Перейти к материалам
истории

Владимир Путин регулярно обвиняет Польшу в развязывании Второй мировой. Похоже, из-за того, что его не позвали в Варшаву на 80-летие начала войны

Источник: Meduza
Дмитрий Ловецкий / Pool / ТАСС / Scanpix / LETA

В конце 2019 года Владимир Путин несколько раз резко высказался о роли Польши в начале Второй мировой войны. Президент России даже пообещал, что к 75-летию Победы напишет статью, в которой изложит собственные взгляды на события конца 1930-х. Публично осуждать пакт Молотова — Риббентропа, по которому Германия и СССР поделили Восточную Европу, Путин перестал несколько лет назад — однако сейчас вновь вернулся к этой теме, сфокусировав внимание на Польше. Как выяснила «Медуза», это может быть связано с тем, что в 2019-м российского президента не пригласили в Варшаву на мероприятия, приуроченные к 80-летию начала Второй мировой войны. Люди, снабжающие Путина исторической информацией, давно прибегают к антипольской риторике — на фоне того, как в самой Польше государство также активно использует историческую память в политических целях.

Десять лет назад Путин называл пакт Молотова — Риббентропа аморальным. Теперь он говорит, что пакт был продиктован соображениями безопасности

Израильская пресса активно обсуждает форум памяти жертв Холокоста, прошедший 23 января 2020 года в Иерусалиме. На нем присутствовал Владимир Путин — и, как выяснилось, национальный музей Холокоста Яд ва-Шем подготовил видеопрезентацию о начале Второй мировой войны, в которой не упоминался пакт Молотова — Риббентропа, а границы Польши, разделенной в соответствии с пактом Германией и СССР, оказались искажены. Музей уже извинился за то, что представил некорректную информацию, обойдя исторические темы, которые в последнее время чувствительны для российского президента.

В конце 2019 года Владимир Путин несколько раз высказался по поводу сотрудничества властей Польши с гитлеровской Германией в 1930-е. 20 декабря на встрече с лидерами стран СНГ президент России прочитал небольшую лекцию о пакте Молотова — Риббентропа и Мюнхенском соглашении. Значительная ее часть была посвящена роли Польши в начале Второй мировой войны. 24 декабря на расширенной коллегии Минобороны Путин назвал «сволочью» и «антисемитской свиньей» польского посла в Германии Юзефа Липского, который, по сведениям президента, в 1938-м одобрительно высказывался о преследованиях евреев. На следующий день глава государства говорил на ту же тему и на встрече с представителями крупного бизнеса и руководством Госдумы и Совета Федерации.

Выступление Путина, в котором он назвал посла Польши в Германии 1930-х годов «сволочью» и «антисемитской свиньей»
Телеканал Звезда. Новости

Раньше тема Польши в контексте начала Второй мировой Владимира Путина не беспокоила. О пакте Молотова — Риббентропа и секретных протоколах к нему президент высказывался не раз. Однако за последние 10 лет его позиция существенно изменилась.

В 2009 году в статье для независимой польской «Газеты Выборчи» Путин писал о договоренностях между фашистской Германией и СССР так: «Без всяких сомнений, можно с полным основанием осудить пакт Молотова — Риббентропа, заключенный в августе 1939-го. Но ведь годом раньше Франция и Англия подписали в Мюнхене известный договор с Гитлером, разрушив все надежды на создание единого фронта борьбы с фашизмом. Сегодня мы понимаем, что любая форма сговора с нацистским режимом была неприемлема с моральной точки зрения и не имела никаких перспектив с точки зрения практической реализации».

В 2015 году президент оценивал пакт уже совсем по-другому. «Смысл обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Это первое. Теперь второе: я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории. Получилось так, что после пакта Молотова — Риббентропа и раздела Польши она сама оказалась жертвой той политики, которую и пыталась проводить в Европе», — рассуждал Владимир Путин на встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель, состоявшейся 10 мая 2015 года.

В декабре 2019-го Путин вспоминал о пакте несколько раз. «Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером, а руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали. Да, был подписан пакт Молотова — Риббентропа и секретные к нему приложения. Это правда. Хорошо это или плохо? Обращаю ваше внимание — это очень важно — на то, что Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один [с Германией]?» — сказал он на большой пресс-конференции 19 декабря.

