Перейти к материалам
истории

Там все нарисовано Перед голосованием по поправкам и «обнулению» Россия «вышла на плато» по заболеваемости коронавирусом. Мы выяснили, как это было сделано

Источник: Meduza
Сергей Бобылев / ТАСС / Scanpix / LETA

Президент Владимир Путин объявил, что пик эпидемии в России пройден, еще 26 мая — ровно за месяц до старта голосования по поправкам к Конституции и «обнулению». Оставшееся до плебисцита время регионы отчитывались о равномерном падении количества случаев или хотя бы о «выходе на плато» — и продолжали снимать карантинные ограничения. О ковиде как будто забыли — несмотря на многочисленные свидетельства из переполненных больниц. Спецкор «Медузы» Лилия Яппарова поговорила с врачами, пациентами и учеными из Югры, Свердловской области и Петербурга, которые сейчас лидируют по приросту числа инфицированных, и узнала, как на самом деле протекает эпидемия — и сколько еще регионов попало бы в список «самых болеющих», если бы статистика велась честно.

Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

«В ХМАО хотя бы считают честно» 

8 июня жительница Сургута Беневша Меджидова обратила внимание, что никак не может согреться. Скоро стало трудно дышать, от любого усилия выступал ледяной пот. «Как будто дождь с лица лился», — вспоминает в разговоре с «Медузой» Меджидова.

Через сутки болело уже все: Беневша не могла вытерпеть ни прикосновения 11-летней внучки, ни попыток родных сделать ей массаж шеи (раньше он часто помогал Меджидовой от кашля). «Мне было так больно! Как будто у меня там открытая рана», — рассказывает сургутянка.

Вечером 9 июня ее осмотрел врач — оказалось, что кровь насыщена кислородом только на 94%, вспоминает Меджидова (у здорового человека этот показатель выше). «Не хорошо, но и не плохо», — резюмировал доктор; компьютерную томографию (КТ) он сделать не предложил, но взял мазок на коронавирус.

Результата этого анализа нет уже третью неделю; своего диагноза Меджидова не знает до сих пор. Все лечение опирается на результаты томографии, которой семья добилась только после третьего обращения к врачу. «В легких есть „признаки, которые с высокой степенью вероятности могут быть ассоциированы с вирусной пневмонией COVID-19“, — зачитывает жительница Сургута результаты КТ. — У меня 24% легких оказалось поражено. Но в больницу не положили; сказали, что „госпитализируют, только если поражено больше 40%“».

В частном разговоре врачи объяснили Меджидовой, что сургутская областная клиническая больница (СОКБ) переполнена. «Я спросила заместителя главврача, почему меня [к ним] не положили, — пересказывает свой разговор с руководством больницы Меджидова. — Мне ответили, что у них вся девятиэтажка [здания больницы] переполнена, а из Минздрава было постановление, что „первой и второй категории [тяжести] не класть — только третьей и четвертой“. Это они уже перед смертью, что ли, кладут?»

«Больница у нас не переполнена: в СОКБ сейчас коечный фонд составляет 900 коек, а занято этим утром было 736, — рассказала „Медузе“ главный инфекционист Югры Людмила Катанахова. — Госпитализация осуществляется в том числе на основании приказов Минздрава РФ: есть приказ № 198, есть дополнения и изменения к этому приказу — приказ № 459 от 18 мая [2020 года], где четко определены категории пациентов, которые могут лечиться амбулаторно — на дому, — и те категории, которые необходимо госпитализировать. Учитывается возраст, учитываются сопутствующие заболевания (сахарный диабет, ожирение), мы смотрим частоту дыхания, поражение легочной ткани».

Сургут — главный очаг эпидемии в регионе: в местную инфекционную больницу ежедневно поступает до полусотни пациентов с симптомами COVID-19. Весь регион, согласно официальным данным, сейчас переживает самый мощный всплеск заражений: с 23 июня в Югре заболевает около 300 человек в сутки (больше — только в Подмосковье и Москве). Недавно оперативный штаб ХМАО даже решил отказаться от еженедельных брифингов.

