Перейти к материалам
Компания «Технопарк» заявляет, что проводит работы по рекультивации в Шиесе. Активисты в лагере не верят, что они законны
истории

Шиесский синдром Активисты объявили, что победили в грандиозной войне против свалки в Шиесе. Андрей Перцев рассказывает, почему сразу после этого они все перессорились

Источник: ТАСС
Компания «Технопарк» заявляет, что проводит работы по рекультивации в Шиесе. Активисты в лагере не верят, что они законны
Компания «Технопарк» заявляет, что проводит работы по рекультивации в Шиесе. Активисты в лагере не верят, что они законны
Андрей Перцев / «Медуза»

Мусорный полигон возле станции Шиес в Архангельской области официально объявлен «побежденным» — об этом в начале января 2021 года заявили местные экологические организации. С ними не согласны полтора десятка «неприсоединившихся» активистов, которые продолжают жить в палаточном лагере в 30-градусные морозы, обвиняют местных экологов в сговоре с властями и обещают, что к ним обязательно придет подмога. Активисты из ближайшего к Шиесу поселка Урдома, в свою очередь, уверены, что в протестах больше нет смысла, а в лагере живут люди, которым просто нравится «атмосфера борьбы». Спецкор «Медузы» Андрей Перцев отправился в Шиес, чтобы разобраться, почему общая победа поссорила вчерашних союзников — и что мешает им договориться.

Лагерь передан «под личную ответственность»

«Объявили: протест закрыт, а в лагере какие-то люди, не имеющие отношения… Еще ничего не закончилось, это война!» — негодует в разговоре с «Медузой» лидер палаточного лагеря в Шиесе, жительница поселка Урдома Анна Шекалова. В лагере сейчас живут человек 10–15, которые наотрез отказываются его покидать, хотя в этой «войне» уже объявлена победа.

Экологическое движение «Чистая Урдома» — группа наиболее активных жителей поселка — 9 января 2021 года объявило о завершении протеста «в связи с успешным исходом борьбы народа против строительства полигона отходов».

Протесты против строительства возле Шиеса большого полигона, куда должны были свозить бытовые отходы из Москвы и некоторых других российских регионов, начались осенью 2018 года. Рядом с местом строительства полигона возник палаточный лагерь, где, по оценкам «Чистой Урдомы», за все время протестов побывало около семи тысяч человек.

Многотысячные митинги против строительства полигона проходили в разных городах Архангельской области и в столице соседней Республики Коми — Сыктывкаре. Сотни жителей Урдомы (всего в поселке живет около четырех тысяч человек) в апреле 2019 года перекрывали дорогу к месту строительства. Все это в итоге привело к тому, что власти отказались от планов строительства полигона, — и к отставке губернаторов двух российских регионов.

Проект строительства полигона фактически заморозили еще в 2019 году, но экоактивисты решили выступить с финальным заявлением только в январе 2021-го — когда окончательно поверили, что полигона в Шиесе не будет. Первые пункты заявления гласят: «1. Признать проект „Экотехнопарк Шиес“ закрытым, а снос полигона отходов на Шиесе необратимым. 2. Считать завершенным шиесский протест — протест народа против строительства полигона отходов на Шиесе. 3. Завершить на Шиесе гражданскую вахту по борьбе со строительством полигона».

«Чистую Урдому» поддержали еще две организации, активно участвовавшие в протестах: межрегиональная коалиция «СтопШиес» (объединяет 32 общественных движения в трех регионах Северо-Запада России) и «Комитет защиты Вычегды» (Вычегда — это река в Архангельской области и Республике Коми). А также, как утверждают представители «Чистой Урдомы», большинство местных жителей. «Основная масса людей [в Урдоме] сказала: да, верим, что там ничего уже строиться не будет. Мы приняли решение выпустить наше заявление об окончании протеста вокруг полигона ради констатации факта», — убеждает корреспондента «Медузы» активист движения «Чистая Урдома», адвокат Сергей Якимов, ссылаясь на опрос местных жителей, который проводило движение.

