Перейти к материалам
Спасатели работают на месте взрыва ракеты в Гяндже, 11 октября 2020 года
истории

В Карабахе объявили перемирие, но обе стороны его тут же нарушили. Что там случилось за последние дни и когда может закончиться война?

Источник: Meduza
Спасатели работают на месте взрыва ракеты в Гяндже, 11 октября 2020 года
Спасатели работают на месте взрыва ракеты в Гяндже, 11 октября 2020 года
Aziz Karimov / AP / Scanpix / LETA

9 октября Армения и Азербайджан при посредничестве России договорились о «гуманитарном» прекращении огня: предполагалось, что стороны во время перемирия получат возможность вывезти тела своих солдат с поля боя, а потом попробуют начать более серьезные переговоры. Тела забрали (по крайней мере на некоторых участках), но переговоров не получилось. Через несколько часов после начала перемирия артиллерийские обстрелы возобновились по всему фронту; Азербайджан возобновил бомбардировку главного города Карабаха Степанакерта из установок залпового огня «Смерч» с кассетными головными частями, а Армения нанесла удар по второму по величине азербайджанскому городу Гяндже баллистической ракетой (какой именно, пока неизвестно) с мощным зарядом. Одновременно азербайджанские войска, похоже, понесли первое существенное поражение в войне. Они по-прежнему имеют преимущество в огневой мощи (особенно в воздухе), но на быстрое крушение армянского фронта им рассчитывать не приходится.

Что было до перемирия?

Азербайджанские войска при поддержке боевиков из числа протурецкой сирийской оппозиции 27 сентября перешли в наступление по всей «линии соприкосновения» замороженного еще в середине 90-х карабахского конфликта. 

  • За десятилетия перемирия армяне Карабаха построили мощные по местным меркам укрепления и оборудовали огневые позиции. Поэтому Баку решил сначала подавить оборону противника на переднем крае и в глубине с помощью мощной (по меркам Закавказья) беспилотной авиации (БПЛА) и артиллерии.
  • Первым делом Баку использовал свое преимущество в современных средствах вооруженной борьбы: закупленные у Израиля беспилотники-камикадзе Harop и полученные у Турции прямо накануне войны ударные беспилотники Bayraktar TB2.
  • Беспилотники нанесли удары по карабахской системе ПВО (Harop «заточены» именно на уничтожение радаров и зенитно-ракетных комплексов). Азербайджанское министерство обороны распространило видео, на котором, как заявлено, БПЛА уничтожают радар и ракетный комплекс системы С-300, якобы переброшенной в Карабах из Армении. 
  • После того, как препятствие в виде ПВО было в целом устранено, они принялись за технику, артиллерию, огневые позиции и склады боеприпасов. Эти многочисленные атаки были подтверждены видеозаписями (это важный элемент современной информационной войны).
  • Однако непосредственно на поле боя успехи азербайджанцев пока не столь велики. На севере Карабаха 3 октября им удалось занять долину реки Тертер (важный рубеж армянской обороны). С тех пор Карабах не раз объявлял об успешных контратаках на этом фронте, но видеоподтверждений этому не представил.
  • На юге азербайджанские войска ведут наступление вдоль иранской границы, где их продвижению способствует равнинная местность; в горах наступать намного сложнее. 4 октября они смогли занять город Джебраил в 10 километрах от бывшей линии соприкосновения. Премьер-министр Армении Никол Пашинян сообщил в интервью РБК, что армия Карабаха просто заманивала азербайджанцев в Джебраил, а теперь прижимает их к иранской границе. Однако это сообщение снова не было подтверждено никакими видео.
  • Когда министры иностранных дел двух стран уже прибыли в Москву на переговоры о перемирии, президент Азербайджана Ильхам Алиев сообщил о новой победе: из Джебраила острие наступления было повернуто вглубь Карабаха, в горную долину с центром в городе Гадрут. По словам Алиева, Гадрут и соседние села были «освобождены». Это означало бы, что азербайджанская армия вышла в тыл всего армянского южного сектора обороны. Однако на сей раз и Баку не представил никаких свидетельств победы.
  • Уже после заключения перемирия карабахские военные признали (как сообщали российские журналисты из проекта Wargonzo, находящиеся на передовой), что в Гадрут «просочилась» небольшая (около 200 человек) группа азербайджанских — или, как уверяют в Карабахе, турецких — спецназовцев, а армянские войска проводят операцию по их уничтожению.
  • 11 октября те же журналисты сняли видео в Гадруте, из которого следует, что его контролируют армяне.
Рабочие в Степанакерте чинят линию электропередач после бомбежки. 10 октября 2020 года.
Aris Messinis / AFP / Scanpix / LETA

