Перейти к материалам
истории

«Аллен против Фэрроу» — документальный сериал, в котором приемная дочь режиссера рассказывает о пережитом насилии Что нового узнали создатели? И похоже ли это на правду?

Источник: Meduza
«Амедиатека»

22 февраля в «Амедиатеке» выходит четырехсерийный документальный сериал «Аллен против Фэрроу» режиссеров Кирби Дика и Эми Зиринг. Сериал посвящен многолетнему конфликту режиссера Вуди Аллена и его бывшей гражданской жены, актрисы Мии Фэрроу, которая в 1992 году обвинила его в насилии над их общей приемной дочерью Дилан Фэрроу. Рассказываем, как создавался этот сериал — и открывает ли он зрителям что-то новое в этой скандальной истории.

Авторы «Аллена против Фэрроу» — документалисты Кирби Дик и Эми Зиринг не в первый раз обращаются к теме насилия. В 2005 году фильм Дика «Поворот судьбы» был номинирован на «Оскар» как лучшая документальная картина; он рассказывал о человеке, которого в детстве изнасиловал католический священник. Второй раз Киноакадемия номинировала документальный фильм Дика (сделанный уже с Зиринг) в 2013 году — это была картина «Невидимая война» о насилии в армии. В 2020 году у режиссеров вышел фильм «Под запись» о сексуальных преступлениях в мире шоу-бизнеса. Также они сняли фильмы о неудачных медицинских экспериментах («По лезвию ножа», 2018), об изнасилованиях в университетских кампусах («Зона охоты», 2015), о гомосексуалах, принимающих гомофобные законы в США («Возмущение», 2009) и другие.

Над документальным сериалом «Аллен против Фэрроу» дуэт авторов работал три года. По мнению The Hollywood Reporter, эта работа гораздо сильнее всех предыдущих фильмов Дика и Зиринг. «То, что эти преступления остаются безнаказанными […] говорит о том, что мы все вольно или невольно к ним причастны. Личность Вуди Аллена обезоружила нас. У нас есть культура селебрити, которая обеспечивает им безнаказанность. Мы доверяем им и любим их, а потом не можем поверить в то, что происходит. Мы прикрываем их преступления», — говорит Зиринг. Дик добавляет: «Он всегда изображает из себя жертву, это классика. Люди, обвиняемые в сексуальном насилии, делают это первым делом, они говорят: „Я жертва, меня несправедливо обвинили“».

Основа фильма — история Дилан Фэрроу, приемной дочери актрисы Мии Фэрроу, которую Вуди Аллен удочерил в 1991 году. Через год режиссера обвинили в домогательствах: якобы он привел семилетнюю дочь на чердак дома Фэрроу в Коннектикуте, попросил ее лечь на живот и «совершил над ней насилие» — засунул ей палец во влагалище. И хотя Миа Фэрроу обвинила бывшего бойфренда в этом публично, до суда дело не дошло — окружной прокурор Фрэнк Мако и Миа Фэрроу посчитали, что для Дилан это разбирательство будет слишком травматичным. В 2014 году Дилан Фэрроу написала письмо в The New York Times, в котором впервые открыто рассказала о своем опыте. С тех пор она еще несколько раз комментировала эту ситуацию.

По словам создателей фильма, договориться с Дилан об интервью было непросто, в частности, ее отговаривал брат Ронан Фэрроу, общий сын Мии и Вуди. Однако она все-таки решилась — сериал во многом построен именно на ее воспоминаниях. Миа Фэрроу тоже не хотела участвовать, но в итоге согласилась, по словам режиссеров, «ради дочери». Так основными героями сериала стали Дилан и Миа Фэрроу. Кроме них в съемках приняли участие другие дети Фэрроу, ее друзья, а также психологи, кинокритики и другие эксперты.

Amediateka

О чем рассказывает сериал

1 серия

Первый эпизод посвящен роману Вуди Аллена и Мии Фэрроу. Когда они начали встречаться в 1980 году, у актрисы уже было семеро детей (трое биологических и четверо приемных). Пара никогда не жила вместе, но их отношения продлились 12 лет, за которые Фэрроу снялась в 13 картинах Аллена. Кроме нью-йоркской квартиры у Фэрроу был дом в Коннектикуте, где «дети были ближе к природе» — Вуди приезжал туда летом. Там он проводил много времени с семьей Фэрроу и все больше привязывался к детям, особенно к Мозесу Фэрроу («Мозес его обожал», — вспоминает Миа).

