Перейти к материалам
разбор

Байден ввел свои первые санкции против России. Они кажутся всего лишь копией санкций Трампа, но это не так — теперь под угрозой курс рубля

Источник: Meduza
Jim Watson / AFP / Scanpix / LETA

США 2 марта ввели новый набор санкций против России. Хотя новым его можно назвать с большой натяжкой: почти все ограничения, вводимые в качестве реакции на отравление Алексея Навального веществом из группы «Новичок» в августе 2020 года, уже действовали с 2018 года — как ответ на отравление бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери похожим веществом. Санкции администрации Джо Байдена формально оказались лишь чуть более жесткими, чем аналогичный пакет от Дональда Трампа. Но готовность к их ужесточению должна встревожить российские власти и, вероятно, всех жителей страны. Дело в том, что, согласно американским законам, через три месяца администрация Байдена должна будет ввести новые санкции. В 2019 году в аналогичной ситуации Дональд Трамп предпочел ввести самые слабые ограничения из возможных. Не факт, что новые власти США поступят так же.

Что за санкции ввели США?

Часть пакета санкций касается персоналий и учреждений, которые, по мнению администрации Байдена, ответственны за отравление и последующее уголовное преследование Алексея Навального. Все они и до того были в американских санкционных списках. Новацией стало введение санкций против 27-го научного центра Минобороны, который является аккредитованной Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО) лабораторией по исследованию химоружия.

Главная же часть пакета повторяет санкции, введенные в 2018 году предыдущей администрацией США согласно закону о химическом и биологическом оружии от 1991 года. По этому закону власти США обязаны ввести ограничения против стран, «применяющих химическое или биологическое оружие в нарушение международного права или использующих [такое] оружие против своих граждан». Там же прописан возможный список мер, которые принимаются на первом этапе таких санкций:

  • Запрет на продажу в Россию американского оружия или компонентов для его производства.
  • Запрет любого финансирования военно-промышленного комплекса России.
  • Запрет американской помощи России, кроме гуманитарной.
  • Запрет кредитования России со стороны любого госоргана США.
  • Запрет экспорта (и реэкспорта через третьи страны) в Россию американских товаров двойного назначения.

Закон допускает, что администрация может сделать исключения для разных категорий резидентов страны, подпадающей под санкции, а также для тех видов сотрудничества страны с США, которые чувствительны для самой Америки. Трамп в 2018 году воспользовался этим правом, составив обширный список исключений:

  • Под санкции не попало все, что связано с сотрудничеством США и России в космосе.
  • Коммерческие невоенные компании из России сохранили право получать из Америки товары и технологии двойного назначения. Запрет поставок распространялся только на «военных получателей», число которых было ограничено специальным списком, а также на другие компании и лица, если выяснится, что они связаны с военными и ВПК.
  • Разрешался экспорт запасных частей для ранее поставленной техники и некоторых других товаров и технологий.

Администрация Байдена, повторив в целом санкции 2018 года (на сей раз из-за использования химического оружия против Навального), существенно сократила список исключений. Так, разрешены будут поставки космической техники и технологий только в рамках межгосударственного сотрудничества (то есть, например, программа полетов на МКС не пострадает). Сотрудничество в космосе с частными компаниями из России будет свернуто после полугодичного «переходного периода».

Кроме того, компаниям из России — даже не имеющим прямого отношения к армии и ВПК — будет отказано в получении американских товаров и технологий двойного назначения (администрация Байдена приказала Бюро промышленности и безопасности Министерства торговли США ввести против таких поставок «презумпцию отказа» в выдаче лицензии на экспорт). 

Отменяются и поставки запчастей для ранее поставленной техники (кроме запчастей для гражданских самолетов, в целях поддержания авиационной безопасности).

Насколько это ужесточение усложняет жизнь России?

Не слишком. США ввели запреты (иногда по несколько раз) на поставки почти всех действительно необходимых России товаров и технологий ранее — начиная с санкций 2014 года из-за аннексии Крыма и заканчивая санкциями за отравление Скрипалей. В результате пострадали многие государственные программы — от создания самолета МС-21 до постройки новых военных и коммерческих спутников.

