (слева) и мэр города Новосибирска Анатолий Локоть во время выездного совещания. 2 июня 2014 года
Кирилл Кухмарь / Коммерсантъ

Как бы то ни было, после выборов в горсовет отношения Локтя и Игнатова серьезно испортились. Игнатову в то же время наскучила должность политического вице-мэра. «Когда он захотел баллотироваться в Госдуму по одномандатному округу, всех такой вариант устроил», — говорит новосибирский чиновник.

Но найти замену Игнатову было непросто — несмотря на то, что в окружении Локтя было немало людей, которые занимались политтехнологиями или публичной политикой. В итоге влиятельным «политическим» вице-мэром стал депутат облсовета от КПРФ Артем Скатов.

«У Виктора Игнатова были свои планы, которые он построил из учета развития карьеры самостоятельного политика, избрав путь в депутаты Государственной думы», — так описывает причины перехода Игнатова в Госдуму сам Анатолий Локоть, ответивший на вопросы «Медузы» через своего пресс-секретаря. В муниципалитете может быть только один политик — «это мэр», объясняет Локоть. Виктор Игнатов не ответил на вопросы «Медузы».

Кадровый вопрос стал не единственной проблемой нового мэра. Локоть не успел проработать и года, когда областные власти забрали у Новосибирска в пользу регионального бюджета 10% доходов от НДФЛ — или 3,5 миллиарда рублей ежегодно. Губернатор Владимир Городецкий объяснил эти действия тем, что области не хватало денег на исполнение «майских указов» Владимира Путина. Городские депутаты, в том числе единороссы, требовали от региональной администрации и законодательного собрания не отнимать у города деньги, но к ним никто не прислушался.

«Было ощущение, что деньги отобрали потому, что мэр — коммунист; как такое наказание. Так это было или нет, не знаю, но ощущение было и остается», — признается один из бывших депутатов горсовета «Медузе». «Расчет был простой: забрали 10% НДФЛ — посмотрим, как он [Локоть] выкрутится», — подтверждал эту версию советник Локтя, депутат законодательного собрания от КПРФ Андрей Жирнов.

К середине первого срока от мэра начали отворачиваться бывшие соратники из оппозиционной среды. Например, из мэрии ушел чиновник Сергей Дьячков (бывший лидер новосибирского отделения либеральной партии «Демократический выбор»). «Я понял, что сделал все, что смог», — подводил он итог своей карьеры в мэрии в беседе с «Медузой» летом 2020 года.

Из-за того, что мэр не смог провести в горсовет большинство соратников по партии, ему пришлось опираться на давно сложившийся тут костяк из депутатов-единороссов — в первую очередь на спикера новосибирской думы Дмитрия Асанцева. Вместе с отсутствием массовых обновлений в кадровом составе мэрии это создавало у горожан ощущение, что в Новосибирске с приходом к власти признанного лидера оппозиции все осталось по-прежнему: власть в городе де-факто не поменялась. «Того самого [своего] административного ресурса, в общем, и не появилось. В кабинетах сидели те же самые чиновники, которые за закрытыми дверями могли саботировать работу, могли что-то делать по-своему», — оправдывается в разговоре с «Медузой» один из соратников мэра.

«Локоть шел под лозунгом борьбы с точечной застройкой, он стал мэром — и тут из земли полезли свечки [высотные дома]. Люди зароптали. Но штука в том, что все эти участки были розданы во время работы [и. о. мэра] Знаткова, до инаугурации Локтя. В мэрию тогда за разрешениями очереди стояли. Но это же людям нормально не объяснишь», — защищает Локтя один из бывших депутатов горсовета от КПРФ.

А в 2016 году Локоть одобрил инициативу областной власти по повышению тарифов ЖКХ на 15%, объяснив это тем, что мэрия не может «допустить износ коммуникаций до критического уровня». Решение поддержали и депутаты новосибирского горсовета, включая большинство коммунистов. Непопулярная мера спровоцировала серию многотысячных протестных митингов. Среди организаторов акций оказались и те, кто поддерживал Локтя на выборах мэра, в том числе Сергей Дьячков. «После этого мне Локоть перестал подавать руку», — без особой обиды признается он.