«На Шиесе сконцентрировалось такое внимание, что остальные проблемы Севера — раздельный сбор отходов, плохая работа регионального оператора [по вывозу мусора], выборы, социальные проблемы — остаются сбоку. А мы все в Шиес упирались», — объясняет Якимов. «В других областях идет строительство полигонов — надо им помогать. Не надо внимание заострять на Шиесе, нас отвлекают от других проблем, не дают ими заниматься. Надо это прекратить», — говорит председатель «Чистой Урдомы» Светлана Бабенко.

Пока участники «Урдомы» влились в новую, более крупную структуру под названием «Комитет защиты Вычегды», которая планирует заниматься экологическими проблемами Коми и Архангельской области. Один из участников движения, депутат госсовета Коми от КПРФ Олег Михайлов рассказал «Медузе», что сейчас в регионе готовятся протестные акции против строительства термодеструкторов — небольших мусоросжигательных заводов.

Но небольшая группа активистов, которая продолжает жить в палаточном лагере в Шиесе, не собирается уходить и праздновать победу: заявление «Чистой Урдомы» они называют «предательством народа». Местные экоактивисты в ответ постановили, что деятельность «сообщества граждан, проживающих в палаточном лагере на Шиесе», больше не имеет отношения к борьбе против строительства мусорного полигона и «осуществляется ими под личную ответственность».

Кто заплатил своей карьерой за свалку в Шиесе

Жертвы Шиеса Как один мусорный полигон погубил двух губернаторов — Коми и Архангельской области

Кто заплатил своей карьерой за свалку в Шиесе

Жертвы Шиеса Как один мусорный полигон погубил двух губернаторов — Коми и Архангельской области

«Ребята, делайте больше и убегайте отсюда!»

Одним из важных факторов протеста в Урдоме была «зажиточность» жителей этого поселка, считает сыктывкарский журналист, директор сайта «7×7» Павел Андреев, который не раз бывал в Шиесе. В поселке работают филиал «Газпрома», обслуживающий газопровод Ухта — Торжок, и нефтеперекачивающая станция «Транснефти».

«Протест на Шиесе — это не протест люмпенов, а протест среднего класса: по российским меркам, конечно — сотрудников „Газпрома“ и бюджетников из Урдомы. У них достаточно денег, чтобы думать не только о поиске еды, но и комфортных условиях жизни, которая простирается на десятки километров в тайгу, где люди любят собирать грибы, рыбачить и охотиться», — рассуждает он.

Палаточный лагерь в Шиесе за время протестов урдомские активисты обустроили тоже основательно: здесь есть электричество, столовая и даже баня; в палатках тепло и можно жить с относительным комфортом даже в сильные морозы. Но, конечно, уходить из него люди не хотят по другой причине.

«Нельзя предавать народ: раз взялся, иди вперед, — возмущается лидер палаточного лагеря в Шиесе Анна Шекалова в разговоре с „Медузой“. — Весь год, когда людей били, сажали, не было „Чистой Урдомы“ в лагере толком. Урдомских очень много было, простых людей, шло физическое противостояние, нас били, выгоняли. А в „Чистой Урдоме“ всего десять человек!» (Шекалова имеет в виду инициативную группу движения, подписавшую заявление о прекращении протестов).

Шекалова уверена, что власть намеренно раскалывает протестное движение и этот раскол начал явственно ощущаться во время пандемии коронавируса, активистка называет его «барановирусом».

«Они [представители „Чистой Урдомы“] приезжали, ругались на ребят, которые приехали из разных уголков страны, из-за барановируса, запрещали сюда приезжать, чтобы якобы в лагере не заразиться! Боишься? Сиди дома! — рассказывает свою версию событий Анна Шекалова. — Это протест, люди приезжали, им никто не указ, они будут приезжать и будут наблюдать. Человек не может решать за большой народ, который встал. Так началось недопонимание».

Неподалеку от палаточного лагеря работает строительная техника: экскаваторы возятся в кучах грунта и песка, которые потом разравнивают по территории; на железнодорожные платформы грузят бетонные плиты. Работы ведет ООО «Технопарк» — та самая компания, которая собиралась строить мусорный полигон и которая теперь по решению суда должна снести все, что успела построить (зона выгрузки мусора на станции Шиес, водозаборный узел, общежитие для рабочих).

