Перейти к материалам
Михаил Терещенко / ТАСС
истории

Встречайте «Мультипсихометр» — советскую разработку, с помощью которой в России тестируют силовиков Откуда она взялась и кто на ней зарабатывает

Источник: Meduza
Михаил Терещенко / ТАСС
Михаил Терещенко / ТАСС

После самоубийства офицера ФСО прямо на территории Кремля спецкор «Медузы» Максим Солопов заинтересовался проблемой психологической устойчивости силовиков — и обнаружил компанию, которая снабжает российские спецслужбы, полицию и военных «Мультипсихометрами». Так называется «аппаратно-программный психодиагностический комплекс», разработанный еще в 1980-е годы в одном из НИИ Ракетных войск стратегического назначения. Бизнес на нем построил непубличный предприниматель с Рублевки с хорошими связями в Минобороны и среди силовиков.

30 ноября сотрудник Федеральной службы охраны (ФСО) покончил с собой прямо на территории Кремля, сообщило издание Baza. Издание уверяло, что он был сотрудником личной охраны президента, а причиной его поступка стало «равнодушное отношение руководства ФСО к условиям его работы, а также многочисленные переработки». Источники ТАСС подтвердили факт самоубийства сотрудника спецслужбы, но отрицали, что он работает в личной охране президента, — а возможной причиной самоубийства назвали переживания из-за развода с супругой.

Открытой статистики по самоубийствам в силовых структурах и с применением служебного оружия нет; публике становятся известны, как и в этот раз, только отдельные случаи. Но каждый из них считается чрезвычайным происшествием, предотвратить которое призваны психологические службы силовых структур.

Сотрудники ФСО при поступлении на службу проходят психологический отбор, как правило — в ведомственных медицинских учреждениях при ФСБ, объяснил «Медузе» источник в ФСО. Там же проходят ежегодные плановые психологические тестирования, о них «Медузе» рассказали сотрудники силовых структур, в том числе ФСО. Тестирование выглядит как заполнение бланков с большим количеством однообразных простых вопросов и разными вариантами ответов. Подробности результатов тестируемым обычно не сообщают; психолог делает для кадровиков специальные пометки о категории годности.

Обследуют сотрудников спецслужб и штатные психологи самих ведомств, хотя многие методики для них разработаны частными компаниями. «Медуза» нашла и изучила одну из них — создающую продукт, которым пользуются практически все силовики в России. Небольшая фирма под названием «Научно-производственный центр ДИП» (НПЦ ДИП) уже более десяти лет поставляет силовым ведомствам методики психологического обследования и отбора кандидатов, а также оборудование для этого — аппаратно-программный комплекс «Мультипсихометр» и его модификации.

Непубличному бизнесмену с Рублевки Владимиру Бурлакову, бывшему владельцу НПЦ ДИП и нынешнему владельцу связанной с ней компании «Инновационные психотехнологии», удалось заработать на контрактах с силовиками не менее 100 миллионов рублей. 

Жизнеутверждающие установки сотрудников силовых структур

Только в опубликованной части закупок разных силовых структур можно найти контракты с НПЦ ДИП на поставку психодиагностических комплексов на десятки миллионов рублей. Например, специально для ФСБ компания разработала комплекс «Гранит», а для Минобороны — автоматизированное рабочее место (АРМ) военного психолога 83т379, а также АРМ специалиста профессионального отбора «ОТБОР-В». Более того, навыки работы с этими комплексами обязательны для военных специалистов по психологическому отбору. 

Аппаратно-программный комплекс «Мультипсихометр»
НПЦ ДИП
Аппаратно-программный комплекс «Гранит»
НПЦ ДИП

На сайте самой компании среди ее заказчиков перечислены Минобороны, ФСБ, ФСО, МВД, Росгвардия, ФСИН, МЧС, ликвидированные ФСКН и Спецстрой, а также силовые службы Беларуси и Казахстана. Там же опубликованы многочисленные благодарности от генералов, включая заместителя начальника Генштаба РФ, командующих внутренними войсками, военными округами и Ракетными войсками стратегического назначения, руководителей высших учебных заведений и кадровых подразделений МВД и Росгвардии.