Миа предложила Аллену завести общего ребенка, он согласился при условии, что подруга возьмет на себя «полную ответственность» за него. Сам он не хотел быть отцом. Тем не менее он предложил ей сначала удочерить «маленькую девочку со светлыми волосами». Так в семье появилась Дилан в младенческом возрасте — девочка стала любимицей Аллена, он не отходил от нее ни на шаг, был очень к ней внимателен (однажды даже оплатил место в самолете для ее забытого мишки). Следом у пары родился общий сын Ронан.

Дилан вспоминает в интервью, что Аллен был рядом с ней постоянно, она была «папиной дочкой», в то время как мать занималась новорожденным братом. «Как только он [Вуди] оказывался в комнате, его как магнитом притягивало ко мне». Дилан удивляло, что отцы других детей себя так не ведут. То, что Аллен с особым вниманием относился к девочке, в интервью подтверждают и другие члены семьи и друзья Мии. Миа вспоминает, что девочке не нравилось это внимание: «Дилан пряталась от отца в ванной». Судя по словам Дилан, иногда они с Алленом лежали в одной кровати в белье. Сестра Миа Фэрроу видела, как Аллен мажет Дилан солнцезащитным кремом — и проводит в это время пальцем между ее ягодиц. Однажды Дилан схватила его за пенис при всех, и он резко отмахнулся («Зачем девочке делать это?» — недоумевает Миа). Девушка помнит, как он учил ее сосать его большой палец. Фэрроу считала это поведение странным, но в тот момент не собиралась разрывать с Вуди отношения: «Я думала, он не может быть педофилом. Это мой бойфренд, я знаю его и люблю».

В 1990 году Аллен пошел к клиническому психологу из-за Дилан. Психолог пришел к выводу, что его поведение было неподобающим, но не несло сексуального подтекста — якобы он просто не умел общаться с детьми. Фэрроу увидела улучшения в их отношениях и согласилась сделать его приемным отцом Дилан. В декабре 1991 года он удочерил ее и усыновил Мозеса Фэрроу. «Я верила в наше будущее», — вспоминает Миа. Однако все разрушилось, когда она нашла у него в квартире порнографические фото своей старшей приемной дочери Сун-И, которая тогда была на первом курсе колледжа.

2 серия

Вторая серия посвящена отношениям Вуди Аллена с Сун-И Превин, приемной дочерью Мии Фэрроу. Она начинается с объяснения, почему Фэрроу стала усыновлять детей — она сама выросла в многодетной семье и всегда хотела того же. Затем в фильме рассказывается про начало ее кинокарьеры, непродолжительный брак с Фрэнком Синатрой, а также брак с дирижером Андре Превиным, от которого она родила трех сыновей и с которым удочерила трех девочек, в том числе — кореянку Сун-И. По словам Фэрроу, девочка была закрытой, тяжелее других адаптировалась к новым условиям, Мие пришлось приложить много усилий, чтобы наладить с ней контакт. Друзья семьи подчеркивают, что у Сун-И не было романтических отношений до встречи с Алленом.

Миа предложила Аллену водить Сун-И на баскетбол, чтобы как-то побороть ее замкнутость. В это время и начались их романтические отношения — в мемуарах Аллен вспоминает, как Сун-И впервые поцеловала его. Авторы цитируют показания экономки Аллена в суде: она якобы находила презервативы и пятна спермы в кровати режиссера после визитов Сун-И, когда та еще училась в школе. После того, как Фэрроу нашла фотографии, их отношения с Алленом окончательно разладились, но он все еще мог видеть Дилан, будучи ее приемным отцом. Сун-И же постепенно начала отдаляться от семьи и посвящать все свое время Вуди.

Половина серии посвящена фильмам Аллена, в которых якобы все время используется образ молодой девушки, инициирующей отношения с гораздо более взрослым мужчиной (в «Манхэттене», к примеру, героине 17 лет). Также цитируются авторские ремарки к его сценариям, в которых он предположительно менял возраст героинь в меньшую сторону (сами сценарии на экране не показаны, они только цитируются). Модели Кристине Энгельхардт было 17, когда она начала встречаться с Алленом, — она вспоминает об этом в фильме: «Когда я посмотрела „Манхэттен“, я подумала вау, я же его муза!». Авторы и приглашенные кинокритики делают вывод, что с помощью таких историй в кино Аллен пытался повысить лояльность зрителей к парам с сильной разницей в возрасте.

