Перейти к материалам
истории

«Жаль, не слышен звон стаканов» Рассказ онлайн-собутыльницы о своих клиентах, которым не с кем выпить и поговорить

Источник: Meduza
James Jadotte / Unsplash

С середины марта большинство людей постепенно изолировались в своих домах. Некоторые заперты в квартире со своей семьей, другие же переживают сложное время в полном одиночестве. Зато на «Авито» начали появляться десятки объявлений, в которых люди предлагают свои услуги в качестве онлайн-собутыльников. «Медуза» поговорила с одной из таких собутыльниц и записала ее рассказ. 39-летняя Светлана Третьякова регулярно выпивает со своими клиентами по скайпу, утешает и развлекает их беседой, но старается не говорить про коронавирус.

Как появилась идея

Перед Новым годом, в декабре, я рассталась с мужчиной после 15 лет отношений. Тогда же уволилась с работы, потому что мне перестали платить зарплату — я занималась продажами и рекламой на предприятии по переработке дальневосточного краба. Единственной моей отрадой в тот момент были разговоры по скайпу с моей близкой подругой. Некоторое время назад она вышла замуж и переехала в Норвегию. Там она сама оказалась в некотором роде в изоляции — у нее практически нет близких людей. Мне ее безумно не хватает, поэтому мы иногда связываемся по скайпу, болтаем и выпиваем вместе.

И вот 21 марта я поняла, что за два месяца безработной жизни проела все свои накопления, а работу так и не нашла. Я уехала на дачу в Подмосковье, почти на последние деньги купила картофель, селедку и водку. Мы созвонились с подругой, выпивали и много смеялись, как обычно. И как-то в процессе разговора дошли до того, что раз сейчас все в режиме самоизоляции — как и мы с ней в определенном смысле, — то почему бы не разместить на «Авито» объявление, что я готова быть чьей-то собутыльницей по скайпу, скажем, тысячи за полторы рублей за сеанс? Тем же вечером я опубликовала это объявление и рассказала о себе — что я объездила пол земного шара, люблю черный юмор и литературу, говорю на английском и испанском, ругаюсь матом и могу как развеселить, так и погрустить вместе. 

Архив Светланы Третьяковой

Первый собутыльник

Первые звонков 30 были ни о чем — люди хотели встреч в реальности, «выпить и пообниматься», интимных фотографий. Но 25 марта в 21:30 позвонил мужчина и предложил с ним выпить по скайпу. Он был веселый, но, видимо, ему было грустно одному застрять в командировке в Москве. Я в тот день выпивать не планировала, под рукой было всего пол-литра домашнего самогона и яблоко на закуску. Но я согласилась. Мы поговорили, в полночь я уже хотела прощаться, но он кинул мне еще 3000 рублей. В итоге мы проболтали до девяти часов утра. Очень харизматичный молодой человек, комфортно было с ним общаться. Мы пытались понять, есть ли у нас общие знакомые: у меня хороший друг из его родного города, я даже вместе с ним туда ездила. Этот звонивший мужчина знал места, где я была на рыбалке, он тоже везде там был.

Я рассказала ему случай: как-то в Чехии я сломала удочку, и меня попросили купить новую, с каким-то определенным механизмом. Я зашла в магазин, сказала, что мне нужна удочка с механизмом. А продавец попросила назвать номер озера, в котором я планирую рыбалить. Оказывается, в Чехии все водоемы пронумерованы, и они знают, какая где рыба водится. И поэтому они знают, где какой механизм нужен. А я эту удочку должна была везти в Москву, где ничего не пронумеровано и непонятно вообще, какая рыба где плавает. Мы так смеялись с моим собеседником — он на рыбалку обычно тоже берет кучу разных удочек и снастей.

А утром он прислал мне еще 2000 рублей, позвонил и попросил опохмелиться вместе — пришлось идти в магазин за пивом. Поговорила с ним и потом весь день проспала. Через два дня он снова позвонил, прислал денег, мы снова выпили вместе; а потом снова. Интима он не просил, как-то постепенно мы подружились и теперь общаемся просто так — бесплатно.

После того случая я подумала: раз я пока не могу найти интересную работу, буду сидеть на даче, вязать свое покрывало, а если будут клиенты, стану с ними выпивать, потому что я одна пить не могу и одной сидеть на даче тоже скучно. Я, конечно, нахожу себе занятия, но когда находятся клиенты, я пью с ними вино или пиво. Я не мухлюю, не развожу воду с соком. Открываю при клиентах пиво, вино, самогонку. Пьянею вместе с собутыльником, потому что если я не буду пьянеть, то какой из меня собутыльник? Но за встречу я выпиваю всего полбутылки вина, а я пью медленно, чтобы оставаться интересным собеседником.

Как правило, клиенты звонят мне заранее и договариваются о времени. Я к этому моменту заканчиваю свои дела, иду в магазин, покупаю алкоголь, и мы начинаем сеанс. Большинство звонящих спрашивают: «Мы что, реально будем пить?» Мужчинам я всегда говорю: «Единственный твой минус, что ты не можешь мне подлить! Но ничего, я могу сама за собой поухаживать». А барышням говорю: «Единственный минус, что мы не слышим звон стаканов». Потому что чокаться с ноутбуком все-таки не то.

Женщины и мужчины

Большинство клиентов — женщины от 20 до 45 лет. Сидят в изоляции с детьми где-то на даче, муж остался в Москве, а им тоже хочется выпить фужер вина и поболтать. Звонить таким же, как они, домохозяйкам им неинтересно, вот они и звонят мне ради эксперимента. Одна позвонила и попросила с ней поговорить, но заранее опасалась, что у нас не получится беседа: ей казалось, что она — «унылое говно». Я начала эту тему развивать, и мы с ней безумно прохохотали часа два. Многие барышни расспрашивают меня, как я знакомлюсь с мужчинами, потому что считают себя слишком скромными для этого. Я их убеждаю, что они вообще не скромные, раз решились позвонить мне — собутыльнице. Я, например, никогда не писала незнакомому человеку в интернете, чтобы просто пообщаться.