10 июня директор департамента здравоохранения Югры Алексей Добровольский заявил, что регион только приближается к пику. «Мы зашли в историю, которая будет продолжаться еще несколько месяцев как минимум, — говорил Добровольский. — Люди связаны ежедневными поездками на работу, на промзону, на месторождения, это перевозки в автобусах, может, обеды в столовых, близкое, скученное времяпрепровождение».

15 июня были уволены главврачи Когалымской городской больницы Олег Маковеев и главврач Няганской городской поликлиники Ильмир Заманов, в клиниках которых зафиксировали вспышки коронавируса.

С тех пор очаги COVID-19 выявляли по всему ХМАО: и на предприятиях «Газпрома», и в исправительной колонии в Нижневартовске, и в центре для наркозависимых. Обсуждаются слухи о заражении сотрудников крупнейшего в Ханты-Мансийске магазина «Лента»; после вспышки в отделении «Почты России» в поселке Пойковский власти муниципалитета решили ограничить въезд в этот населенный пункт.

22 июня мэр Москвы Сергей Собянин (он уроженец Югры) отправил на помощь региону бригаду врачей.

В ходе одного из последних видеообращений Владимир Путин назвал Югру в числе регионов со сложной эпидемиологической ситуацией. Однако трое демографов и аналитиков, с которыми поговорила «Медуза», убеждены: точно такой же всплеск, как в ХМАО, может скрываться в данных из многих российских регионов — просто коронавирусные «пики» в статистике многих субъектов «спрятаны» за манипуляциями.

«В ХМАО хотя бы считают честно, — говорит „Медузе“ специалист по работе с государственной статистикой, попросивший не называть своего имени из-за угрозы увольнения. — Если вы видите какой-то всплеск в каком-то регионе, это автоматически уже означает, что регион меньше остальных врет [в своих отчетах об эпидемии]. А в некоторых регионах мы даже не узнаем, что происходит всплеск, пока [местные жители] в соцсетях не напишут».

Трое собеседников «Медузы» — демограф и двое специалистов по анализу данных — июньской статистике Роспотребнадзора по заболеваемости не верят. Причем данные искажены настолько, что за официальными отчетами о «выходе на плато» может скрываться и серьезный прирост заболеваемости, убежден один из демографов. «Мое мнение, что это наше „плато“ — это на самом деле увеличение, — рассказывает специалист. — Да, Москва действительно прошла пик и реально очень хорошо снизилась по всем параметрам, но на этом фоне продолжается рост в регионах. И большинство из них отчитываются так, что у меня нет никаких сомнений: там все нарисовано. А из немногих оставшихся „честных“ будет понятно, что там идет достаточно сильный рост».

Обнуление статистики

Российская статистика по COVID-19 стала «переписываться» на уровне регионов еще весной, рассказали «Медузе» трое специалистов, которые следили за ходом подсчета. «К концу мая статистику взяли под контроль в большинстве регионов — и [из Москвы] дали приказ нарисовать статистику перед „обнулением“ покрасивее, — говорит демограф, попросивший не указывать его имя; он следит за региональными данными с марта. — И сейчас у губернаторов есть абсолютная воля: показывать или не показывать [реальную картину]. Вот и рисуют нам „уверенное плато“, „уверенный спад“».

26 мая президент объявил, что пик эпидемии пройден, — к тому моменту, за месяц до старта голосования по поправкам и «обнулению», такая переоценка хода эпидемии и сопутствующее снятие карантинных ограничений стали политически необходимыми, рассказывали «Медузе» собеседники в правительстве. Рассматривалась властями и вероятность, что неделя плебисцита приведет к эпидемиологической вспышке — этот рост заболеваемости власти готовы были сначала «пригладить», а потом, в июле, внести в статистику задним числом, говорил близкий к мэрии источник «Медузы». «Это объяснят якобы наступившей второй волной эпидемии», — утверждал собеседник.

