Перейти к материалам
Варшава. 30 октября 2020 года
истории

Широкая красная черта Из-за запрета абортов 150 тысяч жителей Польши вышли на митинг против церкви, националистов и правительства. Репортаж «Медузы»

Источник: Meduza
Варшава. 30 октября 2020 года
Варшава. 30 октября 2020 года
Kacper Pempel / Reuters / Scanpix / LETA

22 октября польский Конституционный суд запретил прерывать беременность даже из-за неизлечимой болезни плода, фактически запретив в стране любые виды абортов. Решение стало очередным этапом консервативной политики, которую правящая партия «Право и справедливость» проводит в стране с 2015 года. Однако на этот раз инициатива столкнулась не просто с недовольством заметной части общества, а с массовыми протестами, которые начались сразу после решения суда и с тех пор продолжают нарастать. Участники акций блокируют дороги, а полиция разгоняет манифестантов слезоточивым газом. Журналистка польского издания Gazeta Wyborcza Виктория Беляшин по просьбе «Медузы» рассказывает о том, как 30 октября протесты достигли своего пика: на улицы Варшавы вышли 150 тысяч человек, которые потребовали не только отмены решения суда, но и смены политического курса страны.

Победу над правом прервать беременность в Польше празднуют националисты и священники

Костел Святого Креста знает каждый житель Варшавы. Расположенный в самом центре города, на улице Краковское предместье, он веками был для поляков символом свободы и безопасности. Он же был убежищем и поддержкой зарождающегося движения «Солидарность». Однако сегодня доступ в него открыт не для всех. После начала общенациональных протестов против ужесточения закона об абортах и ​​обращения главы партии власти Ярослава Качиньского (он попросил поляков защитить «традиционные ценности») вход в собор защищает команда местных националистов. На лестнице, ведущей к храму, плотными шеренгами выстраиваются мужчины, одетые в черные спортивные костюмы. Многие скрывают лица под балаклавами. Одни держат в руках розарии — католические четки, другие — бейсбольные биты и баллончики с перцовым газом. Томаш Бонкевич, связанный с польским крайне правым Национально-радикальным лагерем, объяснил присутствие «охраны» перед церквями следующим образом: «Мы защищаем церкви от профанации. У нас розарии, кулаки, слезоточивый газ — это средства индивидуальной защиты. Это то, что, согласно польскому законодательству, мы можем иметь для защиты своей жизни и здоровья, а также имущества, которое мы защищаем — то есть, собственно, Господа Иисуса».

Женщина держит плакат с надписью «У вас кровь на руках» у церкви Святого Креста. Варшава, 30 октября 2020 года
Wojtek Radwanski / AFP / Scanpix / LETA

Уже неделю националисты не пускают в храм женщин, опасаясь, что те могут организовать внутри акцию протеста — такие угрозы со стороны польских феминисток появились в первый день после ужесточения закона. В прошлое воскресенье, 25 октября, во время мессы в некоторых польских церквях прямо перед алтарем появились женщины с плакатами «Помолимся за аборт». Так они отреагировали на заявления польских священников, которые 22 октября поддержали постановление Конституционного суда. Согласно его решению, польский закон об абортах, который в течение многих лет и так считался одним из самых строгих в Европе, практически полностью их запретил.

Митрополит Краковский архиепископ Марек Ендрашевский в день оглашения решения суда сказал во время службы: «Трудно представить себе более радостную новость». А председатель Польской епископальной конференции архиепископ Станислав Гондецкий заявил: «Я с большой радостью воспринял сегодняшнее решение Конституционного суда. Жизнь каждого человека имеет равную ценность для Бога и должна быть в равной степени защищена государством».

Представители фонда «Жизнь и семья» вместе с Кайей Годек во время дебатов по закону об абортах в польском парламенте. Варшава, 15 апреля 2020 года
Radek Pietruszka / Scanpix / LETA

Принятие решения об ужесточении закона об абортах, продвигаемое «Правом и справедливостью» и правыми радикалами, который аннулировал так называемый «компромисс 1993 года», националисты встретили с энтузиазмом. Ужесточение закона — это личный успех политика Кайи Годек, консервативного юриста и инициатора проекта «Остановить аборты». Еще в 2016 году, из-за опасений, что власти его поддержат, женщины в Польше организовали так называемый черный протест, в котором участвовали сотни тысяч человек. Сегодня, как и четыре года назад, большинство населения негативно относится к запрету абортов. Опрос, проведенный 27-28 октября исследовательским агентством SW Research, показал, что 70,7% поляков против такого запрета. В опросе агентства Kantar для Gazeta Wyborcza 61% поддержали старый закон о прерывании беременности.

