Перейти к материалам
истории

В Дагестане шесть заключенных сбежали из колонии. МВД отчиталось об их поимке в инстаграме — и получило волну поддержки в адрес беглецов

Источник: Meduza
ГУ ФСИН / ТАСС / Scanpix / LETA

22 сентября 2020 года из исправительной колонии строгого режима № 2 в поселке Шамхал под Махачкалой сбежали шестеро заключенных — четыре дагестанца и двое граждан Таджикистана. Их восемь дней искали силовики из Дагестана и соседней Калмыкии, республиканский спецназ Росгвардии, сотрудники уголовного розыска МВД и ФСИН. И наконец нашли — по наводке чабана, в калмыцком поселке Улан-Хол в 380 километрах от места побега. К побегу они готовились год и сбежали через тоннель, вырытый под одним из рабочих цехов колонии. Пастух, который помог их задержать, получит обещанную дагестанскими властями награду до миллиона рублей, пишет РИА «Новости» со ссылкой на источник в правительстве республики. А самим зэкам добавят по пять лет срока за попытку побега.

Первая новость о задержании появилась в инстаграме республиканского МВД.

К моменту выхода этой статьи под постом было больше двух тысяч комментариев — и большинство комментаторов либо сочувствуют задержанным, либо сомневаются в том, что вся операция по их поимке — не инсценировка. «Вот покажите видео с лицами именно тех, кто сбежал, тогда можно поверить, хрен поймешь, кто это вообще», — пишет один из комментаторов.

На следующий день, 1 октября, МВД опубликовало видео, где начальник уголовного розыска республики полковник полиции Магомеднаби Адильханов рассказал хронологию событий побега. В подписи к посту говорится: «Всем сочувствующим хочется напомнить, что двое были осуждены за убийство, четверо — за торговлю наркотиками». Убедило это немногих — из больше чем тысячи комментариев под этим постом больше всего лайков набрали те, в которых выражается поддержка и симпатия к задержанным.

Тогда пресс-служба МВД выпустила еще один пост: «Но как это возможно в обществе, где шесть беглых, особо опасных преступников, осужденных за жестокие убийства и торговлю наркотиками, сбежавших из колонии строгого режима, получают такое одобрение и поддержку? Сочувствующие убийцам и наркоторговцам, погубившим не одну жизнь, вы правда хотите жить в процветающем Дагестане?» На вопрос «Медузы», что могло вызвать такую реакцию общества на это задержание, в ведомстве ответили: «Мы действуем согласно закону. Нам какая разница, как комментируют люди. Если человек нарушил закон, естественно, он должен отвечать». Позже пост был удален.

В комментариях под постами дагестанского МВД о побеге из шамхалской колонии часто вспоминают историю братьев Гасангусейновых — двух чабанов, которых убили в августе 2016 года во время спецоперации республиканских и федеральных силовиков в Шамильском районе Дагестана. Никаких доказательств причастности братьев к террористическому подполью предъявлено не было. Родственникам расстрелянных силовиками пастухов лишь несколько лет спустя удалось добиться возбуждения уголовного дела об их убийстве, но оно до сих пор ничем не закончилось. «Беглецы — это провал правоохранительных органов, и тут они сработали моментально. А явный беспредел органов остается нераскрытым годами», — так объяснил «Медузе» параллели между этими двумя делами один из комментаторов в инстаграме дагестанского МВД, попросивший не называть его имени.

По мнению главного редактора общественно-политического еженедельника «Новое дело» Гаджимурада Сагитова, подробно освещавшего дело братьев Гасангусейновых, дагестанцы не столько сочувствуют сбежавшим заключенным, сколько не верят властям. «Никогда дагестанское общество не будет сочувствовать убийцам и тем более наркоторговцам. — говорит он „Медузе“. — Суть в том, что люди их не воспринимают преступниками. Мы все знаем множество историй, когда людям подкидывали наркотики, когда чиновники, совершившие тяжкие преступления, оставались на свободе. Общество, помня о том, что многих людей пытают, и они проходят по особому порядку, оговорив себя, признав себя виноватыми, не верит этим обвинениям».

Патимат Амирбекова

Реклама