Дилан подробно рассказывает о самом насилии со стороны Аллена, произошедшем дома в Коннектикуте у Мии Фэрроу. Дилан в очередной раз описывает, как это было: «Он попросил меня лечь на живот, я смотрела на железную дорогу своего брата, а потом он надругался надо мной». Мии не было в то время в доме, за детьми следили две няни и учительница французского. Они потеряли Дилан из виду на 20 минут — Фэрроу предполагает, что именно в это время Аллен совершил насилие над девочкой на чердаке дома. В финале эпизода мы видим видео, которое Фэрроу сняла через несколько дней после этого инцидента, — на пленке семилетняя Дилан несколько раз рассказывает, что с ней делал Аллен.

3 серия

Третья серия начинается с записи телефонного разговора, во время которого Фэрроу плачет и говорит Аллену, что он травмировал их дочь и она не понимает, как он может с этим жить. Авторы говорят, что изучили 60 коробок с документами, «большинство из которых не публиковались с 1990-х», чтобы разобраться в этом деле: протоколы осмотра Дилан психологом, психологическая экспертиза клиники сексуального насилия над детьми при больнице Yale-New Haven в Коннектикуте, документы из расследований в Нью-Йорке и Коннектикуте, видео и аудиозаписи.

После того как Фэрроу обвинила Аллена в насилии над дочерью, он собрал пресс-конференцию в отеле «Плаза», где объявил что любит Сун-И — и вся пресса сконцентрировались на этом, «включилась его мощная пиар-машина», сама Фэрроу в тот момент не давала интервью. Также стало известно, что Аллен отказался от тестировании на детекторе лжи в полиции. «Просто скажи мне, где ты был эти 20 минут!» — говорит она ему по телефону. «Придет время и это станет известно», — отвечает Аллен. Он в свою очередь публично обвинил Фэрроу в том, что она объяснила девочке, что именно нужно говорить. Пресса начала преследовать семью Фэрроу.

Окружной прокурор из Коннектикута Фрэнк Мако обратился за психологической экспертизой Дилан в клинику сексуального насилия над детьми при больнице Yale — New Haven в Коннектикуте, чтобы понять, сможет ли она дать показания в суде. Во время этой экспертизы Дилан интервьюировали девять раз за три месяца. «Они дали мне анатомически правильную куклу и попросили показать, где меня трогал папа. Я делала это снова и снова. Я ненавидела это». Экспертиза заключила, что насилия не было, а ребенок путается в показаниях — и, возможно, мать действительно ее научила всем ответам. Авторы фильма узнали, что все записи социальных работников во время опроса Дилан были уничтожены.

Расследование инцидента в Нью-Йорке, где жила семья Фэрроу, тоже зашло в тупик. Социальный работник Пол Уилльямс, который тоже занимался этим делом и, по словам коллег, ставил приоритеты Дилан выше всего, был уволен, а само дело замяли (комментариев авторам фильма он не дал). «Он [Аллен] мог контролировать и психологов в Йеле, и людей из Нью-Йорка. Он снимает в Нью-Йорке, это приносит городу миллиарды», — объясняет Миа уровень его влияния.

Дело о сексуальном насилии над несовершеннолетней так и не завели — Мако решил не делать этого, чтобы не травмировать Дилан. Одновременно с этим процессом развивался другой суд — Аллен хотел отсудить у Фэрроу право опеки над их общими детьми. Аллен проиграл этот суд и с тех пор больше никогда не общался с Дилан.

4 серия

В четвертой серии авторы говорят о последствиях скандала. О том, как Дилан написала свою колонку в 2014 году и ее поддержал в этом брат Ронан. Фильмы Вуди Аллена еще долгое время успешно шли в прокате по всему миру и получали престижные награды, однако после публикации текста Дилан звезды начали отказываться от сотрудничества с Алленом и стали извиняться за съемки в его кино, ему самому пришлось искать финансирование своих последних фильмов в других странах. В финале мы узнаем, что у Дилан счастливая семья — у нее есть муж и дочь, однако ей до сих пор непросто справиться со своей травмой. Она не винит мать и Фрэнка Мако за то, что дело так и не завели, но все эти годы «мечтала о своем дне в суде».

