Перейти к материалам
истории

«Нормальные люди» — экранизация бестселлера Салли Руни и один из самых обсуждаемых сериалов мая Мы поговорили с режиссером Ленни Абрахамсоном о неожиданном успехе шоу

Источник: Meduza
Dave J Hogan / Getty Images

«Нормальные люди» — это сериал Ленни Абрахамсона (номинант на «Оскар» за фильм «Комната») и Хетти Макдональд, снятый по одноименному роману ирландской писательницы Салли Руни. Книга об отношениях двух непохожих друг на друга подростков сразу же стала сверхпопулярной во всем мире — Hulu и «Би-Би-Си» выкупили права ее на экранизацию еще до появления книги на прилавках магазинов (в России сериал можно посмотреть на «КиноПоиск HD»). Специально для «Медузы» журналист Жанна Присяжная поговорила с режиссером и продюсером шоу Ленни Абрахамсоном — и расспросила, почему его задела история, зачем на съемочной площадке понадобился секс-координатор и как изменились зрительские вкусы во время пандемии коронавируса.

— Почему вы решили экранизировать «Нормальных людей» еще до того, как роман Салли Руни, на котором сериал основан, поступил в продажу? Насколько вам близка эта история? 

— Когда я читал роман, я почувствовал личную связь с этой историей — такое со мной случалось всего несколько раз! Есть, конечно, и очевидные точки соприкосновения — как и наши герои, я ходил в Тринити-колледж в Дублине, проходил через те же вещи, сдавал те же экзамены. Но одни эти совпадения не вдохновили бы меня на экранизацию. Думаю, дело в самом качестве текста Салли. У нее есть дар — говорить мудро, но простым языком. Она очень прямолинейно описывает все, но в то же время в этом есть такая глубина и понимание. Каково это — испытать столь искренние чувства впервые в своей жизни? Это так правдиво! Не думаю, что в моей юности были такие отношения, но мне бы хотелось, чтобы они у меня были. 

Еще меня вдохновила сама возможность без сантиментов показать зрителям, насколько отношения с другим человеком могут повлиять на нас. Большая любовь на экране часто такая сентиментальная, а в наше время еще и такая глянцевая, из нее часто делают сенсацию. В «Нормальных людях» есть глубина, сила — бесполезно использовать здесь какие-то «интерьерные» приемы, чтобы сделать эту историю более привлекательной. И, конечно, у меня лично тот же уровень тревожности, что и у [главного героя] Коннелла. Мне знакомы те чувства, которые он испытывает, — тревога, депрессия, ощущение конфликта с окружающим миром. Я узнаю себя в нем. Именно поэтому мне было так интересно работать над адаптацией этой книги.

— Вы считаете, что отношения главных героев — Марианны и Коннелла — токсичны?

— Нет, они не токсичны. В самом конце они понимают, что подходят друг другу, несмотря на все проблемы. Честно говоря, не знаю таких отношений, в которых не было бы трений и сложностей, особенно когда речь идет о двух очень непростых людях. Да, отношения Марианны и Коннела очень напряженные, порой они деструктивны, но в то же время они оказываются невероятно искренними — они по-настоящему любят друг друга.

«Кинопоиск HD» / Hulu

— Как вы описываете сериал и книгу для тех, кто никогда не видел и не читал «Нормальных людей»?

— Это очень сложно сделать. Все, что можно сказать, будет звучать просто — это история двух молодых людей с разным бэкграундом. Девушка — из богатой семьи, парень — из рабочей; они испытывают влечение друг к другу, но из-за социального неравенства их отношения складываются не сразу. Парень не хочет, чтобы кто-то об этом знал. «Нормальные люди» рассказывают о том, как отношения этих двоих начинаются и заканчиваются, начинаются заново и вновь заканчиваются — и все это на протяжении четырех лет, пока они ходят в школу и университет. Но это довольно поверхностное описание — на деле их отношения оказываются гораздо интимнее. В их истории любви столько деталей, столько страсти.

— Когда вы взялись за экранизацию, вы предполагали, что история станет настолько успешной? Или же были приятно удивлены?

— Когда мы читали «Нормальных людей», мы понимали, что это нечто особенное. Тогда мы уже были знакомы с другим романом Салли «Разговоры с друзьями» — очень успешной книгой, которую читатели приняли тепло. Хотя это не сравнить с ошеломительным успехом «Нормальных людей», мы все равно понимали, что беремся за адаптацию книги хорошо известного писателя, а не неизвестного автора-дебютанта. Мы понимали, что в наших руках оказалось что-то особенное. Так что было много ожиданий. Многие хотели экранизировать эту историю.