Митинг против повышения тарифов ЖКХ на площади имени Ленина в Новосибирске. 19 марта 2017 года
Валерий Титиевский / Коммерсантъ
Алексей Навальный в Новосибирске на митинге против повышения тарифов ЖКХ. 19 марта 2017 года
Евгений Фельдман
Евгений Фельдман

На один из митингов даже приехал — и выступил перед протестующими — оппозиционный политик Алексей Навальный. И хотя основная волна критики была направлена против губернатора Владимира Городецкого, доставалось от выступающих на акциях и мэру. «Локоть стал лидером наших олигархов местных. И Локоть лоббирует их интересы. Все происходящее здесь — это его вина и горсовета. Поэтому я однозначно солидарен с вами, что депутатов, мэра и Городецкого — к ответу», — клеймил Анатолия Локтя новосибирский общественник Владимир Кириллов. Участники акции скандировали в ответ: «Мэру позор!»

После седьмого митинга подряд областные власти отменили повышение тарифов: жители города выиграли, а губернатор и мэр потерпели поражение.

Тройственный союз

8 июня 2018 года Анатолий Локоть нервной походкой вошел в зал пресс-конференций регионального законодательного собрания; вместе с ним перед журналистами появились спикер областного парламента, единоросс Андрей Шимкив и новый врио главы региона Андрей Травников.

Эта конференция кардинально изменила новосибирскую политику. Оппозиционный мэр Локоть сообщил, что отказывается от губернаторских амбиций, и вместе с Травниковым и Шимкивом объявил о заключении «пакта» между единороссами и коммунистами.

Выходец из компании «Северсталь», Андрей Травников был назначен на пост за несколько месяцев до судьбоносной конференции, в октябре 2017 года. Он стал первым варягом-губернатором за всю новейшую историю Новосибирской области. У него уже имелся кое-какой опыт в исполнительной власти: до командировки в Новосибирск он работал назначаемым мэром Вологды и главой Череповца.

«Его приняли настороженно: ну как главой Новосибирской области, где расположен третий по численности город России, столица Сибири, научный центр, могут назначить мэра Вологды? Думали, что это временщик, что потом найдут более серьезную фигуру. Была даже конспирологическая версия, что должны были назначить другого Травникова — замминистра юстиции (Максим Травников, занимает должность начальника управления президента по вопросам госслужбы и кадров, — прим. „Медузы“)», — иронизирует в разговоре с «Медузой» человек, в то время близкий к региональной власти.

Анатолий Локоть, Андрей Травников и Андрей Шимкив на собрании депутатов города Новосибирска. Январь 2018 года

Сам Травников пока находился в статусе врио: чтобы стать полноправным главой области, ему требовалось выиграть назначенные на сентябрь 2018-го выборы. Происходящее начало напоминать события 2014 года, когда областные элиты сплотились против чересчур напористого губернатора Юрченко и его кандидата Владимира Знаткова (и в результате этой борьбы кресло мэра Новосибирска получил Локоть). Местным кандидатом мог бы стать амбициозный спикер законодательного собрания Андрей Шимкив, который даже выразил желание поучаствовать в праймериз единороссов на губернаторский пост; однако председателя быстро одернул Кремль — и впредь губернаторских амбиций он не выказывал.

Следующий за спикером претендент напрашивался сам собой: «красный мэр» еще не растерял популярность и был знаком всем местным группам. 

Свою роль в предвыборной интриге сыграл и бывший новосибирский губернатор и сибирский полпред Виктор Толоконский, который после полпредской должности успел поработать красноярским губернатором и уволиться с поста. «Толоконского вытесняли с должности [губернатора Красноярского края], не предложив, как он считал, достойной замены. Поэтому он сам заранее объявил об уходе и уехал из города. Кремлю пришлось спешно искать кандидата», — вспоминает знакомый Толоконского. Толоконский, который до 2010 года руководил Новосибирской областью, открыто критиковал Андрея Травникова и мог помочь Анатолию Локтю в кампании.

Мэр действительно начал пристреливаться к участию в гонке. Весной 2018 года на улицах города появились билборды с рекламой «стратегии городского развития», на деле больше напоминавшие предвыборную агитацию. 