27 мая, на следующий день после заявления президента о переломе в ходе эпидемии, вышли новые методические рекомендации Минздрава — именно они позволили серьезно скорректировать федеральную статистику и «вывести ее на плато», убеждены двое поговоривших с «Медузой» демографов. Министерство внесло кардинальные изменения в российский метод подсчета случаев COVID-19: медицинские власти призвали регионы перестать включать в статистику тех инфицированных, которые не проявляют симптомов.

Именно это нововведение позволило в июне вывести ежедневный прирост зараженных на плато, сказали «Медузе» два работающих с государственной статистикой по заболеваемости и смертности демографа, попросившие не раскрывать их имен. «У нас [в России] очень долго держалось в районе 8,5 тысячи [заболевших в день] — это, конечно, было занижено. Ведь по всей стране [в регионах] шел медленный рост — думаю, реальные цифры колебались тогда от 10 до 12 тысяч, — утверждает один из собеседников. — Если разобраться, то наше „плато“ — это результат параллельного сокращения числа [учтенных] бессимптомных [случаев] и постоянного роста числа случаев с симптомами».

В регионах эпидемия продолжала развиваться весь июнь, однако ежедневный прирост продолжил сокращаться и ко второй половине месяца ушел ниже восьми тысяч случаев в день. Достигнуты такие показатели были, уверены поговорившие с «Медузой» демографы, только благодаря манипуляциям с данными. «В последние дни перед голосованием мы увидели, что статистика загнулась вниз. Мое впечатление, что это „загнуто“ искусственно», — говорит изучавший июньское падение собеседник «Медузы».

Люди наблюдают за подготовкой к параду Победы в Москве. 18 июня 2020 года
Михаил Джапаридзе / ТАСС / Scanpix / LETA

Статистику могли «править» и под прошедшие 24 июня парады Победы, обратили внимание эксперты. «Когда нам нужно было проводить парад, у нас резкий восходящий тренд в нескольких регионах затормозился или хотя бы „вздрогнул“, — сказал „Медузе“ Алексей Куприянов, эксперт по анализу данных и доцент департамента социологии Высшей школы экономики. — Еще, например, в Челябинске в 20-х числах активные случаи скакнули вниз; слегка „кивнула“ Чита; в Екатеринбурге был тоже такой „рог“ в 20-х числах, когда активные случаи скакнули вниз, ежедневный прирост замедлился».

Экономист и специалист по анализу данных Татьяна Михайлова перестала следить за региональной статистикой в начале июня. «Статистика заражения коронавирусом вызывала вопросы в некоторых регионах еще в апреле-мае. А в июне эти аномалии стали массовыми. В последние две недели вся статистика коронавируса по России мне кажется недостоверной», — объясняет Михайлова.

Данные Роспотребнадзора о зарегистрированных случаях коронавируса в отдельных регионах еще в конце апреля демонстрировали «чрезмерную стабильность», обратила внимание Михайлова. «Например, с середины апреля до середины мая изо дня в день в Курской области было от 66 до 70 случаев COVID-19, а с середины мая — от 80 до 85. Такие данные не могут отражать реальное число случаев положительных тестов. По каким-то причинам статистика была „сглажена“», — сказала экономист «Медузе».

«В последние недели во многих регионах наблюдается странная стабильность дневных данных и постепенное снижение числа случаев. Например, в Санкт-Петербурге с конца мая график числа случаев гладкий, без колебаний, и демонстрирует стабильность или снижение. При этом мы знаем из сообщений врачей и СМИ, что в начале июня в Санкт-Петербурге росло число госпитализаций с пневмониями и больницы были переполнены. Мне кажется, что статистика Роспотребнадзора реальной ситуации не отражает», — говорит Михайлова.