После этого президент припомнил Польше, что она «сама поучаствовала в разделе Чехословакии» и создала «целую группировку для агрессии». А войска СССР вошли на польскую территорию «после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооруженными силами и за тем, что происходит на территории Польши», добавил Путин.

Высказывания Путина о Польше резко ужесточились после того, как его не позвали в Варшаву на мероприятия, приуроченные к 80-летию начала войны

Близкий к администрации президента (АП) источник «Медузы» настаивает, что Владимир Путин всерьез увлечен историей — и его взгляд на пакт Молотова — Риббентропа тоже сформировался давно. «Необычным может выглядеть только накал и частота упоминаний», — уверяет он. Собеседник объясняет это тем, что польские власти не пригласили Путина на 80-летнюю годовщину начала Второй мировой войны: они объяснили это тем, что СССР нарушил международное право и напал на Польшу вместе с Германией. «Президента это очень задело, он воспринял это как личную обиду», — утверждает близкий к АП источник «Медузы».

При этом сам Путин публично по поводу этой истории не высказывался. Однако пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявлял, что без участия России мероприятие не может быть полноценным. «Я как министр культуры не могу себе позволить таких выражений, которыми можно прокомментировать это заявление [об отказе приглашать руководство РФ]», — сказал в свою очередь тогдашний министр культуры Владимир Мединский.

Олег Будницкий — профессор Высшей школы экономики, директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий — в разговоре с «Медузой» отметил, что, «когда польская сторона не приглашает российского президента на годовщину начала Второй мировой войны, при этом приглашая власти Германии, конечно, это выглядит оскорбительным и обидным». Он полагает, что частые высказывания Путина по поводу Польши и пакта Молотова — Риббентропа обусловлены подготовкой к празднованию 75-летия Победы: «В юбилейные годы этот вопрос становится еще более чувствительным».

В то же время путинская трактовка событий 1939 года сильно отличается от той, что была принята в советское время: тогда вся вина возлагалась на гитлеровскую Германию, но о какой-то доли ответственности Польши речи быть не могло. «Новое — это в первую очередь отнесение Польши к числу стран — виновников начала войны, акцент на ее претензиях на территорию Чехии, — объясняет историк. — В советское время такие высказывания были невозможны: Польша и Чехословакия входили в соцлагерь, поэтому тема не педалировалась».

При этом наличие секретных протоколов к пакту Молотова — Риббентропа во времена СССР отрицалось. Но уже в позднесоветское время пакт осуждался, отмечает историк. «Пакт — это провал, а не успех, он привел к колоссальному усилению Германии к 1941 году, — говорит Будницкий. — А сейчас деятели-псевдоисторики называют его выдающимся достижением советской дипломатии, и такие заявления — нонсенс!»

Путина снабжают исторической информацией две организации — под руководством Мединского и Нарышкина. Оба ругали Польшу еще до президента

Источник, близкий к АП, один из депутатов Госдумы и человек, близкий к руководству аппарата нижней палаты парламента, утверждают, что за снабжение Владимира Путина исторической информацией сейчас отвечает глава Службы внешней разведки, председатель Российского исторического общества (РИО), бывший спикер Госдумы Сергей Нарышкин. «На этой [исторической] кнопке у него Нарышкин. Но инициатива по тому или иному вопросу все равно исходит от Путина. Он знает, что ему нужно, и имеет свой взгляд на этот вопрос; исходя из этого взгляда, ему подбирают документы», — объясняет один из собеседников «Медузы».

Кроме того, в вопросах истории Путин прислушивается к бывшему министру культуры, председателю Российского военно-исторического общества (РВИО) Владимиру Мединскому, говорят источники «Медузы». Общаясь с Меркель в мае 2015 года, Путин уточнил, что согласен в оценке пакта и роли Польши, представленной именно Мединским: несколькими неделями ранее тот во время открытой лекции в МИА «Россия сегодня» назвал пакт «колоссальным успехом сталинской дипломатии».

Как и РИО Сергея Нарышкина, РВИО Мединского появилось в 2012 году. Организация занимается восстановлением и строительством памятников российским героям войн, реконструкцией сражений. Значительную часть бюджета общества, несмотря на то что это негосударственная организация, составляют субсидии российского министерства культуры, которым Мединский руководил с 2012-го по 2020-й.