В Кремле всерьез восприняли угрозу победы коммуниста и элитной фронды. В Новосибирск приехал один из ближайших соратников главы внутриполитического блока администрации президента Сергея Кириенко — Александр Харичев (тогда занимал пост замглавы управления по внутренней политике). Он побеседовал с Толоконским и представителями областных влиятельных групп. После чего бывший губернатор Новосибирской области и Красноярского края просто прекратил публичную активность.

Поработала Москва и с руководством КПРФ. «Мэру дали понять, что выдвинуться [в губернаторы] в партии ему не дадут», — утверждает человек из окружения Локтя. Вскоре Кремль увеличил государственное финансирование парламентских партий по количеству голосов, полученных на президентских выборах. До принятия изменений «цена» голоса составляла 20 рублей, после принятия — 152 рубля. Главным бенефициаром нового закона стала КПРФ, чей кандидат в президенты Павел Грудинин занял в 2018 году второе место и набрал 8,65 миллиона голосов. Компартия получила за участие в выборах 1,3 миллиарда рублей. «Удивительно, но вот это цена, которую в Кремле были готовы отдать за победу своего кандидата, а мы [коммунисты] готовы были эту цену принять», — с горькой усмешкой говорит собеседник «Медузы» в руководстве КПРФ.

Договоренности закончились подписанием того самого тройственного «пакта»: Травников — Локоть — Шимкив. Автор этого материала присутствовал на мероприятии, которое буднично называлось брифингом для журналистов: судя по лицам его участников, из всей тройки рад происходящему был только Андрей Травников.

Согласно договоренностям, Анатолий Локоть отказывается от участия в губернаторских выборах, а взамен получает поддержку губернатора и «Единой России» во время мэрской гонки 2019 года. Кроме того, область должна вернуть городу долю от НДФЛ, которую забрал в региональный бюджет Владимир Городецкий. Пакт касался также отношений КПРФ и «Единой России»: они обязались всерьез не критиковать друг друга; на выборах партиям следовало делить одномандатные округа.

После подписания пакта группа коммунистов нервно курила на крыльце законодательного собрания. Депутат Госдумы от КПРФ Вера Ганзя открыто заявила, что эти договоренности не поддерживает. «Обманут, наверное, выставят кандидата в мэры не от „Единой России“, а самовыдвиженца, например. И пакт не будет нарушен, и мэра попытаются свалить», — мрачно прогнозировал один из близких соратников Локтя.

Вопреки опасениям, региональная власть и Кремль (как четвертый участник «пакта») выполнили обязательства по части выборов мэра: ни единоросса, ни сильного конкурента от другой партии в кампании 2019 года не появилось. «На выборы хотел идти глава отделения „Родины“, депутат горсовета Вячеслав Илюхин — мужик резкий, с деньгами. Но его вызвали в АП к [главе управления внутренней политики Андрею] Ярину, который Илюхина остановил», — утверждает один из депутатов законодательного собрания. В новосибирском обкоме КПРФ всегда были сильные штатные политтехнологи — например, ставший вице-мэром Артем Скатов и первый вице-спикер горсовета Ренат Сулейманов; они и вели вторую кампанию Локтя.

В мэрии решили не препятствовать кандидату от новой оппозиции — Сергею Бойко, главе штаба Алексея Навального. При этом выдвиженцев от ЛДПР и «Справедливой России» в бюллетене не было. По словам собеседника из окружения Анатолия Локтя, Бойко в мэрии тогда «всерьез не восприняли» и думали, что он получит 5–10% голосов. В итоге выборы прошли при достаточно низкой явке (20,68%), Локоть выиграл с результатом 50,25%, а Сергей Бойко занял второе место с 18,56%

«Как это можно было сделать? Они [коммунисты] фактически сделали Бойко вторым политиком города. Если бы в бюллетене были кандидаты от других партий, они бы растащили протестный электорат, который в итоге собрал Бойко», — возмущается депутат областного законодательного собрания от партии «Родина» Константин Антонов.