«И такая странная стабильность наблюдается и в других регионах. Даже в тех, где коронавирусная статистика всегда была более-менее достоверного качества (таких как Москва, Иркутская область, Ивановская область). Например, в Москве в последние две недели исчезли колебания в статистике дневных случаев», — продолжает эксперт.

Регионы, которые манипулируют данными, легко отличить, рассказывает Куприянов. «Люди, если им это доверить, не умеют генерировать случайные последовательности чисел: всегда они делают их слишком гладкими, слишком склонными к каким-то крупным цифрам и так далее», — объясняет эксперт. «Субъекты прямо берут и рисуют — любую цифру от балды берут и придумывают под контролем центра. Все сглажено, все приглажено — центр играется придуманными цифрами, абсолютно управляемой статистикой по новым заражениям», — соглашается с Куприяновым демограф, пожелавший остаться анонимным.

Неестественные числовые последовательности в июне возникали в коронавирусной статистике многих регионов. «Белгородская область — за 22 июня — по Роспотребнадзору 72 новых случая. За следующий день — тоже 72! Вероятность этого уже низкая. А в Брянской [области], следующей по алфавиту, тоже 72 в этот день! И на следующий день в обеих этих областях — по 69 случаев! Вероятность такого блока данных в статистике уже меньше нескольких десятых процента», — описывает статистические странности один из собеседников «Медузы».

«Воронежская область. Перечисляю [посуточные данные по заболевшим] с 18 июня: 203, 202, 200, 199, 197, 198, 196. Данные не бывают такими гладкими — так не бывает! И любой, кто хоть что-то в статистике понимает, видит, что это нарисованные цифры! — говорит „Медузе“ работающий с государственной статистикой демограф. — В Новосибирской области просто запрещали превышать 109 заболевших — за последние две недели они упирались в „109 случаев“ пять раз! То есть им нельзя 110 и выше показывать — я это прекрасно вижу по цифрам. Оренбургская область: с 25 по 28 мая они четыре дня подряд показывали по 54 случая — вероятность этого одна тысячная процента! Статистика нарисованная абсолютно».

Правдоподобно выглядят данные, например, из Севастополя, где серьезной вспышки COVID-19 так и не возникло, а потому и нет необходимости вмешиваться в данные, отмечают два собеседника «Медузы».

Нет тестов — нет зараженных

С выкладками демографов согласны и врачи, которые прямо сейчас работают с больными COVID-19.

На искажения статистики обратил внимание медик из Свердловской области — одного из самых болеющих российских регионов. Пробелы в данных, рассказывает «Медузе» сотрудник екатеринбургского стационара, в частности, могут возникать из-за того, что ограничено или стало вовсе недоступным тестирование на COVID-19. «Тестировать амбулаторно перестали около месяца назад, компьютерная томография легких недоступна огромному количеству пациентов — речь идет об амбулаторных пациентах с „клиникой“. Если они вызывают врача, то анализы на COVID-19 у них не берут, на КТ не направляют. Цифр не знает никто, — делится наблюдениями врач. — При этом все основные ковидные стационары переполнены. Смертность только в одной из ковидных больниц до десяти человек в сутки, а таких больниц много».

В региональном Минздраве слова врача отрицают. «Порядка тысячи свободных коек у нас в области в обороте всегда есть, ресурсов для стабильной работы системы у нас пока достаточно, — сказал „Медузе“ пресс-секретарь свердловского Минздрава Константин Шестаков. — А тестирование, в том числе КТ, проводится по назначению врача. На сегодняшний день работает три амбулаторных КТ-центра, готовится к открытию четвертый амбулаторный центр для КТ-исследований. Всем, кому положено по назначению врача, КТ-исследование и тестирование на COVID-19 проводится в полном объеме».

О сокращении и даже сознательном искажении результатов тестирования говорит сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал; взятые для анализа биоматериалы иногда сознательно губят в лабораториях. «Один из профпатологов [профсоюза] сообщал, что было дано негласное указание хранить мазки при комнатной температуре, а не в холодильнике — это серьезно снижает достоверность результатов», — говорит Коновал.

