Перейти к материалам
истории

Музыка. Коммунизм. Лекарства Кто такой Борис Шпигель — бывший продюсер Баскова и «фармацевтический король», из-за которого арестовали пензенского губернатора

Источник: Meduza
Александр Саверкин / ТАСС

В воскресенье, 21 марта, в России задержали не только губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева, но и тех, кто, по версии следствия, давал ему взятки: бывшего сенатора Бориса Шпигеля и его жену Евгению. «Медуза» рассказывает историю Шпигеля — «фармацевтического короля» России, сделавшего звездой певца Николая Баскова, и сенатора с десятилетним стажем, на которого не раз указывали международные расследования. А теперь его имя упомянуто и в пресс-релизе Следственного комитета.

В конце 1990-х предприниматель Борис Шпигель учредил продюсерский центр МСК — «Музыка. Совершенство. Красота». Одним из подопечных центра стал начинающий певец Николай Басков, который к тому же женился на дочери Бориса Шпигеля Светлане (они развелись в 2008 году). Именно поэтому в заголовках многих СМИ о задержании Шпигеля говорится как о задержании «экс-продюсера Николая Баскова».

Однако музыкой и продюсированием Баскова он скорее занимался для души — основной капитал и влияние Шпигель приобрел в бизнесе на поставках лекарств. Именно с Борисом Шпигелем и его фармацевтической компанией «Биотэк» связано уголовное дело о коррупции, в рамках которого 21 марта Следственный комитет пришел к губернатору Пензенской области Ивану Белозерцеву — и к самому Шпигелю.

Помимо Белозерцева и Шпигеля СК задержал жену Шпигеля Евгению, а также гендиректора ОАО «Фармация» Антона Колоскова. Евгения Шпигель, по данным базы «СПАРК-Интерфакс», контролирует компанию «Биотэк», в которую входит и пензенское ОАО «Фармация», возглавляемое Колосковым.

Всем фигурантам дела (всего их шесть человек) предъявили обвинения, которые включают в себя дачу и получение взяток на общую сумму 31 миллион рублей. По версии следствия, губернатор брал деньги за предоставление «Биотэку» конкурентных преимуществ при закупке лекарств по госконтрактам для учреждений здравоохранения Пензенской области.

Иван Белозерцев арестован решением Басманного суда на два месяца. Следствие требует ареста и для Бориса Шпигеля (судебное заседание о мере пресечения ему назначено на 23 марта). В Общественной наблюдательной комиссии сообщили, что бизнесмену несколько раз вызывали скорую помощь в изолятор.

Сотрудники скорой помощи вынесли Бориса Шпигеля на носилках из здания Басманного суда. Москва, 22 марта 2021 года
Валерий Шарифулин / ТАСС / Scanpix / LETA

В последние годы фамилия Шпигеля практически выпала из информационной повестки, хотя еще несколько лет назад СМИ называли его «одним из самых влиятельных представителей российского бизнеса», который «занимает видное место в структурах власти».

Будущий «фармацевтический король» Борис Шпигель учился на историческом факультете педагогического института украинского города Каменец-Подольский. Уже тогда он начал делать карьеру по партийной линии: Шпигель работал в горкоме комсомола — в этой молодежной структуре КПСС начинали многие будущие российские политики и бизнесмены. В горкоме Шпигель отвечал в том числе за формирование студенческих стройотрядов — тогда это был неплохой способ заработка и для самих студентов, и для организаторов таких отрядов.

Занимался Шпигель и еще одним прибыльным в советское время делом. «Мы создали вокально-инструментальный ансамбль, который назывался „Родина“, в его репертуаре были и патриотические, и народные песни, в том числе и еврейские. Под „Семь сорок“ лихо отплясывали люди всей многонациональной Украины, и одесские шлягеры пользовались неизменным успехом», — уверял Борис Шпигель (к музыкальному бизнесу он в итоге вернулся в конце 1990-х, учредив продюсерский центр, где начинал Басков).

В 1991 году Борис Шпигель создал компанию «Биотэк», которая специализировалась на производстве и продаже лекарственных препаратов. Одновременно бизнесмен интересовался политикой: на выборах в Госдуму в 1995-м он безуспешно выдвигался в депутаты и вскоре стал помощником спикера Госдумы, коммуниста Геннадия Селезнева, а в 2000-м был назначен зампредом движения «Россия» (руководил им Селезнев). Через два года Шпигель перешел на аналогичный пост в «Партии возрождения России», созданной на базе этого движения.