Еще во время подписания «пакта» среди интересующихся политикой жителей города стала гулять шутливая аббревиатура КПЕР, обозначавшая союз двух партий. Постепенно коммунисты стали восприниматься как вторая городская «партия власти», а не оппозиция. Договоренности Локтя — Травникова формально соблюдались, и на выборах в законодательное собрание и новосибирский горсовет в 2020 году против сильных кандидатов-коммунистов (в основном уже из числа действующих депутатов) единороссы действительно не выставили своих кандидатов. За это мэра и отделение КПРФ принялась критиковать новосибирская оппозиция, которая на этот раз образовала коалицию не вокруг Локтя, а на базе штаба Навального.

Выборы в итоге получились интересными

Смотришь на город и бесишься В Новосибирске КПРФ — тоже партия власти, а вокруг штаба Навального сложилась мощная оппозиционная коалиция. Выборы здесь будут очень интересными

Выборы в итоге получились интересными

Смотришь на город и бесишься В Новосибирске КПРФ — тоже партия власти, а вокруг штаба Навального сложилась мощная оппозиционная коалиция. Выборы здесь будут очень интересными

Оппозиционный депутат Хельга Пирогова называет «пакт» последним гвоздем в гроб репутации КПРФ в Новосибирске (оговариваясь, впрочем, что портиться она начала до этого — из-за неспособности коммунистов справиться с «банальным городским хозяйством»).

Кроме того, региональная власть и единороссы хоть и не отошли от буквы пакта в его политической части, но дух соблюдать не стали: городской совет изменил схему выборов своих депутатов и отменил партийные списки, которые гарантировали коммунистам часть кресел. До изменений 40 членов совета избирались по округам, а 10 — по спискам, после их внесения все 50 городских депутатов стали избираться по округам. «Как член партии [КПРФ] я считаю это решение неправильным, ошибочным. Вызывают удивление те партии, депутаты от которых избирались по спискам и голосовали за это решение», — комментировал это решение сам Локоть.

В обкоме КПРФ автором новой схемы считают опять-таки политтехнолога Игнатова. «Правила поменялись, даже единороссам, которые привыкли к своим округам, понадобился человек, который может решить технологические вопросы, развести с конкурентами по новой территории. Часть вообще всегда избиралась по спискам… Кто это мог сделать? Конечно, Игнатов», — не сомневается источник «Медузы» в обкоме КПРФ.

По итогам выборов коммунисты потеряли треть фракции в горсовете (в новый созыв вошли всего восемь депутатов от КПРФ против 12 человек в предыдущем созыве), в законодательном собрании фракция коммунистов уменьшилась с 17 до 13 человек. Зато для новосибирской оппозиционной коалиции, которая объединилась вокруг штаба Навального, кампания оказалась успешной: в горсовет прошли ее лидер Сергей Бойко и еще три человека. Новые оппозиционеры начали ярко выступать на сессиях; трансляции их выступлений набирают тысячи просмотров на ютьюбе.

Вице-спикер законодательного собрания от «Единой России» Андрей Панферов считает, что «пакт» губернатора и мэра продолжает работать, но признает, что городские проблемы он не решил. «Мы научились разговаривать друг с другом, тельняшки не рвем. Стабильность есть, но стабильность стабильностью, а вопросы для нормальной жизни горожан решать надо. И если я скажу, что в городе все в порядке, меня на вилы поднимут», — с досадой произносит он. Депутат тут же уточняет, что «шельмовать мэра» не будет: «Он принял эстафетную палочку от предшественника, всех вопросов решить он не может».

Еще один город без мэра

«Рядовые да и не рядовые коммунисты смотрят на [Сергея] Бойко и коалицию и думают: а ведь на их месте должны быть мы! Мы должны все это говорить, критиковать власть… А вроде мы и сами власть, которой воспользоваться не можем, и не получается», — со вздохом говорит «Медузе» один из соратников Анатолия Локтя.

Депутат законодательного собрания от «Родины» Константин Антонов констатирует: «Можно сказать, Локтя обложили со всех сторон». Одна из последних резонансных историй, связанных с мэрией, — планируемая застройка участка на улице Демакова в новосибирском Академгородке. Жители района выступали за то, чтобы там расположился сквер, однако часть участка муниципалитет незаметно продал под «культурно-досуговый центр». В городской администрации уверяют, что продажа части этой территории защитила ее от точечной застройки, а вырученные деньги можно пустить на быстрое обустройство сквера. Новосибирцев эти аргументы не устраивают, они выходят на пикеты и акции против застройки.