Компания также должна провести рекультивацию земли — выровнять почву и восстановить ее плодородный слой: на участке под полигон вырубили лес и срезали часть верхнего грунта почвы, торфяник. Власти региона обещали, что все процессы будут завершены к концу 2020 года, но сейчас «Технопарк» обещает снести постройки до конца января, а завезти дополнительную почву для выравнивания и высадить на этом месте деревья уже весной — летом 2021-го.

Активисты в шиесском лагере. Их лидер Анна Шекалова — первая справа в верхнем ряду
Андрей Перцев / «Медуза»

Живущие в палаточном лагере активисты уверены, что рекультивация ничем хорошим не закончится — например, после ее завершения в Шиесе «могут построить мусоросжигательный завод». Косвенным доказательством они считают тот факт, что ни «Технопарк», ни местные власти не показывают активистам сам проект рекультивации. «Давайте делать все по закону. Мы спрашиваем: покажите проект. Не показывают. Как не было проекта по строительству, так нет и по рекультивации. Так, может, они строят что-то?» — гадает Шекалова.

По ее словам, «Технопарк» так и не убрал «подушку в почве», состоящую из песка, щебня и изоляционного материала, которую приготовил для полигона: «Рекультивация — это же восстановление как было, а разве подушка была? Ее просто засыпали песком и грунтом». «Есть большая вероятность, что здесь продолжится строительство не полигона, а мусоросжигательного завода!» — соглашается с ней активист из Башкирии Салават.

Правда, никто не сообщал о планах строительства мусоросжигательного завода в Шиесе. В «Чистой Урдоме» считают этот вариант невозможным: по словам Светланы Бабенко, для такого завода нужны ветка газопровода и отдельная линия электропередачи — газ на Шиес никто не проводит, а недостроенную ЛЭП, которая должна была обслуживать полигон, сейчас разбирают.

А сам палаточный лагерь сейчас мешает проводить рекультивацию, утверждают в «Чистой Урдоме»: он занимает серьезную часть рекультивируемой территории.

«Проблема бы снялась, если бы [в лагере] нас послушали в сентябре. Мы предлагали передвинуться — пока не начались морозы, аккуратно разобрать и переставить все за 150 метров до объекта. Можно свободно ходить и наблюдать, — рассуждает бывший глава поселка Урдома Александр Голоушкин. — Сейчас мусорщики могут воспользоваться и сказать на кассационном суде в Питере 4 февраля: „Невозможно выполнить дальнейшие работы, лагерь мешает, мы не виноваты“. Получается, что эти ребята косвенно способствуют мусорщикам, москвичам».

В «Чистой Урдоме» опасаются, что «Технопарк» перестанет тратить деньги на рекультивацию, и хотят, чтобы работы были выполнены поскорее. «Бороться против рекультивации на данном этапе непродуктивно. Наша позиция: ребята, делайте больше и убегайте отсюда! Денег у них мало, поэтому чем быстрее все случится, тем лучше», — формулирует позицию движения Голоушкин.

По его словам, судьба участка, на котором планировали строить полигон, еще не решена: там могут восстановить лес — или там может появиться новый поселок. Общественные слушания по этому вопросу пройдут 26 января 2021 года.

По мнению активиста движения «Чистая Урдома», адвоката Сергея Якимова, протесты жителей палаточного лагеря против рекультивации вызваны их «навязчивой идеей, что лагерь надо сохранить» — несмотря ни на что. «Мы понимаем закономерность: чем быстрее пройдет рекультивация, тем быстрее пропадет нужда в лагере; чем дольше она идет, тем дольше нужен лагерь», — обозначает он камень преткновения между жителями Урдомы и обитателями лагеря.

Якимов отметает появившиеся в поселке предположения, что у активистов может быть какая-то личная выгода или их мог кто-то подкупить, — но говорит, что не понимает, в чем цель существования палаточного лагеря теперь: «Я бы хотел знать эту цель, у нас будет тогда предмет договора. Если бы действия были последовательными, мы бы вычислили эту цель, а у них непоследовательно все, одни оскорбления, агрессия».