«Модная тогда была тема — сращивание бизнеса и политики. Бизнесмен получал дополнительный статус при решении вопросов. А Селезнев, было время, имел весьма серьезное влияние. Понятно, что самая крупная рыба в помощники к политикам не шла. Но те, кто помельче, — да», — поясняет «Медузе» политтехнолог Константин Калачев, основавший в те годы «Партию любителей пива».

Статус бизнесмена при крупном политике Калачев коротко описывает одним словом «решала» — но потом решает уточнить: «Бизнесмен-помощник при политике, который помогает конвертировать власть в дензнаки и наоборот». «У любого такого бизнесмена была большая надежда вырасти в крупную рыбу, и у Шпигеля это получилось», — считает Калачев.

Задержание губернатора Пензенской области
Следственный комитет Российской Федерации

К началу 2000-х годов Шпигель стал заметной фигурой на фармацевтическом рынке. «В те времена [начало нулевых] Борис Исаакиевич был вхож к [тогдашнему] министру [здравоохранения Юрию] Шевченко. Во многие кабинеты, говорят, чуть ли не ногой двери открывал», — вспоминает собеседник «Медузы», работавший тогда в Минздраве РФ.

В 2001 году Шпигель, связи которого помогли «Биотэку» войти на рынок госзаказа, стал владельцем пензенского ОАО «Фармация», в прошлом — государственного монополиста на местном лекарственном рынке. Этот шаг открыл ему двери и в большую политику: Шпигель познакомился с пензенским губернатором Василием Бочкаревым. И когда на выборах в Госдуму 2003 года «Партия возрождения России» не смогла преодолеть заградительный барьер, Бочкарев сделал бизнесмена членом Совета Федерации от Пензенской области.

«Тогда это была нормальная, обычная история. Конечно, согласования сенатора администрация президента требовала, чтобы не пустить совсем уж одиозных персонажей. Шпигель таким человеком не был», — говорит собеседник «Медузы», работавший в администрации президента в середине нулевых.

Сам Шпигель говорил о своем назначении сенатором так: «Пензенский народ добрый, открытый, благородный, он достоин лучшего. <…> Пензенская область еще по многим сферам требует поддержки сверху, поэтому я здесь».

Сенатор от Самарской области Константин Титов (слева) и сенатор от Пензенской области Борис Шпигель (второй слева) на заседании Совета Федерации
Василий Шапошников / Коммерсантъ

Значимых постов в Совете Федерации Шпигель не занимал, но в интервью признавался, что считает работу в верхней палате парламента «приоритетной». В начале сенаторской карьеры Шпигель обещал разработать Медицинский кодекс РФ, но этот документ так и не увидел свет. А самым известным документом, под которым стояла подпись Шпигеля как соавтора, стал законопроект об оскорблении чувств верующих, который был разработан в 2012 году — после акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. До его вступления в силу оскорбление чувств верующих считалось административным правонарушением и подразумевало порчу религиозного имущества; с 2013-го оно стало уголовным преступлением с наказанием до года лишения свободы.

Компанию «Биотэк» сенатор передал в руки жены Евгении Шпигель, благодаря чему в 2015 году она вошла в рейтинг 50 богатейших женщин России по версии журнала Forbes и заняла в нем 31-е место. «Я законопослушный человек: когда был избран в Совет Федерации, передал акции жене», — говорил он в интервью тому же Forbes.

Бизнес рос, «Биотэк» занимал все большую долю на рынке, добиваясь успеха самыми разными способами. Президент компании Олег Ковалев, например, был фигурантом одного из крупнейших коррупционных скандалов 2000-х, когда руководители Федерального фонда медицинского страхования (ФФОМС) создали систему сбора взяток с фармацевтических дистрибьюторов в обмен на выделение субсидий на покупку у них лекарств — доказанными в деле были взятки на 27 миллионов рублей.

Поразительной при этом была не сумма взяток, а уровень коррупционеров: на скамье подсудимых оказались глава фонда Андрей Таранов, его первый заместитель Юрий Яковлев, заместители Дмитрий Усенко и Наталья Климова. Именно Климовой — прикомандированной к ФФОМС сотруднице ФСБ, награжденной во время работы в фонде званием «Почетный чекист», — следствие приписывало роль основного организатора коррупционной схемы.