Около 20 жителей новосибирского Академгородка вышли на одиночные пикеты, призывая мэрию расторгнуть сделку по продаже участка на улице Демакова. 23 февраля 2021 года
Елизавета Шаталова / Сибкрай.ru

«Земля — это инструмент переговоров с застройщиками. Да, мы даем вам землю, но вы строите инфраструктуру — школу, детсад, поликлинику», — оправдывается по поводу ситуации со сквером в разговоре с «Медузой» один из чиновников мэрии.

Теперь муниципалитет может лишиться своего основного ресурса и инструмента: областные депутаты во время протестов вокруг сквера начали говорить о передаче полномочий по распоряжению землей на региональный уровень. Спикер законодательного собрания Андрей Шимкив не исключил, что область может забрать и социальные полномочия. «Если земля уйдет в область, зачем мэр и горсовет? Мэр и депутаты становятся номинальными фигурами, распорядителями скудного бюджета», — негодует один из близких к мэру людей.

Вице-спикер законодательного собрания, единоросс Андрей Панферов в разговоре с корреспондентом «Медузы» признал, что областные депутаты «наблюдают за тем, что происходит с земельным вопросом» в городе. По его словам, «одержимости забрать полномочия» у областных властей нет, но коллизии с землей «вызывают недоумение». «Надо же держать обещания перед горожанами, господа городские депутаты. Вы не обещали застраивать каждый квадратный метр. В городе и так все не просто с местами отдыха, парками», — добавляет Панферов.

По его словам, вокруг мэрии уже много лет «трутся» депутаты-застройщики, которые «стремятся оттянуть себе участки, наляпать там, там, обещают инфраструктуру, но ничего не делают». «Этих людей можно рядом с фигурами у Оперного театра ставить, настолько они к мэрии прикипели», — шутит он.

Чиновника мэрии возмущает другое: «Приедешь в любой другой город — закупаются автобусы, троллейбусы, трамваи. А у нас за год только пять трамваев старых отремонтируют! Это нормально? Нам просто показывают — вот там, где мэры-единороссы, все в порядке, а у вас коммунист — так получайте! Снег лежит, но чем убирать-то его?! Нам оставили все эти развалины, а теперь упреки».

Кроме того, в том, что касалось финансовой части «пакта» между Локтем и Травниковым, пессимизм соратников мэра оправдался: областные власти исполнять ее отказались. «Миллиард из потерянных [городом] трех с половиной миллиардов действительно вернули, а вот остальные деньги — нет. То одна причина, то другая», — негодует чиновник мэрии в беседе с «Медузой».

В марте 2021 года региональная прокуратура признала, что городу не хватает уборочной техники на 4,5 миллиарда рублей, в результате ее парк укомплектован примерно на треть от необходимого.

Впрочем, городской депутат-оппозиционер Хельга Пирогова, ссылаясь на отчет городской контрольно-счетной палаты, говорит, что даже имеющуюся технику мэрия часто не использует. «В отчете было сказано, что — сюрприз-сюрприз! — средств хватает, а вот управление совершенно бездумное — например, новая техника есть, но просто стоит в гараже, на улицы машины выезжают вместо 12-часовых смен на два-три часа. Как тут справиться со снегом, и правда», — иронизирует она.

Как заявил «Медузе» сам Анатолий Локоть, одна из главных проблем с уборкой снега в том, что «стоимость вывоза кубометра снега возрастает» из-за ужесточения экологических требований: «Складирование снега на городской территории уже не просто не приветствуется, а существенно ограничивается действующим законодательством. Вывоз снега за пределы города объективно повышает стоимость». 

По его словам, сложности с уборкой возникли также из-за обилия осадков в 2021 году: «Чтобы эффективнее решать проблему уборки и вывоза снега, конечно, надо увеличивать бюджетное финансирование. Без этого никак». Локоть указывает, что в бюджет Новосибирска идут только около 14% собранных в городе налогов. А когда город получает транши из вышестоящих бюджетов, обычно это «целевые деньги» — и самостоятельно решать, куда их потратить, местные власти не могут, добавляет он.