Дилан (слева) и Миа Фэрроу
«Амедиатека»

Что нового мы узнали об этой истории

В целом четырехсерийный фильм Кирби Дик и Эми Зиринг Кофман нельзя назвать прорывным расследованием — большинство фактов, описанных авторами и героями, уже были известны. «Медуза» подробно писала об обстоятельствах этого конфликта в 2018 году после того, как Дилан Фэрроу опубликовала открытое письмо в The Los Angeles Times, в котором рассказала о своем опыте. Тогда на защиту режиссера встал его сын Мозес Фэрроу, а жена Сун-И дала первое за всю историю интервью. Почти все, что есть в фильме, было описано журналистами уже тогда.

Однако важной частью сериала становятся интервью членов семьи Фэрроу, которые раньше не комментировали ситуацию так подробно и эмоционально. Важны воспоминания самой Дилан и рассказ о том, как сложилась ее жизнь (долгое время ей было сложно общаться со сверстниками и заводить отношения; сейчас у нее дочка и любящий муж, однако воспоминания о пережитом насилии все еще заставляют ее сильно нервничать — в одной из сцен фильма она не может говорить, потому что от нервов у нее трясется подбородок). Миа Фэрроу до этого фильма тоже никогда не рассказывала о своих эмоциях так открыто («Это я виновата, я привела этого человека в семью»).

В новом фильме зрители впервые видят видео, записанные Миа через несколько дней после «случившегося на чердаке», — на них семилетняя Дилан подробно рассказывает матери, что в тот момент делал и говорил Вуди Аллен. Она показывает между ног и говорит, что он трогал ее «здесь». После этого Вуди сказал ей, что увезет ее в Париж. О существовании съемок было известно давно, однако широкая аудитория их никогда не видела.

Также в фильме использованы записи телефонных разговоров Мии Фэрроу и Вуди Аллена, записанные актрисой тайно во время их конфликта. Известно, что Аллен тоже записывал эти беседы, поэтому в своих словах оба родителя предельно осторожны — в основном Фэрроу требует от Аллена объяснений и пытается вывести его на эмоции, но он отвечает очень обтекаемо.

Кроме того, в этом фильме впервые сообщается, что Аллен мог состоять в сексуальных отношениях с Сун-И еще до того, как она достигла совершеннолетия.

Недостатки

К сожалению, в сериале ярко представлена лишь одна сторона конфликта — вернее было бы назвать его «Фэрроу против Аллена», а не наоборот. Сам Вуди Аллен не ответил на запросы об интервью (его позиция иллюстрируется только фрагментами мемуаров, записанных его голосом как аудиокнига), нет в фильме комментариев Сун-И (не ответила на запрос журналистов) и Мозеса Фэрроу (отказался комментировать), а также любых других представителей Вуди Аллена — адвокатов, друзей, свидетелей и социальных работников из Коннектикута, заключивших, что насилия не было. Со стороны Фэрроу же поучаствовали множество героев: от ее одноклассницы и жены старшего сына — до детей, усыновленных уже после того, как Аллен исчез из семьи.

Кроме того, фильм почти полностью проигнорировал пост Мозеса Фэрроу, опубликованный в его блоге в 2018 году. В нем он говорит, что Миа Фэрроу сама была источником агрессии в семье — издевалась над ним и другими детьми, позволяла себе физические наказания, в том числе в отношении детей-инвалидов. Эти обвинения в фильме не упоминаются. Хотя в конце одной из серий уточняется, что Мозес отказался от письма, в котором публично порицал отца в 1990-е.

Неясно из содержания и то, какие из опубликованных документов предаются огласке впервые — а какие нет. И главное: «Аллен против Фэрроу» так и не отвечает на вопрос, что же на самом деле случилось 4 августа 1992 года в доме в Коннектикуте. Авторам не удалось предъявить неопровержимые доказательства вины или невиновности Аллена. Зрителю остается выбирать, кому верить — так и не высказавшейся звезде Голливуда или растерянной семилетней девочке с архивного видео. Фильм не приближает нас к ответу на этот вопрос, однако бесспорно дает понять, что эта история жестоко обошлась со всеми ее героями.

Обновление. После выхода сериала на HBO Вуди Аллен обвинил его создателей в клевете и сотрудничестве с семьей Фэрроу. Режиссер и его жена Сун-И назвали фильм «топорной работой, пронизанной ложью». По их словам, авторы попросили у Аллена и Сун-И комментарий за два месяца до выхода фильма — и дали на ответ лишь несколько дней; в итоге пара от комментариев отказалась. Они по-прежнему отрицают все обвинения.

Наталья Гредина