Сокращается и тестирование врачей. «Есть заинтересованность работодателя и региональных властей в том, чтобы снизить показатели лабораторно подтвержденных случаев COVID-19 [среди медиков]. Отчасти это связано с нежеланием выплачивать им страховые выплаты и федеральные стимулирующие надбавки: отсутствие теста — это самый простой способ в этом отказать», — объясняет Коновал.

Для занижения показателей распространения COVID-19 среди персонала больницы идут на ухищрения. «Работники скорой помощи в Челябинской области рассказывают, что мазки у них решили брать на 8–10-е сутки заболевания, заведомо зная, что именно в этот период вирус опускается в нижние отделы дыхательных путей, в носоглотке ничего нет, а результат, соответственно, будет отрицательный», — говорит Коновал.

Согласно данным Роспотребнадзора, которые транслирует «Яндекс», охват тестирования начиная с середины июня действительно понемногу стал падать. Роспотребнадзор не ответил на вопросы «Медузы» о причинах такого сокращения.

В некоторых регионах тестирование сокращают официально: так, в Якутии количество проводимых анализов на коронавирус ограничено на срок до 2 июля (1 июля заканчивается неделя голосования по поправкам), согласно письму от Роспотребнадзора, а в поликлиниках Марий Эл забор мазков из зева и носа приостановлен по указу республиканского Минздрава. В Новосибирской области охват тестирования уменьшили по распоряжению главного санитарного врача региона.

Собеседники «Медузы» в Центральной России — в частности, в Саратовской, Калужской и Смоленской областях — также столкнулись с тем, что ПЦР-тест на COVID-19 сделать иногда почти невозможно. Например, в Ярцеве (один из главных очагов в Смоленской области) людям с подозрением на коронавирус недоступны и тестирование, и томография. «Мазков у нас в Ярцеве не берут, — рассказывает жительница города Елена Епейкина. — Врач ко мне на вызов пришла и объяснила, что у них и тест-систем этих нет. КТ у нас тоже не делают — вот из-за такого отношения к людям мы друг друга и заражаем. Больница переполнена в Ярцеве так, что люди аж на полу лежат». (Департамент здравоохранения Смоленской области не ответил на вопросы «Медузы» о заполненности больниц и условиях тестирования ко времени публикации.)

«В июне поднялась температура, пропало обоняние, появилась одышка, чувствовал себя отвратительно, — рассказывает Константин из Калуги, попросивший не называть его фамилию. — Естественно, мы спросили, где и как нам пройти тестирование. Врач ответила, что по распоряжению Роспотребнадзора тесты сделают только в том случае, если [мы] контактировали с зараженным или прибыли из-за границы. По поводу КТ врач сообщила, что руководство запретило им выписывать направления на КТ. То есть при всех симптомах никакого тестирования в Калуге не проводится, а статистика после объявления о датах голосования резко стала гораздо более „позитивная“».

18 июня стало известно, что лаборатория Роспотребнадзора в Хабаровске перестала принимать анализы на COVID-19 вплоть до конца месяца, — в пресс-службе санитарного ведомства это объяснили перегруженностью специалистов.

В конце июня издание The Insider сообщило, что почти не назначают тестов больным в Новосибирске. О сложностях диагностики на Урале сообщала «Новая газета» и другие СМИ: так, в городской больнице в Ревде (Свердловская область) температурящей больной с коронавирусными симптомами отказали и в тесте, и в КТ; при этом и в частных клиниках региона сдать такой анализ невозможно.

«Думаю, у правительства сейчас на столе лежат цифры [смертности] не девять тысяч, как заявлено официально, а порядка 25 тысяч человек, — говорит „Медузе“ демограф, пожелавший остаться анонимным. — Правительство эти цифры получает. А для всех остальных теперь эти данные под грифом „для служебного пользования“, они секретны».

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Лилия Яппарова

Реклама