* * *

На фоне растущей критики в адрес новосибирских властей в городе начали обсуждать вероятный уход Локтя в отставку — после выборов в Госдуму, которые пройдут в сентябре 2021 года. Как глава обкома, Локоть возглавит региональную часть партийного списка КПРФ. Обычно чиновники, которые становятся «паровозами» списка, сдают мандат. Однако несколько собеседников «Медузы» — в «Единой России» и близких к региональной власти — полагают, что мэр может принять мандат и стать федеральным депутатом.

А вместо избранного главы городом будет управлять назначаемый сити-менеджер.

Локоть слухи о своей отставке сразу попытался опровергнуть, а в комментарии «Медузе» подчеркнул, что по-прежнему выступает за прямые выборы мэра: «Этот институт должен сохраняться, потому что он позволяет третьему городу в стране, первому по масштабам муниципалитету развиваться самостоятельно, действительно развивать местное самоуправление. Эта система управления прошла испытания сложным периодом 1990-х годов, серьезными политическими и экономическими передрягами. Она позволила успешно работать и развиваться городу Новосибирску — поэтому это устойчивая схема управления».

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть (справа) во время представления отчета о проделанной работе в горсовете Новосибирска. 17 февраля 2021 года
Влад Некрасов / Коммерсантъ

Оппозиционный депутат Пирогова тоже критикует отмену выборов, но по другой причине: «Если люди будут понимать, что от них совсем ничего не зависит, гражданское недовольство может нарастать еще более стремительными темпами».

Но «устойчивая», по мнению Локтя, новосибирская система давно не укладывается в общую тенденцию: повальная отмена прямого голосования за глав городов началась в России еще в 2014 году. Тогда Госдума отобрала право определять схему выборов или назначения мэров у муниципальных советов и передала ее законодательным собраниям регионов: незадолго до этого протестные кандидаты выиграли прямое голосование сразу в трех российских крупных городах. Помимо Новосибирска это Екатеринбург, где кампанию выиграл Евгений Ройзман, и Петрозаводск, который возглавила Галина Ширшина (ее поддерживала партия «Яблоко»). Сейчас в Екатеринбурге и Петрозаводске прямые выборы мэров уже отменены; Ройзман доработал свой срок, а Ширшина отправлена в отставку горсоветом в 2016 году. Выборы мэров сохранились лишь в нескольких региональных центрах страны.

Фамилии возможных кандидатов в сити-менеджеры активно обсуждаются в политизированной части новосибирского общества. «Это представители разных групп: [спикер горсовета от „Единой России“ Дмитрий] Асанцев, [депутат горсовета, единоросс Андрей] Гудовский, [глава областного агентства инвестразвития Александр] Зырянов, началась борьба, даже компромат уже распространяется. Против Асанцева уже [даже] сняли фильм», — признает чиновник мэрии.

Один из соратников мэра тоже удивляется такой острой борьбе за пока не существующий пост: «Представьте, что ваш сосед, не скрываясь, выломал дверь в вашу квартиру, забежал, дал в морду, обматерил и ушел. Вот так и с [компроматным] фильмом: получается, должность [сити-менеджера уже] открыто делят. Наверное, будут пробовать давить — не зря про землю и социалку говорят. Вполне может быть, что нам [городу] останется только это», — машет он рукой в сторону окна.

За окном виднеются медленно тающие горы снега.

На примере Новосибирска можно изучать не только политику

У России было время, чтобы подготовиться ко второй волне ковида, — но теперь скорые захлебываются от вызовов, а мест в больницах больше нет Репортаж «Медузы» из Новосибирска

На примере Новосибирска можно изучать не только политику

У России было время, чтобы подготовиться ко второй волне ковида, — но теперь скорые захлебываются от вызовов, а мест в больницах больше нет Репортаж «Медузы» из Новосибирска

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Автор: Андрей Перцев, Новосибирск

Редактор: Петр Лохов

Реклама