Влияние новых санкций на деятельность российских частных компаний вряд ли будет существенным по той же причине: связи с США для них и так давно затруднены. Так, разрешения поставок товаров и технологий двойного назначения для «гражданских» покупателей из России (а также из Китая и Венесуэлы) фактически были отменены еще в прошлом году. Коммерческие невоенные компании из этих стран власти США заподозрили в помощи производителям оружия, а потому, по сути, приравняли их к военным. После этого фактически была запрещена выдача лицензий для экспорта «гражданским» получателям товаров и технологий из длинного списка: от специализированных компьютеров и защищенного телекоммуникационного оборудования, двигателей, лазеров и вплоть до различных высокотехнологичных материалов.

Таким образом, новый пакет санкций с урезанными исключениями — это скорее символический акт, призванный показать, что администрация Байдена относится к действиям российских властей жестче, чем администрация Трампа.

Это значит, что санкций можно не бояться?

Напротив, стремление к ужесточению санкций, продемонстрированное администрацией Байдена, может дорого обойтись России. Дело в том, что нынешний пакет почти автоматически предполагает, что вскоре будет принят следующий.

Тот же закон о химическом оружии от 1991 года предполагает, что если страна, против которой введены санкции за использование химического или биологического оружия, не «исправится» (не даст гарантии, что оружие больше никогда не будет использовано, не допустит инспекторов на свои объекты по производству такого оружия, не выплатит компенсацию пострадавшим), то она будет наказана вновь. По закону через три месяца власти США должны будут ввести второй пакет санкций за отравление Навального. Так же пришлось поступить и Трампу в случае санкций за отравление Скрипалей (он, однако, не уложился в три месяца, а ввел второй пакет только через год — в августе 2019-го).

Закон требует, чтобы президент выбрал санкционный набор из списка в шесть пунктов; он должен выбрать как минимум три пункта. Трамп в 2019 году собрал самый щадящий набор из всех возможных: США обязались препятствовать получению Россией кредитов от МВФ и Всемирного банка, расширили список запрещенного экспорта и запретили покупку американскими банками и другими финансовыми организациями вновь выпущенных российских валютных облигаций.

Все это не слишком сказалось на российской экономике и финансах: самое главное, что за американскими компаниями оставили право покупать российские Облигации федерального займа (ОФЗ). Противники Трампа — демократы в конгрессе — в это же время пытались принять новый закон о «санкциях из ада», который запретил бы американским банкам владеть ОФЗ и покупать их в том числе на вторичном рынке. В 2020 году конгресс принял компромиссный вариант — временно запретил покупать ОФЗ, но только при размещении новых выпусков. Вполне вероятно, что администрация Байдена вернется к этой идее в рамках общей политики ужесточения санкций.

Это может привести к тяжелым последствиям для России. ОФЗ составляют основу российского государственного долга; с помощью их продажи правительство страны сейчас покрывает дефицит бюджета, образовавшийся из-за коронакризиса. Речь идет о гигантских суммах: так, цель Минфина на первый квартал 2021 года — разместить ОФЗ на триллион рублей. При этом 20–25% российского рублевого долга традиционно владеют иностранцы, в том числе американские банки.

Кроме того, есть опасность, что иностранцы под угрозой будущих санкций начнут быстро выходить из рублевых активов. Так уже было в 2018 и 2019 годах, когда все ожидали жесткого запрета на операции с ОФЗ от администрации Трампа; тогда рубль стремительно падал, даже несмотря на относительно высокие цены на нефть.

Более того, есть вероятность, что США введут следующий пакет санкций до того, как истекут три месяца ожидания реакции России. Повод будет другой — по данным CNN и Financial Times, Москву официально обвинят в хакерских атаках на серверы госорганов США в 2020 году, а по сведениям The New York Times, — и в обещаниях платить афганским талибам за убийства американских солдат.

Дмитрий Кузнец

Реклама