Еще на сайте НПЦ ДИП можно прочесть якобы научные статьи по психологии — с учетом специфики спецслужб и силовых ведомств. Например, о профилактике суицидов пишет член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук Михаил Буренков: «Согласно религиозным взглядам, суицид происходит после того, как утрачена вера в Бога и махровый эгоизм овладевает душой человека. С этим видением согласна и современная психиатрия, рассматривая понятие „вера“ как составную часть общечеловеческих, нравственных ценностей». 

Для профилактики самоубийств автор статьи предлагает не читать личному составу лекции о проблеме — это может лишний раз «спровоцировать слабых» на добровольный уход из жизни, — а направлять основные усилия на «формирование жизнеутверждающих установок». «Примерное описание жизнеутверждающих установок сотрудников российских силовых структур может быть следующим: жизнь стоит того, чтобы жить; жизненные трудности закаляют человека; Господь милостив и не закрывает дверей, не открыв другие; ищите и обрящете», пишет Буренков.

В подписи под статьей указано, что Буренков — кандидат психологических наук, но никаких сведений о его диссертации в электронном каталоге Российской государственной библиотеки нет. Зато в РГБ можно найти две его книги: «Воспоминания сотрудников личной охраны Жукова» и «Традиции и профессиональные ценности российской императорской охраны».

Инновационные психотехнологии

Флагманский продукт НПЦ ДИП для спецслужб и силовых органов — аппаратно-программный психодиагностический комплекс «Мультипсихометр» — представляет собой компьютер со специальным программным обеспечением и базовой периферией: «специализированной психодиагностической клавиатурой, блоком психомоторных тестов, аналоговым манипулятором типа „джойстик“, ножной педалью, головными телефонами». «Головные телефоны» — это наушники (по-английски headphones), а «психодиагоностическая» клавиатура выглядит так, будто кто-то удалил с обычной все клавиши, кроме кнопок со стрелками и цифрами.

Для массового тестирования производитель предлагает поставить «Мультипсихометр» в комплекте с принтером и сканером, с помощью которых можно распечатывать тестовые задания на бланках, а потом загружать результаты в программу для автоматической обработки.

Программы для психодиагностических комплексов содержат библиотеку из нескольких сотен тестов, которые должны выявлять у испытуемых психические отклонения, депрессии, конфликты в коллективе, оценивать их психологическую устойчивость. 

Пример результатов тестирования по системе «Мультипсихометр»
Инновационные психотехнологии

Цены на базовую модель «Мультипсихометра» на сайте компании начинаются от 183 тысячи рублей. В опубликованных госконтрактах стоимость одного комплекса в максимальной комплектации (с рулем и педалями) доходит до 300 тысяч. 

По данным сервиса «СПАРК-Интерфакс», годовая выручка НПЦ ДИП, в штате которой числятся 16 человек, в 2015 году доходила до 100 миллионов рублей (это максимальный уровень), но в 2019-м упала до 21 миллиона, а компания показала убыток. При этом используемые НПЦ ДИП софт, патенты и товарный знак — вся интеллектуальная собственность на психодиагностические комплексы — принадлежат компании «Инновационные психотехнологии», родом деятельности которой значатся поставки программного обеспечения.

Основной владелец «Инновационных психотехнологий», согласно Единому госреестру юрлиц, — бывший совладелец и учредитель НПЦ ДИП, 58-летний уроженец города Златоуст Челябинской области Владимир Бурлаков, который сейчас живет в подмосковном поселке Горки-2 на Рублево-Успенском шоссе.

Среди заказчиков «Инновационных психотехнологий» на сайте перечислены Следственный комитет, «Росатом», РЖД, Московский и Петербургский метрополитен. У компании тоже немало благодарностей от высокопоставленных силовиков: например, есть грамоты от председателя СК Александра Бастрыкина и командующего внутренними войсками Виктора Золотова, который сейчас возглавляет Росгвардию. Компания с гордостью заявляет, что с помощью ее методик протестированы «более миллиона специалистов».