Транспарант на закрытом посту «Костер»
Андрей Перцев / «Медуза»
Закрытый пост «Костер» на пути к станции Шиес. Раньше здесь тоже дежурили активисты
Андрей Перцев / «Медуза»

Некоторые жители Урдомы, с которыми поговорила «Медуза», уже давно воспринимают палаточный лагерь как обузу и помеху. «Ну чего там стоять? Все уже понятно, все сдали назад, снова туда лезть [строителям полигона] смысла никакого нет, везти сюда мусор сжигать — это по расходам золотое будет!» — говорит местный пенсионер.

По его словам, изначально ядро протеста составляли как раз пенсионеры из Урдомы: «У нас было время дежурить, народ крепкий еще. И то — это же тяжелый труд, мы все ждали, когда это закончится. А сейчас там приезжие постоянно — у них ведь должен быть на родине дом, работа? Или ничего этого нет? Тогда, конечно, с лагерем все понятно».

Женщина средних лет в разговоре с «Медузой» спрашивает, как обстоят дела в лагере и кто там живет. На встречный вопрос — как она относится к палаточному городку и его жителям — машет рукой: «Не знаю как… Вроде бы уже все и кончилось, и не надо уже ничего».

Активистом в Урдоме можно назвать практически каждого второго жителя: люди тут очень активно собирались на митинги и даже перекрывали дороги; на многих балконах до сих пор висят плакаты, посвященные Шиесу.

Что еще мы писали про Шиес

Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется Расследование Ивана Голунова

Что еще мы писали про Шиес

Москве надо избавиться от шести миллионов тонн мусора. В какие регионы его будут свозить и кто этим займется Расследование Ивана Голунова

«Раньше как мы жили — работа, огороды, грибочки, дом, семья»

Один из участников движения «Чистая Урдома» Олег Милащенко вспоминает, что конфликты с постоянными обитателями палаточного лагеря обострились еще примерно год назад. Он подчеркивает, это не было противостоянием местных и приезжих — с обеих сторон в ссорах участвовали самые разные люди.

«Когда ты принимаешь людей в лагере, ты не должен сортировать их на первый или второй сорт, а в последнее время в лагере это происходило. Люди пытались приехать; и новые, и те кто был в 2019 году, — к ним начались вопросы, нападки, такую обстановку не каждый выдержит. „Ты там лайкнул, ты там написал! Почему?“ Пошла такая тема — посадить тебя за стол и начать публично тебя оскорблять, чтобы все видели, что я герой, а тебя унизить», — уверяет он.

Лидер палаточного лагеря в Шиесе Анна Шекалова соглашается, что протест поначалу держался в основном на местных, но говорит, что потом к ним присоединилось множество других людей — и сейчас лагерь состоит в основном из активистов, приехавших из других регионов: «В 2019 году урдомские мужчины, молодые, семейные, до пяти вечера работали, приезжали сюда, до двух часов утра дежурили, приезжали в четыре утра домой, спали два часа и ехали на работу. Так было каждый день, мы понимали, что мы одни не справимся, надо стоять и созывать людей». 

Однако группа поддержки лагеря есть и в поселке — ее участники продолжают помогать палаточному городку продуктами и приезжают по выходным на дежурства. «Они [люди из других регионов] приехали и делают вид, что делают добро местным жителям. Местные жители знают, что активисты со всей страны помогали два года отстоять Шиес, и, как благодарные люди, мы не можем громко сказать: „Пора вам и честь знать“. В лагере это чувствуют и соответствующе себя ведут, — мрачно замечает активист „Чистой Урдомы“ Сергей Якимов. — Мы повторяем: „Спасибо, нам больше помощи не нужно!“ Но если намеки они понимать не хотят, им могут сказать грубо. И нам будет неприятно, и им».

«Зачем „Чистой Урдоме“ в интернете обкидывать грязью активистов, соратников, [тех] кто [находится в лагере] с самого начала протеста? Нам политики не надо, власти не надо, мы просто за дело, за свою землю. Тут вообще ничего не должно быть. Выехали — и мы убежали отсюда, нас самих уже два года достало», — заочно отвечает на это Анна Шекалова.