У женщин сейчас появилось много свободного времени, и некоторые себя накручивают, будто мужья им изменяют, и спрашивают, что же им делать. Одна барышня хотела удержать мужа, с которым у них охладились отношения. Она решила записаться на какие-то курсы, где ее научили бы делать качественный минет. Ей казалось, что в этом ключ к решению проблемы. Я же предположила, что ей просто нужно постараться стать хорошим другом для своего мужчины, научиться его слушать. 

Некоторые женщины расспрашивают, о чем я говорю с мужчинами-клиентами. Другие заинтересованы моей персоной и расспрашивают о моих сексуальных экспериментах. Конечно, если бы мужчины меня об этом расспрашивали, я бы не отвечала, а когда женщина — почему бы не поговорить? Некоторые из них предлагают мне интимное сближение, но я, конечно, не соглашаюсь, потому что карантин, я на даче, и вообще это не входит в мои планы. Так или иначе, процентов 60 девушек из тех, что мне написали, либо бисексуальные, либо лесбиянки. Веселые одинокие девочки.

Многие мужчины пытаются уговорить выпить с ними «по-дружески» бесплатно, а еще лучше — лично встретиться. Но я им отвечаю, что это не моя специфика, у меня деловой контент: я не встречаюсь и никаких сисек-писек не высылаю. Половина отсеивается уже на этом этапе. Некоторые мужчины надумали разводиться с женами. Чтобы все осмыслить, они переезжают в отель. Звонят оттуда, просто хотят пообщаться с женщиной, потому что, кроме жены, у них, видимо, женщин в окружении нет. Они просят советов — а какой я могу дать совет? Я же не знаю их семью, что у них там происходит. Да и знать не хочу, честно говоря. Я могу только поднять настроение и пожалеть человека. Говорю: «Давай выпьем!» — и понеслась.

В тупике

Многие мои собутыльники — не хочу их называть клиентами — жалуются на проблемы в бизнесе. Они действительно переживают и не понимают, куда себя деть, потому что они всю жизнь посвятили своему крошечному делу, которое сейчас умирает у них на руках. У всех у них дети, родители, жены — их надо содержать. Те, кто еще не попал в такую ситуацию, дрожат и боятся, что вот-вот все накроется. Я их поддерживаю, говорю, что я сама без работы. Предлагаю им выпить побольше в надежде, что, может быть, так придумается что-то новенькое. Был человек, который просто рыдал из-за проблем с бизнесом. У него аренда оплачена, товар тухнет, каждый день он идет в минус, а у него семья и он не знает, что делать. Я ему посоветовала увести бизнес в регионы, потому что Москва — не Россия. Не знаю, воспользуется ли он моими советами.

Когда я захожу в тупик и мне нужно время, чтобы подумать, как ответить, чтобы и не обидеть, и развеселить собеседника, я всегда говорю: «Так, ну давай теперь выпьем?» И каждый раз когда задается тупиковый вопрос, я повторяю: «Теперь давай выпьем?» За это время я успеваю понять, как бы повернуть беседу так, чтобы нам обоим было весело.

Людям действительно очень тяжело дается эта самоизоляция, и они относятся к нашему общению как к глотку свежего воздуха. Наверное, потому как раз, что я обхожу с ними в разговорах все темы про политику и коронавирус. Они сами мне говорят, что все их друзья находятся в депрессии: только и говорят что о вирусе, о том, кто от него умер, сколько [человек] заразились и что еще закрылось. У меня самой уже «передоз» от этих историй, поэтому как только они начинают говорить на эти темы, я сразу увожу беседу в другую сторону. Я с ними говорю про путешествия — я объездила много стран и привезла оттуда тонну веселых баек, я и рассказываю их, веселю народ. А коронавирусом уже весь мир и без меня переполнен. Все сидят на карантине, государство обязало нас не выходить из дома. Всем это не нравится, но все уже смирились. Что здесь обсуждать? Люди хотят выпить про что-то другое.

Надежда — как у всех

Мой сеанс стоит 1500 рублей — именно сеанс, а не час — потому что за выпиванием часов не наблюдают. Ни в одном баре нет часов, вот и я решила идти по такому же принципу. Сеанс обычно длится полтора-два часа, ну или три, если хороший собеседник. Бывает, когда я начинаю прощаться, человек кидает мне еще 2–3 тысячи и говорит: «Давай еще посидим, я еще не допил, давай дальше общаться».

За две с половиной недели у меня было уже где-то 15 собутыльников. Заработанные деньги я пытаюсь не тратить, сижу на даче. Хотелось бы найти 10 постоянных клиентов, с которыми я никогда не встречаюсь, и только выпивать с ними раз в неделю. А в идеале — найти мужчину, выйти замуж, разродиться кучей детей и наконец перестать выпивать. Я 15 лет жила с мужчиной, и мне одной сейчас совсем грустно. Мой мужчина за 15 лет так и не захотел на мне жениться, не захотел детей. А я все-таки хочу настоящую семью. Мне уже почти 40, в 50 это будет невозможно. Если среди собутыльников найдется такой человек, будет идеально, но, наверное, такого не бывает. Пока что звонят только женатые.

Вы читали «Медузу». Вы слушали «Медузу». Вы смотрели «Медузу» Помогите нам спасти «Медузу»

Записала Ирина Кравцова

Реклама