Бывший сотрудник НПЦ ДИП рассказал «Медузе», что каждая сделка с силовиками по продаже психодиагностических комплексов приносила Бурлакову «не менее 200% прибыли», а сам бизнесмен любил хвастаться большими связями в госструктурах. «Сколь далеко простираются его связи наверх — не знаю, может быть, это больше блеф, чем реальность», — говорит собеседник «Медузы».

Сам Бурлаков на переданную ему просьбу пообщаться с «Медузой» никак не отреагировал. Представитель его «Инновационных психотехнологий» при этом предупредил корреспондента, что учредитель вряд ли захочет общаться со СМИ.

Психология судного дня

На сайте Минобороны и в лояльных ведомству СМИ можно найти упоминания психодиагностических комплексов НПЦ ДИП с эпитетами «современный» и «новейший». Но в разделе «Энциклопедия РВСН» рассказывается о разработке «Мультипсихометра» еще в 1980-х годах.

Тогда в 4-м Центральном НИИ Минобороны СССР, занимавшемся различными исследованиями в интересах Ракетных войск стратегического назначения (РВСН), существовал специальный «Отдел обитаемости объектов РВСН». В нем ученые пытались продумать и регламентировать приемлемые условия службы для людей, которые должны были 24 часа в сутки и 365 дней в году гарантировать причинение «неприемлемого ущерба» потенциальному противнику в ядерной войне.

Отдельная команда исследователей взялась за создание технических средств профессионального отбора кадров для РВСН. Среди людей, занимавшихся этим вопросом, на сайте Минобороны перечислены Е. Г. Черепанов — создатель «подвижной психофизиологической лаборатории ПФЛ-1», С. Е. Поддубный — автор «оригинальных методов социально-психологических исследований, позволяющих улучшить психологический климат в подразделениях», а также К. В. Сугоняев — разработчик «многофункционального аппаратурного психодиагностического комплекса „Мультипсихометр-01“». 

Сергей Поддубный, работавший с Сугоняевым в 4-м ЦНИИ Минобороны, сейчас возглавляет кафедру общей и социальной психологии МГИМО. Лауреат многочисленных премий ФСБ, Поддубный в соавторстве с Сугоняевым составил в 2011 году «Методические рекомендации по определению профессиональной пригодности к военной службе по контракту, федеральной государственной гражданской службе и работе» для Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и психологии труда ФСБ (ЦНИЛ ПФПТ).

В том же году директор ФСБ Александр Бортников утвердил своим приказом инструкцию проведения по организации психологического отбора в спецслужбу, в которой закреплял за ЦНИЛ полномочия ключевой структуры, курирующей эту работу. С 1993 года по 2015 год Лабораторию психофизиологии ФСБ возглавлял еще один старый сослуживец Сугоняева по 4-му ЦНИИ Минобороны — Евгений Черепанов.

«Медузе» удалось ознакомиться с опубликованными в специализированных сборниках статьями и докладами Константина Сугоняева. В них говорится, что в 1990-е и в начале 2000-х выпуском небольших партий «Мультипсихометров» занимался завод «Сигнал» в Тамбове, а методики на основе общедоступного ПО и психологических тестов разрабатывали все те же сотрудники 4-го Центрального НИИ «в рамках опытно-конструкторских работ».

Эти работы в военном НИИ продолжались все 2000-е годы. «По сей день эти разработки обеспечивают процветание… НПЦ ДИП, взвалившего на себя бремя регистрации прав собственности, тиражирования и продвижения разработанных в МПО [медико-психологическом отделе 4-го ЦНИИ; более позднее название отдела обитаемости объектов РВСН] продуктов», — пишет Сугоняев в конце 2016 года в статье для сборника материалов научно-практической конференции, прошедшей в Академии Генштаба.

Впрочем, сам Константин Сугоняев несколько лет был тесно связан с НПЦ ДИП, как видно из решения арбитражного суда по иску о нарушении права интеллектуальной собственности. Из документа следует, что с 2006 по 2011 год Сугоняев работал в НПЦ ДИП в должности начальника отдела НИОКР, директора по научной работе. Но «вследствие невыносимых условий для работы был вынужден в январе 2011 года уволиться по собственному желанию», — уточняется в решении суда. 

«Медуза» связалась с Сугоняевым, но полковник объяснил, что продолжает сотрудничать с Министерством обороны России и не может давать комментарии СМИ.