Это одна из тех книг, которую все поголовно читали в лондонском метро — такие романы появляются раз в несколько лет. Салли была вовлечена в работу над сериалом, а мы в свою очередь старались отдать должное книге — старались запечатлеть сам ее дух. В большинстве случаев люди, которые полюбили книгу, полюбили и сериал. Есть, конечно, и те, кто не согласился [с нами], но в основном людям понравилось.

— Почему «Нормальные люди» стали именно телевизионным проектом, а не полнометражным фильмом?

— Мы довольно легко приняли это решение. Есть несколько причин. Сама книга очень эпизодична, так что разбить повествование на серии было легко. В романе много нюансов и деталей, при этом книга довольно сдержанна — в ней нет одного центрального драматического момента. Так что нам нужно было время, чтобы обрисовать развитие отношений героев в деталях. Потом мы решили, что каждый эпизод будет довольно коротким, чтобы не было давления, не было ощущения, что нам надо показать слишком много всего. Это позволило сконцентрироваться на настроении и на том, как менялись отношения героев в разное время.

Как ни странно, мне показалось, что в сериале мы смогли бы показать это глубже, чем в полнометражном фильме, хотя обычно я придерживаюсь совершенно другого мнения! Тут мне хотелось дать истории пространство, чтобы она смогла «дышать» — и показывать себя со всех сторон.

«Комната». Трейлер
Трейлеры к фильмам

— Вместе с продюсером Эдом Гвини вы работали над «Комнатой», и получили номинацию на «Оскар» в категориях «Лучший фильм» и «Лучший режиссер». Насколько сложно было переключиться с работы над полным метром на работу с сериалом? Или же рабочий процесс не изменился?

— На самом деле практически ничего не изменилось. Сейчас правда золотой век телевидения. А если ты еще и работаешь с одной из компаний, которая делает по-настоящему авторские фильмы и сериалы [то все складывается]! Нам повезло работать с «Би-Би-Си» и Hulu, им действительно нужно наше режиссерское видение, они не хотят быть фабрикой и штамповать контент.

Конечно, если бы я снимал более традиционный телевизионный проект, у меня бы не было такой свободы. Но здесь нам никто не говорил, что и как делать. Нам не говорили, сколько должно быть эпизодов, какой они должны быть длины — нам предоставили свободу действий. Конечно, в сериале вроде «Коломбо» или 10 лет назад, или даже сейчас, но на более традиционном телевидении, у нас не было бы такой возможности.

— Какие сериалы вы сами смотрите? Какой любимый?

— Мне очень понравился тон и стиль «Атланты». На самом деле мне гораздо проще сказать о тех проектах, которые мне не нравятся. Я обычно говорю об этом гораздо чаще и громче!

— Кажется, что сегодня киноиндустрия старается избегать интимных сцен. Каково было снимать секс после #MeToo? У вас был координатор интимных сцен? Приходилось ли постоянно все контролировать и быть исключительно аккуратным?

— Конечно, мы думали об этом с самого начала. Еще когда читали роман, мы понимали, что интимные сцены не опциональны, это ключевые моменты для понимания отношений между персонажами. Так что это был хороший вызов. Мы не могли пустить все на самотек и считать, что все сработает само собой. Мы знали, что нам нужно все спланировать. Я хотел, чтобы сцены секса продолжали диалог героев — они не должны были выглядеть как разговор на другом языке, мне хотелось натурализма, откровенности и искренности, тем самым мы показывали, как Марианна и Коннелл относятся друг к другу наедине.

Мы много говорили об этом и кто-то упомянул о координаторе интимных сцен —я раньше о таком не слышал. Поначалу я отнесся к этому довольно скептически, режиссеры не хотят чтобы кто-то стоял между ними и актерами: «Как это?! Кто-то еще разговаривает с моими актерами?!» (Смеется.) Мы всегда волнуемся, когда появляется какой-то такой специалист, к примеру, постановщик трюков. Очень часто они пытаются подтолкнуть режиссера к съемкам гораздо более экстремальных сцен, они хотят показать, на что сами способны. Я волновался, что тут будет также — и наш сериал будет только о сексе, что он потеряет свой драматизм, понимаете?