Акция «Черный протест». Варшава. Октябрь 2016 года
Jacek Kadaj / Alamy / Vida Press
Акция «Черный протест». Краков. Октябрь 2016 года
Artur Widak / Sipa USA / Vida Press
Акция «Черный протест». Краков. Октябрь 2016 года
Artur Widak / Sipa USA / Vida Press

Несмотря на это, если решение Конституционного суда будет выполнено, польские женщины смогут прерывать беременность только в двух случаях: когда беременность поставит под угрозу жизнь матери или если она стала результатом изнасилования. В течение последних 27 лет женщины в Польше имели возможность законно прервать беременность также в случае обнаружения серьезных пороков развития плода. Согласно данным, опубликованным Минздравом страны, в 2019 году из 1100 легальных абортов 1074 были проведены именно по этой причине. Таким образом, решением Конституционного суда аборты в Польше де-факто признали незаконными.

Польские националисты в свою очередь называют аборт «убийством детей», а протестующих в защиту своих прав женщин — «левыми фашистами» или «шлюхами». Тех, кто на прошлой неделе пытался войти в церковь с транспарантами, избивали и сбрасывали с лестницы.

150 тысяч протестующих под присмотром полиции и армии

Аня, жительница Варшавы, была изгнана из церкви во время одной из таких акций: «Я положила под алтарь плакат с лозунгом „Мое тело — мое дело“. Ко мне сразу подошел человек, который схватил его и разорвал на части, несколько человек меня жестко схватили, зажали мне рот рукой, сказали „заткнись, сука“ и вывели из церкви», — рассказывает она.

В пятницу, 30 октября, во время марша, который прошел по улицам Варшавы под лозунгом «Ты никогда не будешь одна», никто из протестующих в церковь войти не пытался. Всего на улицы Варшавы вышли около 150 тысяч человек — под надзором полицейских, военных, националистов и священников. 

Варшава, 30 октября 2020 года
Leszek Szymanski / EPA / Scanpix / LETA
Варшава, 30 октября 2020 года
Grzegorz Banaszak / ZUMA Wire / Scanpix / LETA

Священники — видя, как толпа скандирует: «Мое тело — мое дело», «Я думаю, чувствую, решаю», «Правительство на тротуар», «Женский ад» и «Fuck PiS» — выкрикивали в ответ в мегафоны слова молитвы «Отче наш», держали в поднятых руках кресты и окропляли святой водой проходящих людей.

В то же время в твиттере появилась запись националиста Томаша Бонкевича: «Тысячи варваров захватили Варшаву! Их единственное требование — убить невинных детей! Они называют это свободой! Я, как католик, молюсь, чтобы вы проснулись, но помните, что если нам придется, мы, защищая беззащитных, раздавим вас и превратим ваше воинственное рвение в пыль!».

Ольга, одна из девушек, вышедших на митинг в пятницу, в ответ не скрывает возмущения: «Это наглость. Священники прячутся за спинами нацистов, они хотят низвести нас до роли инкубаторов и отобрать у нас все права. Вместо того, чтобы смотреть на чужие животы, они должны заняться своими делами. Мне 27 лет, я давно не была в церкви, но то, что происходит сейчас, только убедило меня в том, что я должна решиться на отступничество от католицизма. Сегодня я вышла на улицу, потому что я не согласна с тем, что мужчины в очередной раз пытаются лишить меня основных прав. Детей у меня пока нет. И я боюсь, что не будет. Я решусь их завести, только тогда, когда буду уверена, что я смогу родить здорового ребенка. Польский закон лишает меня этой возможности».

Сестра Ольги, 35-летняя Анна, которая вышла на акцию со своей четырехлетней дочерью, добавляет: «У меня были тяжелые роды. У дочери была гипотрофия, и она попала в инкубатор. Беременность — это всегда риск. И я знаю, что больше не буду рожать. Я не могу понять, почему правительство хочет решать за женщин. И не только за женщин — за их мужей тоже. Ведь если с беременностью что-то пойдет не так и женщина умрет при родах, ответственность за ребенка ляжет на родственников. А что делать, если ребенок родился очень больным? Мама о нем больше не позаботится. Мужчины должны понимать, что это относится и к ним», — раздраженно заключает она.

На вопрос, должен ли аборт быть доступным до 12-й недели беременности — как во многих других странах — девушки не знают ответа. Спустя несколько минут Ольга говорит: «Я не хочу, чтобы аборт стал основным методом контрацепции… С другой стороны, я считаю, что сегодня все понимают, как предохраняться. Для меня польский компромисс до решения суда был оптимальным. Я думаю, что большинство протестующих защищает именно его».

Трое девушек, несущие баннеры и плакаты — на одном из них молодая беременная женщина висит на кресте — не согласны с Ольгой. «Мы не пойдем на компромисс! Единственный компромисс, на который мы можем пойти, — это безопасный, легальный и доступный аборт до 12-й недели беременности! Я не могу простить, что поляки согласились на компромисс 27 лет назад. Ни государство, ни церковь не имеют права решать насчет наших тел. Мы Европа, мы принадлежим к ЕС, так что давайте наконец-то будем иметь те же права, что и в цивилизованном мире», — говорит Магда. Каролина, ее подруга, добавляет: «Я не верю, что в польской церкви есть христианские ценности. Единственное, что делает польская церковь, — это давит на всех тех, кто не соответствует их представлению об идеальном поляке».