Благодарность генерала

До начала сотрудничества с Сугоняевым, который еще в 1980-е работал над «Мультипсихометром», у НПЦ ДИП не было особой специализации. Его бизнес начинался с поставок компьютеров для учебных заведений Минобороны и пограничной службы России, затем к нему добавились поставки оборудования для видео-конференц-связи и программное обеспечение для ведомственных санаториев.

«До 2004 года включительно [бывший владелец НПЦ ДИП Владимир] Бурлаков и его фирма занимались практически тем же, чем подрабатывали многие технически продвинутые десятиклассники в это время, — свинчивали компьютеры и продавали, а заодно прокладывали коммуникации для их объединения в некоторые системы. Много не заработаешь, конкуренция огромна. Особенность состояла лишь в том, что у Бурлакова были лицензии на работу в „закрытых средах“», — говорит «Медузе» бывший сотрудник НПЦ ДИП.

По утверждению собеседника «Медузы», компания начала продавать свои «комплексы для психологического тестирования» как раз в 2005 году, когда с ней стал сотрудничать Сугоняев (совмещая это с работой в 4-м Центральном НИИ Минобороны), а Минобороны передало производство комплексов и всю техническую документацию в НПЦ ДИП.

Бывший сотрудник НПЦ ДИП полагает, что руководство компании могло получать госзаказы от силовиков при содействии руководства Генерального штаба. От Генштаба получена и самая ранняя из благодарностей, размещенных на сайте НПЦ ДИП, — письмо 2006 года от генерал-полковника Василия Смирнова, который с середины 1990-х по 2013-й курировал работу с призывниками и резервистами.

Наконец, в 2012 году заместителем директора НПЦ ДИП стал Вадим Шаталов, бывший сотрудник главного управления Минобороны по работе с личным составом (ГУРЛС) — именно оно курирует работу военных психологов. 

К 2012 году разные версии «Мультипсихометра» стали одним из основных средств диагностики для психологического отбора в Минобороны, МВД, ФСБ и другие силовые ведомства. Компания «Инновационные психотехнологии» (владеет софтом, патентами и товарным знаком, которыми пользуется НПЦ ДИП) со штатом в пять человек принесла Бурлакову более 100 миллионов рублей чистой прибыли за пять лет — с 2013 по 2018 год, следует из отчетности компании в базе «СПАРК-Интерфакс». 

Резкое падение выручки и убыток компания показала лишь по итогам 2019-го. Именно в этот период в российских вооруженных силах прошла реорганизация органов по работе с личным составом, а Шаталов ушел из НПЦ ДИП (сейчас он служит в структуре Академии Генштаба, курирующей научные исследования по психологическому отбору в войсках). 

Но и Бурлаков к тому моменту перестал быть совладельцем НПЦ ДИП: в декабре 2018 года он передал свою долю младшему партнеру, генеральному директору компании Сергею Кузнецову, оставшись владельцем только «Инновационных психотехнологий». Также продаются два его дома с участками на Рублевке — каждый из них риелторы оценили в полтора миллиона долларов (один оформлен на самого предпринимателя, второй — на его жену).

При этом бывший директор по научной работе НПЦ ДИТ и разработчик «Мультипсхиометра» Константин Сугоняев критикует сложившуюся практику психологического тестирования силовиков.

«Обыденными стали ситуации, когда психолог привлекается для „натаскивания“ кандидатов на прохождение отборочных процедур (например, поступающих в военную академию). Подобная практика не только профанирует профессиональный психологический отбор, но и уничтожает валидность тестов, — писал он в публикации по итогам конференции в РАНХиГС в 2016 году. — Сегодня приходится констатировать: отборочные мероприятия как процесс в силовых ведомствах России осуществляются, но достигают ли они цели — в лучшем случае неизвестно».

На момент публикации этого материала «Медуза» не смогла получить комментарии от Минобороны, МВД, ФСБ и ФСО о том, насколько широко они используют «Мультипсихмотер» — и какова эффективность этой системы.

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Автор: Максим Солопов при участии Ивана Голунова

Редактор: Валерий Игуменов

Реклама