Но потом я встретился с Идой ОʼБрайен, нашим координатором интимных сцен, и она оказалась замечательной! Мы так много смеялись, у нас сложились очень естественные и легкие отношения. Я рассказал ей, чего хочу добиться, а она рассказывала о том, как выстраивает работу, чтобы позволить людям говорить о сексе откровенно, с силой, а не скатываться в уничижительные и глупые эвфемизмы и стеснение. Она рассказала, как работает со взаимным согласием, как понимает, что актерам комфортно. Ида помогает и с практической точки зрения — к примеру, советует, как сделать сцену реалистичнее, как актерам поддерживать свой вес в тех частях тела, о которых ты даже не знал. У нее огромная коллекция всяких штук, которые могут прикрыть актера или поддержать его в таких съемках. Она помогала нам снимать сцены, где герои выглядели совершенно обнаженными, хотя на самом деле это было не так. 

«Кинопоиск HD» / Hulu
«Кинопоиск HD» / Hulu

— Еще немного об интимности. Кажется, что до эпидемии коронавируса кинотеатрами правили только фильмы о супергероях. Как вы думаете, сместился ли зрительский фокус с чистого эскапизма, стали ли зрители более восприимчивыми к простым человеческим историям?

— Скорее всего да. Думаю, что у людей появилось время, они застряли дома и задумались о собственных отношениях, о том, что действительно важно. Все то, о чем говорится в «Нормальных людях», уже знакомо зрителям, но внешний шум раньше позволял это игнорировать.

Если честно, я даже не предполагал, что шоу будет настолько успешным. Не потому, что этот сериал недостаточно хорош, — роман потрясающий и мы проделали отличную работу, — но мне казалось, что это очень скромная история, которая не привлечет большого внимания зрителей, да еще и слишком натуралистичная. Знаете, с чем это можно сравнить? Если вы даете своим детям слишком много сладкого, они не хотят есть овощи, потому что вкус овощей после сладкого кажется кислым. Но если же они никогда не пробовали сладкого, то и вкус овощей они ощущают иначе. Я лично не могу объяснить феномен успеха «Нормальных людей», но думаю, что вы правы, это отчасти связано с тем, в какой ситуации оказались зрители.

— Отчасти! Взять, к примеру, фильмы-катастрофы, которые были моим личным guilty pleasure, сейчас у меня нет никакого желания их смотреть!

— Верно, потому что это больше не весело. Кто бы мог подумать, что в наше время кинопроекты о сильных эмоциональных связях между людьми вдруг станут новой формой эскапизма? Мне это нравится!

— Когда снимаешь историю об аутсайдерах, о людях с разным бэкграундом, очень легко скатиться в клише. Как вам удалось этого избежать?

— Да, скатиться было очень легко. Очень просто все приукрасить, но у меня свой стиль работы, есть вещи, которые я не хочу и не стану делать в кино. Также я знаю, что могу создавать ощущение реальности. Иногда я для этого использую неожиданные вещи или добавляю детали, которые не рассказывает о нашем герое все досконально. Я все время работаю над тем, чтобы не скатываться в клише.

Как мы показываем школьников, как мы показываем Марианну? В более традиционной версии ее персонаж был бы куда более агрессивным на людях, а в личной жизни она была бы другой, гораздо мягче. Такой подход только усилил бы те гендерные стереотипы, с которыми нам приходится сталкиваться, когда говорят, что единственное, чего хочет женщина — так это [любить]. Но это не так, она умна и серьезна, и ее интеллект — это не ее дополнительное качество, нет — это стержень ее личности. И Коннелл — не типичный персонаж. С самого начала мы видим, что он чувствителен и раним. Так что вы правы, важно не скатываться в клише и при этом не делать все слишком очевидным, нереалистичным. Важен баланс.

«Нормальные люди» | трейлер
КиноПоиск Videos

— Первые шесть эпизодов сериала сняли вы, остальные — Хэтти Макдональд. Почему вы решили разделить работу над сериалом?

— У меня была возможность снять все самому, потому что я — еще и продюсер сериала. Но из-за расписания было бы трудно сделать все вовремя, словом, было много практических причин! Во-вторых, мне показалось, что это будет интересно — вы можете заметить, сериал становится мрачнее во второй половине. Мы подумали, что для этого нужен другой режиссер, с другим взглядом и другой эстетикой — так будет органичнее. Мы не хотели, чтобы этот режиссер просто повторил то, что сделал я. Мы говорили с Хэтти об этом в самом начале, я доверил ей сделать все так, как ей хотелось.

— Вы уже вовсю работаете над адаптацией другой книги Салли Руни — «Разговоры с друзьями»?

— Да, я работаю над «Разговорами с друзьями», хотя и продолжаю всем говорить, что больше не буду ничего экранизировать! (Смеется.)

Вы совершили чудо «Медуза» продолжает работать, потому что есть вы

Жанна Присяжная

Реклама