Олег Будницкий из ВШЭ не уверен, что Владимир Путин в исторических вопросах попал именно под влияние Мединского: «Все-таки РВИО не очень активно в этом [архивно-историческом] направлении». Это подтверждает и источник «Медузы» в Госдуме: «РИО [Нарышкина] — это больше про документы, архивы и все-таки науку, а РВИО — про выставки, реконструкции, памятники — то есть про деньги». По словам источников «Медузы», в последние годы влияние Мединского и правда уменьшилось, хотя на посту помощника Путина по культуре (на эту должность Мединский был назначен после отставки с поста министра культуры) ему поручено заниматься в том числе вопросами исторической памяти.

И РИО Нарышкина, и РВИО Мединского появились после расформирования комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб России; эту комиссию возглавлял Сергей Нарышкин. Структура была создана в 2009 году по указу президента Дмитрия Медведева. В задачи комиссии, согласно этому документу, входили «обобщение и анализ информации о фальсификации исторических фактов и событий, направленной на умаление международного престижа Российской Федерации» и «подготовка предложений президенту Российской Федерации по осуществлению мер, направленных на противодействие попыткам фальсификации исторических фактов и событий, наносящих ущерб интересам России». В комиссию входил и Владимир Мединский (в то время депутат Госдумы от «Единой России»). 14 февраля 2012-го эта структура прекратила свое существование, причем ее упразднение не афишировалось. РИО и РВИО стали своеобразными продолжателями дел комиссии.

Владимир Мединский (слева) и Сергей Нарышкин
Дмитрий Астахов / Pool / ТАСС / Vida Press

По словам знакомого с Сергеем Нарышкиным человека, бывший спикер Госдумы во время работы в комиссии серьезно увлекся историей (по первоначальному образованию он инженер), в какой-то момент академические историки стали довольно близкой частью его окружения. Например, все в том же 2012 году с подачи Нарышкина (он в то время еще был председателем нижней палаты парламента) кандидат исторических наук, специалист по истории Руси периода татаро-монгольского ига Андрей Петров возглавил аналитическое управление аппарата Госдумы.

Одной из задач РИО считалась подготовка единого для всей России учебника истории. Общество действительно подготовило его концепцию, однако сам учебник так и не появился. «У нас единого учебника истории, скорее всего, не будет. У нас будет единый историко-культурный стандарт, на основе которого будут разработаны учебники истории. Это не означает, что будет один-единственный учебник», — говорил в 2014 году министр образования Дмитрий Ливанов.

Нарышкин в 2016 году потерял спикерский пост и был назначен главой Службы внешней разведки; вскоре, в 2017-м, работу в Думе оставил и Петров, который перешел на работу в министерство просвещения и стал посвящать больше времени РИО. «В думском управлении он работал со всей ответственностью, старался — но уход стал для Петрова облегчением в каком-то смысле. Основная работа в парламенте была почти не связана с историей», — утверждает бывший работник аппарата Думы в беседе с «Медузой».

И Сергей Нарышкин, и Владимир Мединский стали главными публичными спикерами власти по исторической теме. Они высказывались о пакте Молотова — Риббентропа и роли Польши в начале Второй мировой войны примерно в тех же словах, что и Владимир Путин. Например, Мединский назвал главу своей книги 2009 года «Война. 1939–1945» о пакте так: «Дипломатический триумф СССР».

Нарышкин в августе 2019 года критиковал позицию польских властей в 1939-м. «Решение СССР заключить пакт о ненападении с Германией основывалось на точных данных разведки. Слепой антисоветизм „режима полковников“ долгое время толкал поляков в орбиту гитлеровского влияния. Немцы же до поры их поощряли — отдали им в 1938 году часть Чехословакии, а затем манили обещаниями Советской Украины и выхода к Черному морю „умиротворителей“ и стран „оси“, [что] обеспечило Советскому Союзу несколько лет мира и помогло отодвинуть на запад границу с Германией», — писал он в своей статье для «Российской газеты».

