Перейти к материалам
Вид на ИК-2, в которой содержится Навальный. Покров, Владимирская область, 28 февраля 2021 года
разбор

Навальный обвиняет руководство колонии в том, что его пытают бессонницей. Это действительно настоящая пытка? Насколько она опасна? (Да, это пытка, и она опасна)

Источник: Meduza
Вид на ИК-2, в которой содержится Навальный. Покров, Владимирская область, 28 февраля 2021 года
Вид на ИК-2, в которой содержится Навальный. Покров, Владимирская область, 28 февраля 2021 года
Татьяна Макеева / Reuters / Scanpix / LETA

Алексей Навальный заявил, что в ИК-2 в Покрове, где он отбывает тюремный срок, ему не дают нормально спать — из-за того, что его признали «склонным к побегу». Адвокаты политика говорят, что его физическое состояние уже серьезно ухудшилось: помимо лишения сна, он, по собственным словам, лишен нормальной медицинской помощи — при этом в заключении у него начались боли в спине, а также почти не действует одна нога. «Медуза» выяснила, можно ли называть происходящее пыткой и насколько это опасно для здоровья Навального.

Алексей Навальный написал заявление на имя директора ФСИН Александра Калашникова с копией генпрокурору Игорю Краснову о том, что в колонии его лишают сна: восемь раз за ночь к нему подходит сотрудник, включает систему «Дозор» и на камеру объявляет , что «снимает профучет осужденного Навального», тем самым будя его. «То есть фактически ко мне применяется пытка бессонницей», — заявил политик.

О том, что Навальному не дают спать и будят его каждый час, написала в своем инстаграме и его жена Юлия, обращаясь к президенту Владимиру Путину с требованием немедленно освободить ее мужа. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже ответил, что «мы не будем реагировать на это обращение», переадресовав вопрос к службе исполнения наказаний.

Адвокат Навального Ольга Михайлова сказала «Медузе», что его держат без сна две недели: днем проверяют каждые два часа, ночью — восемь раз.

«Каждый час они заходят, включают видеорегистратор, громко будят, светят в лицо фонарем, говорят, что это проверка Алексея Навального, склонного к побегу, — рассказала она. — Это просто беспрецедентная история, пытка. Мы направили жалобы во ФСИН и в Гепрокуратуру. Мы отправили запрос в ИК-2, в котором просим объяснить, почему Навальный лишен беспрерывного сна, на каком основании во время сна, в период времени с 22-х до шести утра, Навального каждый час будит сотрудник учреждения якобы для проверки, не совершил ли он побег? Являются ли такие проверки вашей собственной инициативой? Как такие проверки соотносятся с тем, что Навальный постоянно спит под включенной видеокамерой?»

На каком основании в колонии постоянно проверяют Навального? 

Как пишет сам Навальный, его постоянно проверяют из-за того, что 18 марта еще в московском СИЗО-1 он — как «склонный к побегу» — был поставлен на профилактический учет сроком на три месяца. Причина этого адвокатам осужденного до сих пор неизвестна, говорит Ольга Михайлова.

Вполне вероятно, формальным поводом стало то, что 29 декабря его объявили в федеральный розыск за день до окончания испытательного срока по делу «Ив Роше». Осужденный, который находится в федеральном розыске, сразу ставится на профилактический учет как «склонный к побегу», говорил в интервью РИА Новости начальник колонии ИК-6 Оренбургской области Сергей Балдин. Подтверждения этому можно найти и в решениях судов по другим делам (вот один из примеров). Судьи подтверждают законность постановки на профучет, хотя сотрудники ФСИН ссылаются на пункт 24 приказа Минюста. В нем говорится, что «склонность к побегу» является основанием для этого решения, но не говорится, что объявление в розыск как-то связано с этой склонностью.

В разъяснении прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях (то есть в тюрьмах и колониях) говорится, что, когда осужденные поступают туда из СИЗО, профилактический учет сохраняется. «На заседании комиссии учреждения уголовно-исполнительной системы в отношении них разрабатываются конкретные профилактические мероприятия и за ними закрепляются сотрудники для проведения профилактической работы в течение шести месяцев».

Комиссия может снять заключенного с профучета «не ранее чем по истечении трех месяцев пребывания в учреждении», подчеркивают в прокуратуре. Но в первый же день после прибытия Навального в ИК-2 ему продлили срок профилактического учета до шести месяцев «без каких-либо законных оснований», пишет он в своем заявлении руководителю ФСИН.

Человека, который на профилактическом учете, могут будить каждый час?

Адвокатам Навального неизвестны правовые основания, позволяющие сотрудникам ФСИН с 22:00 до 6:00 ежечасно проверять присутствие заключенного в исправительном учреждении именно таким образом — то есть будить его. С запросом по этому поводу они обратились в руководство ИК-2.

Сам Навальный в заявлении директору ФСИН ссылается на приказ Минюста № 295 от 16 декабря 2016 года о правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, в котором сказано: «Предусматриваются непрерывный восьмичасовой сон осужденных и предоставление им личного времени».

«Медуза» нашла инструкцию о надзоре за осужденными в исправительных колониях, где прямо сказано, что проверять наличие склонных к побегу осужденных в ночное время нужно «не нарушая при этом их непрерывный восьмичасовой сон». Эта инструкция утратила силу в 2000 году, но норма по поводу сна перекочевала в действующую инструкцию «О надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях». Минюст утвердил ее приказом с грифом «для служебного пользования», поэтому она не публиковалась официально.