В марше принимают участие не только женщины — есть и мужчины, и молодые парни. У участников марша не только плакаты с лозунгами в защиту прав женщин, но и направленные против правительства. Многие нецензурные, например «***** PiS» или «Wypierdalać», что можно цензурно перевести на русский как «идите нафиг».

Варшава. 30 октября 2020 года
Kacper Pempel / Reuters / Scanpix / LETA
Варшава. 30 октября 2020 года
Kacper Pempel / Reuters / Scanpix / LETA

В толпе выделяются радужные флаги — символы солидарности с ЛГБТ-сообществом. Павел, молодой человек с радужным флагом, студент-экономист. С 22 октября он ходит на протесты каждый вечер: «Я гей. Проблема абортов меня не касается, но я не согласен с ограничением прав человека. Я очень хорошо знаю, что это значит, когда вы не можете полностью принимать решения о себе, когда вы не на одном уровне с другими людьми. Я солидарен с женщинами, с моими сестрами и подругами. То, что сделало польское правительство, и то, что делает церковь, — позор», — говорит он, а затем присоединяется к людям, скандирующим «Свободу женщинам!».

«Они напали на целые семьи»

Борьба за запрет абортов в Польше идет с 1989 года. «Поляки убили около 17 миллионов нерожденных граждан, — заявлял тогда Станислав Строжик, бывший активист „Солидарности“. — Их могилы — выгребные ямы, унитазы в гинекологических кабинетах и ​​мусорные баки!».

Тогда власти приняли и компромиссный закон, действовавший до октября 2020 года. Благодаря ему количество легальных абортов в Польше сегодня крайне невелико, а «абортный туризм» стал распространенным среди поляков. По оценкам независимой организации «Аборт без границ», которая поддерживает польских женщин и помогает им прервать беременность за границей, ежегодно с этой целью страну покидают около 100 тысяч женщин.

Марта Лемпарт, лидер организации «Женская забастовка» неоднократно подчеркивала, что запрет на аборты не означает, что польские женщины не будут прерывать нежелательную беременность: «Аборты были, есть и будут. Запрещение абортов не означает, что абортов нет. Запрет на аборты означает лишь то, что дочерям и сестрам политиков PiS, партнерам священников, которые тоже делают аборты втайне, будет легче, а всем остальным, как обычно», — написала она в твиттере.

Во время демонстрации 30 октября некоторые девушки прямо в толпе рассказывали о том, как они прервали беременность. Большинство из них сделали это за рубежом, в основном в Германии, Австрии и Словакии. Те, кто делал это в Польше, чаще всего прерывали беременность дома фармакологическим путем, заказывая таблетки из-за границы.

Варшава, 30 октября 2020 года
Варшава. 30 октября 2020 года
Maciek Jazwiecki / Agencja Gazeta via Reuters / Scanpix / LETA

Юстине 30 лет. Пять лет назад она сделала аборт: «Что я чувствовала? Облегчение. Мы никогда не рассказывали моим родителям об этом. Они религиозны, они бы это плохо восприняли. Теперь у нас есть ребенок, мальчик. Мы всегда хотели детей. Я считаю, что женщина должна иметь право выбирать и решать, когда она забеременеет, и действительно ли она хочет рожать».

Протест 30 октября, инициированный забастовкой женщин, — это не только акция против ужесточения закона об абортах. Среди тысяч собравшихся много поляков, которым надоело продолжающееся правление консервативной партии «Право и справедливость», польского правительства и, прежде всего, лидера правящей партии Ярослава Качиньского, который, по мнению протестующих, является неофициальным главой государства и полностью контролирует президента Анджея Дуду. Многие выкрикиваемые лозунги — и тоже зачастую нецензурные — относились непосредственно к нему. Одной из основных точек сбора протестующих не случайно стала улица в варшавском районе Жолибож. Здесь расположен дом Качиньского.

Протестующие с национальным флагом Польши. Варшава, 30 октября 2020 года
Grzegorz Banaszak / ZUMA Wire / Scanpix / LETA
Варшава. 30 октября 2020 года
Dawid Zuchowicz / Agencja / Scanpix / LETA
Полиция отделяет протестующих от групп националистов. Варшава, 30 октября 2020 года
Czarek Sokolowski / AP Photo / Scanpix / LETA

«Правительство перешло широкую красную черту. Сначала речь шла только о праве на аборт, теперь речь идет обо всем. Сейчас идет борьба за право на аборт, за разделение властей, за аполитичную прокуратуру, за безоговорочное членство Польши в Евросоюзе. Консервативные политики просто должны убраться отсюда. И все», — говорит Петр, архитектор из Варшавы. Он пришел на протест с женой и двумя дочерьми. Его жена Юлия добавляет: «Сегодня это вопрос прав человека. Они напали на целые семьи, а не только на женщин. Я ненавижу это правительство, эту власть. В то время как 20 тысяч человек заражаются коронавирусом каждый день, они выводят нас на улицы».

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Виктория Беляшин, Варшава

Реклама