И что будет дальше?

Азербайджанская армия по-прежнему владеет инициативой и имеет преимущество в огневой мощи (прежде всего в воздухе). Однако война, очевидно, только начинается; пока силы, подчиняющиеся Баку, не смогли продвинуться вглубь горных районов Карабаха. Обе стороны несут тяжелые потери: армянские — от ударов беспилотников и артиллерии, азербайджанские — от ответных артиллерийских ударов и от огня противотанковых ракетных комплексов из засад. 

Очевидно, у Баку изначально было больше сил, чем у небольшой армии Карабаха (она, фактически, представляет собой экспедиционный корпус армии Армении): по данным Military Balance, 2019, в азербайджанской служат 66 тысяч человек, а в карабахской — 18–20 тысяч. Однако неясно, в какой степени в конфликте задействована собственно армия Армении (42 тысячи военнослужащих, сотни танков и артиллерийских орудий). У Еревана, очевидно, есть политические и логистические сложности с тем, чтобы обеспечить переброску войск в Карабах; не ясна реакция на такой шаг Турции (возможно усиление ее поддержки Баку); переброске мешает превосходство Азербайджана в воздухе. Цель Армении — сделать так, чтобы борьба приобрела позиционный характер, для чего Карабах должен не допускать продвижения азербайджанцев вглубь горных районов и научиться минимизировать потери от беспилотников.

После этого Еревану останется надеяться, что Баку предпочтет войне на истощение (где он тоже имеет преимущество в ресурсах) переговоры о политическом решении. Вероятно, к этому Азербайджан будет склонять и Россия. В случае долгосрочного перемирия президент Алиев сможет предъявить для внутреннего употребления текущие победы: в конец концов, Азербайджан не мог отбить у армян сколько-нибудь существенные участки территории с 1994 года.

Две страны вообще могут о чем-то договориться?

В конце 1990-х они были близки к этому. ОБСЕ разработала план (в 2007 году был обновлен и оформлен в «Мадридские принципы»), по которому армяне должны были вернуть Баку занятые ими территории, не входящие собственно в бывшую советскую Нагорно-Карабахскую автономную область Азербайджана. Эти районы были заняты ими в конце первой войны «для обеспечения безопасности Карабаха». Из районов с преимущественно азербайджанским (в отличие от Карабаха) населением бежали сотни тысяч людей. Согласно «Мадридским принципам», Ереван оставил бы себе только район дороги, связывающей Карабах с Арменией (Лачинский коридор). Статус Карабаха и гарантии для его армянского населения предполагалось решить позже с помощью народного волеизъявления.

В 1990-е Баку соглашался обсуждать план. В Ереване, который недавно победил в войне, говорить об уступках было сложнее: президенту страны Левону Тер-Петросяну, который был готов принять план, пришлось уйти в отставку. В начале 2000-х о поддержке плана заявляли и СМИ, близкие к нынешнему премьеру (тогда — оппозиционеру) Николу Пашиняну.

Теперь, вероятно, Ереван мог бы вернуться к обсуждению «Мадридских принципов». Однако не факт, что это устроит Баку, который рассчитывает добиться полной военной победы.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Дмитрий Кузнец

Реклама