Некоторые активисты из «Чистой Урдомы» считают, что обитателями палаточного лагеря движет своеобразный «шиесский синдром». Бывший глава поселка Урдома Александр Голоушкин кратко описывает его так: «Не могут остановиться — в умах уже одни мечи и орала».

Плакаты против строительства полигона висят на многих балконах в Урдоме. Однако сейчас далеко не все жители поселка благодарят жителей лагеря на Шиесе
Андрей Перцев / «Медуза»

Председатель «Чистой Урдомы» Светлана Бабенко дает более развернутое объяснение: «Есть часть людей, которые пострадали физически и морально — прошли через избиения, суды. У них сохранилось чувство несправедливости, чувство мести, которое не удовлетворено. В конце 2019 года начался переход в мирное русло, надо было мирно находиться в лагере, наблюдать за работами, заниматься агитацией, объяснять суть протеста и его задачи. Но не каждый может справиться с переходом, это тяжелый момент. Они живут в состоянии войны».

В «Чистой Урдоме» считают, что протест по поводу строительства мусорного полигона не прошел для их поселка бесследно: люди стали задумываться о политике и социальных проблемах. «Если бы не было Шиеса, люди бы не открыли глаза, не поняли бы, в каком мире живем. Можно власти и „Технопарк“ поблагодарить за это. Раньше как мы жили — работа, огороды, грибочки, ягодки, дом, семья. Если что не нравится — ну, могли на кухнях обсудить, и все», — говорит Олег Милащенко.

Сергей Якимов в качестве примера «выросшего самосознания людей» предлагает посмотреть на итоги голосования по поправкам к Конституции и выборов губернатора в Ленском районе Архангельской области. Большинство жителей «обнуление» президентских сроков Владимира Путина не поддержали, а кандидат от власти — врио губернатора Александр Цыбульский — проиграл выборы в муниципалитете, где расположены Урдома и Шиес.

«Мы почему стали задумываться — хороший Путин или нет? Мы пишем — он нам не отвечает, не хочет помочь! Мы поняли, что власть не на нашей стороне. Мы добились справедливости, в Хабаровске этого сделать не смогли, но это не значит, что там все успокоилось, у них отторжение к власти еще сильнее!» — уверен Якимов.

Во время вахт на протестных постах жители поселка теснее сдружились меж собой, начали собираться на чаепития, где обсуждают что угодно — от Путина до проблем в местном ЖКХ, добавляет он.

В 2021 году в Урдоме должны пройти выборы поселкового совета, и сейчас активисты думают, каких кандидатов поддержать. Сама судьба совета их тоже беспокоит: в Архангельской области началось укрупнение муниципалитетов, советы и администрации небольших городов, поселков и сел упраздняются и сливаются в один окружной совет и администрацию на территории района.

«На наш муниципалитет область воздействовать почти не могла, а районный уровень — это уже другое дело: там область влияет. За два года многое в законодательстве изменилось: они теперь спят и видят, чтобы не допустить больше такого. Надо укрупнять — системно решить вопрос по всей России», — опасается Олег Милащенко. С возможной ликвидацией муниципалитетов в Ленском районе, которая приведет к их слиянию в округ с одним главой и советом депутатов, «Чистая Урдома» тоже готова бороться.

У экологических активистов есть и другие, куда более грандиозные планы. «Реальная цель — чтобы в Госдуме у „Единой России“ [было] меньше 50%, — говорит активист Сергей Якимов. — Совсем единороссов убрать из Госдумы не получится, а этого реально достичь».

Читайте также

«Мы съели повышение пенсионного возраста. А помойку проглотить не смогли» Как Архангельск превратился в центр массовых протестов. Репортаж Андрея Перцева

Читайте также

«Мы съели повышение пенсионного возраста. А помойку проглотить не смогли» Как Архангельск превратился в центр массовых протестов. Репортаж Андрея Перцева

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Автор: Андрей Перцев, Урдома — Шиес (Архангельская область)

Редактор: Валерий Игуменов

Реклама