Впрочем, недавно неизвестные люди прислали проекту «Гулагу.нет» полный текст инструкции. Там говорится о проверке наличия склонных к побегу лиц каждые два часа. Причем после отбоя и до подъема это нужно делать так же, как раньше — «не нарушая при этом их непрерывный восьмичасовой сон». При этом ночью Навального, по его словам, проверяют не каждые два часа, как говорится в этой инструкции, а чаще — каждый час.

Суды в своих решениях настаивают, что постановка осужденного на профилактический учет — это не взыскание. Профучет не должен дополнительно ограничивать права осужденного.

Это обычная практика в тюрьме — не давать спать заключенным?

Руководитель правозащитной организации «Комитет против пыток» Игорь Каляпин сказал «Медузе», что не сталкивался с ситуациями, подобными той, которую описывают Навальный и его адвокаты:

«Были жалобы, что человеку не давали спать на допросе — сутки, двое. Я достаточно много ездил по колониям, общался и с теми, кто склонен к побегу. Их просто чаще проверяли оперативники, у них более строгий режим, их не назначают на работы, связанные с самостоятельным перемещением по колонии, их не отпускают на длительные свидания, у них нет шансов на УДО [условно-досрочное освобождение]. Ни разу за 25 лет никого не будили раз в час системой „Дозор“ и фонарем. Мало того, я точно знаю, что нет таких прописанных протоколов — даже в тех ДСП, которые я видел. Я, если честно, в шоке от услышанного, все это надо проверять. В колонию надо идти — это действительно пытка, ущерб психическому здоровью. Я по поводу пыток депривацией сна знаю только теоретически — Гуантанамо, НКВД, гестапо. Повторюсь, в моей практике такого не было».

Однако бывший сотрудник ФСИН, служивший в мордовской колонии, рассказал «Медузе», что обход и побудки заключенных в 1990-е были обычной практикой. «Не могу назвать внутренних приказов, но еще в 1990-е младшие инспектора, назначенные дежурным помощником начальника колонии на обход жилой зоны, ходили по отрядам с фонариками и каждые два часа смотрели „профучетников“. В зависимости от настроения смены некоторые будили таких заключенных, чтобы они представились. Ведь человек может спать лицом к стене, укрыв лицо одеялом».

То, что происходит с Навальным, — это действительно пытка?

Оценить происходящее с правовой точки зрения сложно, потому что в международном праве довольно мало (pdf.) говорится о лишении сна как форме пыток. В то же время в конкретных случаях суды иногда признают лишение сна или регулярное его прерывание жестоким обращением.

Судьи Европейского суда по правам человека считают, что если заключенному дали поспать хотя бы шесть часов (даже если по закону положено больше), такие условия нельзя признать пыткой. Но в деле «Гулюев против Российской Федерации» (2008) они признали лишение заключенного непрерывного сна и другие бесчеловечные условия во время этапирования нарушением статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод «Запрещение пыток». Гулюева будили каждые два часа, ссылаясь на предписанные инструкцией регулярные проверки. 

Денис Кривошеев, заместитель директора Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии, считает, что о пытках нужно говорить и в случае Навального.

«Лишение сна может быть приравнено к пыткам и иному жестокому, негуманному и унижающему человеческое достоинство обращению. По информации от Алексея Навального, переданной через адвокатов, начиная с 11 марта его систематически лишают сна — каждую ночь охранники будят его по восемь раз. В связи с чем едва ли остается сомнение, что речь идет о пытках или ином жестоком обращении.

Сообщения об ухудшении состояния здоровья Навального также вызывают крайнее беспокойство наравне с его утверждениями о том, что на протяжении нескольких дней ему отказывали в медицинской помощи».

Характерно, что в «Пособии ЦРУ по проведению допросов» (pdf.) — документу, который использовался американскими спецслужбами во время Вьетнамской войны и считается своеобразным «путеводителем по пыткам», — рекомендуется именно прерывать сон заключенных, а не лишать его вовсе, поскольку это ослабляет их волю к сопротивлению. Правда, в этом случае речь шла о добывании военной информации на допросах.

Насколько лишение сна опасно для здоровья?

Оценить опасность лишения сна для заключенных сложно, поскольку научные исследования, как правило, проводятся в менее экстремальных условиях, не связанных с лишением свободы. Эксперты не сомневаются, тем не менее, что все те факторы, которые и так пагубно сказываются на здоровье в тюрьме (отсутствие качественной медицинской помощи, антисанитария, ограничение свободы передвижения), резко усиливаются в случае лишения заключенного сна.

Усредненные данные говорят о том, что сон меньше шести часов связан с долгосрочными проблемами со здоровьем. Однако у каждого человека своя норма сна, и если спать меньше того, что нужно, это может привести к проблемам со здоровьем.

Качество сна также важно. И оно страдает, если человек постоянно просыпается ночью. В краткосрочной перспективе недостаток качественного сна может привести к когнитивным нарушениям. Проще говоря, страдает мышление, внимание, скорость реакции и способность справляться со сложными задачами. Настроение также меняется: человек может стать более раздражительным, подавленным, тревожным. Человек острее чувствует боль.

Если человек продолжительное время спит недостаточно, то у него выше риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, выше уязвимость перед инфекционными заболеваниями и в целом выше риск преждевременной смерти.

Читайте также

Руководствуясь принципами гуманизма Навального отправили в колонию. Вот как суд принимал решение, которое войдет в историю. Репортаж Кристины Сафоновой

Читайте также

Руководствуясь принципами гуманизма Навального отправили в колонию. Вот как суд принимал решение, которое войдет в историю. Репортаж Кристины Сафоновой

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Авторы: Светлана Рейтер, Денис Дмитриев, Дарья Саркисян, Максим Солопов

Реклама