В мероприятиях РИО часто участвует глава Института внешнеполитических исследований и инициатив, одна из авторов идеи закона об «иностранных агентах» Вероника Крашенинникова. До 2011 года она жила в США и возглавляла Совет по торгово-экономическому сотрудничеству (СНГ— США). Кандидатскую диссертацию по истории, впрочем, Крашенинникова защитила в 2007 году в Московском государственном педагогическом университете. Почти сразу после возвращения в Россию она стала выступать с публичными требованиями принять закон об «иноагентах». Карьера Крашенниковой быстро шла в гору: в 2013-м она стала членом Общественной палаты, а потом вошла и в высший совет «Единой России».

В ее близкий круг входит историк Олег Назаров, который регулярно пишет статьи о роли Польши в развязывании войны. «Буквально с первых дней существования Второй Речи Посполитой ее руководители грезили о Великой Польше „от моря до моря“. Зная о желании Гитлера напасть на СССР, Варшава рассчитывала пристроиться к агрессору. 26 января 1939 года в беседе с министром иностранных дел Германии Иоахимом Риббентропом [министр иностранных дел Польши Юзеф] Бек заметил, что „Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю“», — говорилось в его статье 2014 года под названием «Польские виновники Второй мировой войны».

Российские чиновники, и в частности Владимир Путин, так жестко в адрес Польши до декабря 2019-го не высказывались. «Президент не историк, он не может оценить качество и достоверность подготовленных для него материалов», — говорит Олег Будницкий.

Путин традиционно использует историю в политических целях. Современная Польша — удобная мишень

Историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла считает, что для Владимира Путина история — это «инструмент политики, который затрагивает эмоции граждан». РИО он называет «политическим обществом во главе с политиками, которые хотят управлять исторической наукой».

«Путин всегда лично интересовался историей, с самого начала его президентства она была одним из главных интересов, — отмечает Курилла. — Он пробовал углубляться в разные исторические периоды: рассуждал о Столыпине, Владимире Святом, но остановился на теме, по которой есть согласие внутри страны. Он мастер символической политики: сейчас президент хочет предстать защитником Победы от врагов».

В свою очередь, Олег Будницкий из ВШЭ ожидает, что накал высказываний российских официальных лиц по поводу роли Польши в начале Второй мировой войны и пакта Молотова — Риббентропа будет спадать: «Он объясняется конкретным политическим моментом и празднованием юбилея, потом будет охлаждение».

При этом заявления польских политиков о виновности СССР в развязывании Второй мировой войны тоже выглядят как нонсенс, замечает историк. В современной Польше, где у власти несколько лет находится правоконсервативная партия «Право и справедливость», даты вторжения немецких и советских войск — 1 и 17 сентября 1939 года — считаются одинаково трагическими для истории страны. А концом Второй мировой войны, согласно этой трактовке, считается падение просоветского режима в Польше в конце 1980-х годов.

«Польские консерваторы считают, что обсуждать историю нельзя, что любая попытка обсудить прошлое заведомо непатриотична, направлена против Польши и, скорее всего, оплачена Германией», — рассказывал «Медузе» историк Петр Маевский, с 2007 по 2017 год заместитель директора музея Второй мировой войны.

Несмотря на то, что 23 августа, день заключения пакта Молотова — Риббентропа, отмечается как общий день памяти жертв сталинизма и нацизма на общеевропейском уровне, конфликты по поводу трактовки Второй мировой войны у Польши есть не только с Россией. От Германии власти этой страны требуют новых компенсационных выплат за вторжение и оккупацию. А в 2018 году в Польше приняли закон, запрещающий обвинять поляков в соучастии в нацистских преступлениях, который резко испортил отношения с Израилем.

Подписание договора о дружбе и границе между СССР и Германией. 28 сентября 1939 года
Rex / Vida Press

На январский форум памяти жертв Холокоста в Иерусалим, где не рассказывали о разделе Польши между Германией и СССР, польский президент Анджей Дуда ехать отказался — в знак протеста, что ему, в отличие от Путина, слова не предоставили. Зато он нашел неожиданную поддержку в лице украинского президента Владимира Зеленского, который во время встречи с ним заявил, что «Польша и польский народ первыми почувствовали на себе сговор тоталитарных режимов». Российский МИД слова Зеленского назвал «аморальными». Путин по этому поводу пока не высказывался.

Мы не сдаемся Потому что вы с нами

Андрей Перцев

Реклама