В публикации Forbes цитировались показания начальника контрольно-ревизионного управления фонда Татьяны Марковой, которая утверждала, что за выделение субвенций «своим» территориальным подразделениям фонда компании «Протек» и «Биотэк» платили взятки Климовой: «Я точно знаю со слов Климовой, что стабильно деньги ей приносил президент фирмы „Биотэк“ Ковалев Олег Иванович…» Климову осудили на девять лет лишения свободы, а глава «Биотэка» Ковалев на момент оглашения приговора по этому делу находился в розыске.

Еще два коррупционных скандала, в связи с которыми упоминались «Биотэк» и лично Борис Шпигель, были связаны с расследованиями американской Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) в отношении международных фармацевтических компаний.

В 2012-м SEC подала иск к производителю инсулина Eli Lilly & Co за то, что в 2000–2005 годах компания продавала лекарства российскому фармацевтическому дистрибьютору для поставок Минздраву, а до 30% стоимости контракта платила связанной с дистрибьютором кипрской компании. Как пересказывали суть иска «Ведомости», дистрибьютор принадлежал человеку, который сперва был близким советником депутата Госдумы, а потом, в 2003 году, стал членом Совета Федерации и «оказывал существенное влияние на решения правительства в области фармацевтической промышленности России». В иске российская компания и имя чиновника не называлась, но в детальном описании угадывались Борис Шпигель и «Биотэк».

А в 2016-м SEC сообщила об урегулировании относящихся к 2010–2013 годам обвинений во взяточничестве израильской компании Teva Pharmaceutical Industries. В иске говорилось, что закупки лекарств израильской фирмы по госпрограммам помог организовать «высокопоставленный российский чиновник, владелец дистрибьютора, бывший с 2003 г. по март 2013 г. зампредом комитета Совета Федерации» и сотрудничество с израильтянами принесло его фирме 65 миллионов долларов. Шпигель на это отвечал, что Teva платила «Биотэку» не взятки, а «бонусы» за поставки, что его пост в Совфеде не имел отношения к закупкам лекарств и что он с 2003-го не акционер «Биотэка». Но израильская фирма расторгла контракт с «Биотэком» в том же 2013 году, когда Шпигель покинул Совет Федерации.

«Он [Шпигель] абсолютно точно был весьма влиятельным человеком и оставался до последнего времени. После Совета Федерации он вернулся, видимо, к непосредственному руководству компанией, возглавил совет директоров, и в последний год особенно сильно там бизнес подрос», — рассказывает «Медузе» бывший чиновник Минздрава.

По оценке компании DSM, «Биотэк» входит в десятку крупнейших дистрибьюторов фармацевтической продукции на российском рынке, а в сегменте госзакупок лекарств он на третьем месте с долей рынка 5,9%. При этом выручка компании в 2020-м выросла на 104%. «Такая динамика в том числе связана и с тем, что „Биотэк“ в 2020 году стал крупнейшим поставщиком лекарственной и медицинской продукции, направленной на борьбу с эпидемией [коронавируса], включая среди прочего антивирусные препараты», — отмечается в исследовании DSM. Компания уточняет, что с июня «Биотэк» поставлял лекарства от ковида во все регионы России, а еще — диагностические тест-системы и дезинфицирующие средства; общая сумма его контрактов составила 45 миллиардов рублей.

Источник «Медузы», близкий к властям Пензенской области, рассказал, что связи с Борисом Шпигелем перешли к губернатору региона Ивану Белозерцеву «по наследству» от его предшественника Василия Бочкарева. Губернатор пал жертвой передела фармацевтического рынка и «операции против Шпигеля», полагает источник.

Собеседник «Медузы» на фармацевтическом рынке удивлен и расстроен тем, что случилось со Шпигелем: «Для меня удивительно, что так произошло. Он говорил всегда совсем другие вещи. Если видел признаки коррупционной направленности, он называл это натуральной коррупцией — и говорил, что мы должны положить конец таким попыткам. И он так правду-матку [резал]. Он не представляется человеком, для которого бизнес или прибыль любой ценой».

«Существом из прошлого» назвал Бориса Шпигеля в разговоре с «Медузой» источник, близкий к правительству России. «[Во власти] считается, что таких в крупном бизнесе сейчас должно быть меньше. Тем более в компании с долей рынка госзакупок 5,9%», — так он описывает логику преследования Шпигеля.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Авторы: Андрей Перцев при участии Татьяны Лысовой и Кристины Сафоновой

Редактор: Валерий Игуменов

Реклама