Перейти к материалам
истории

«Вторжение»: пришельцы опять атакуют Москву в блокбастере Федора Бондарчука Он получился очень зрелищным, но к сценарию есть вопросы

Источник: Meduza
Sony Pictures

В кинотеатрах показали «Вторжение» Федора Бондарчука — блокбастер о пришельцах, захватывающих Москву, и продолжение «Притяжения» 2017 года. В новой серии — более четкая любовная линия, колоссальное количество спецэффектов и всевозможных визуальных аттракционов, выросший в два раза бюджет и кое-какие сложности с сюжетом (о которых, впрочем, задумываешься уже после выхода из кинозала). Кинокритик «Медузы» Антон Долин рассказывает о том, каким получился этот новогодний фильм.

После падения космического корабля на Чертаново прошло несколько лет. Раны затягиваются, но не у всех. Влюбившаяся в героически погибшего инопланетянина Хэкона старшеклассница, а ныне студентка Юля по-прежнему в тоске и без парня. Да и как исцелиться, когда на каждом шагу тебя сопровождает вооруженная охрана, а ученые используют тебя для опытов? Но однажды Хэкон возвращается, а космос наносит по Москве повторный удар. И «Притяжение» превращается во «Вторжение». 

У сиквела вдвое увеличенный бюджет — есть все шансы, что сборы тоже будут внушительнее, — и примерно та же команда. Поменялся оператор (вместо молодого и исключительно одаренного Михаила Хасая — маститый мэтр Владислав Опельянц), композитором стал Игорь Вдовин, но продюсеры, сценаристы и режиссер Федор Бондарчук остались на своих местах. Как и большинство персонажей: хорошеющая на глазах Ирина Старшенбаум в центре и вокруг нее — экс-бойфренд Артем (Александр Петров), безответно влюбленный ботаник Гугл (Евгений Михеев), обаятельный и чудаковатый возлюбленный Хэкон (Риналь Мухаметов), нервный отец-генерал (Олег Меньшиков). В этой компании лишь один заметный новичок — энергичный и исполнительный охранник Иван: новая звезда, сыгравший его Юра Борисов (главный герой недавнего «Быка»), чем-то неуловимо напоминает молодого Юэна Макгрегора. Еще мелькнет в ярком, но не сюжетообразующем эпизоде Константин Богомолов. 

Несмотря на стабильность состава и прямое продолжение сюжета «Притяжения», «Вторжение» избегает главной ловушки сиквелов — это не то же самое, рассказанное заново, а абсолютно другой фильм. Эпичный, масштабный, почти избегающий простого земного юмора и бытовых деталей, которых было так много в первой части. Забавно, что самым заземленным персонажем стал именно Хэкон, окончательно принявший имя Харитон и устроившийся на работу в Кушелево — теперь у него свой дом и огород, чем он изрядно гордится. И мотивация у него понятная — спасти от опасности девчонку, которую полюбил, даже если для этого придется бросить вызов всему миру. Это ужасно мило и вполне вписывается в негласный канон кинематографа и литературы young adult (назовем ее по старинке «подростковой»), к которому принадлежат оба фильма дилогии. 

Вопросы, тем не менее, множатся с каждым кадром. Не вполне понятно, где Харитон пропадал два года — кажется, восстанавливался — и почему объявился только и именно сейчас. В исследованиях ученых, терзающих Юлю, вот-вот случится прорыв, но как об этом узнал Хэкон? И почему вездесущий инопланетный разум, носящий эффектное имя Ра, так долго осознавал, что Хэкон передал Юле (в финале прошлого фильма) животворящий космический браслет? Артем еще любит Юлю или все-таки хочет отомстить ей за собственное превращение из самого классного парня на районе в травмированного на всю жизнь заключенного? История совсем запутывается ближе к могучей кульминации, когда все вступают в противостояние со всеми. Почему попытки некоторых персонажей пожертвовать собой ради мира во всем мире не приводят ни к какому результату? Земляне (и конкретно россияне) все-таки агрессоры или только защищаются?

Тем не менее за шумом, громом и страстями, подкрепленными зрелищными спецэффектами — такого уровня в отечественном кино, кажется, не достигал еще никто, — вопросы мотиваций и причинно-следственных связей блекнут и почти исчезают, чтобы заново всплыть в сознании уже после финальных титров. Общего впечатления сценарная путаница удивительным образом почти не портит. Наверное, это объясняется не только зрелищной пылью в глаза, без которой «Вторжение» не обходится, — что, впрочем, нормально для блокбастера. В нем есть несколько ключевых составляющих хорошего жанрового фильма, каковых в России по-прежнему чрезвычайно мало, и особенно в этом конкретном жанре — научной фантастике. 

«Вторжение». Трейлер
SonyPicturesRU

Во-первых, в отличие от подавляющего большинства российских режиссеров (особенно коммерческих), Бондарчук смотрит не в прошлое, а в будущее, смыкая его с условным настоящим. Это помогает анализировать по-настоящему актуальные проблемы: частная жизнь и вмешательство в нее государства, право на стихийный протест, милитаризация как основа политики. Само собой, условная форма сказки про пришельцев ведет к ряду издержек. Например, решение экстренной ситуации с помощью спецслужб и армии, а также применением всей военной мощи страны, второй фильм подряд возложено не на президента или хотя бы премьер-министра, а на безымянного вице-премьера (надежный, как скала, Сергей Гармаш). Однако, странным образом, вечное отсутствие главы государства, который в момент кризиса куда-то испаряется и только дает инструкции по телефону, выглядит совершенно правдоподобно. Сквозь подобные абстракции, по-своему забавные, прорастают жизненные и выразительные метафоры. Часть фильма посвящена убедительной демонстрации техники фейк-ньюз, когда захвативший цифровые каналы Ра пытается представить Юлю террористкой — и население моментально этому верит; механизм создания «врага народа» на пустом месте, из ничего, показан пугающе точно. 

Во-вторых, ставка на молодых героев и актеров — та открытая стратегия, которая привлечет к фильму симпатии многих. Бондарчуку удается создать на узком пространстве одной московской кухни мобильную модель общества: Юля — нечто среднее между архетипической «девушкой в беде» и смертельным орудием в человеческом обличье — и трое героев, умный хипстер Гугл, энергичный гопник Артем, прекраснодушный «иностранный агент» Харитон. Им вчетвером и предстоит определить судьбу вселенной. Большинство зрителей узнает себя в ком-то из персонажей. 

В-третьих, отлично работает вечная модель «Ромео + Джульетта». Она была явственно намечена в романе земной девушки и пришельца уже в «Притяжении», но только во «Вторжении» во всей красе явлены кланы Монтекки и Капулетти: с одной стороны — идеальный, а потому безжалостный разум Ра, с другой — нелогичное, импульсивное, несовершенное человечество. Только если у Шекспира главной действующей силой был Ромео, инкогнито проникавший в дом соперников, убивавший Тибальда и из-за этого объявленный преступником, то у Бондарчука роль Хэкона сугубо жертвенная (Тибальд-Артем гораздо сильнее и активнее), а инициативу на себя берет Джульетта. В заданный еще «Пятым элементом» Люка Бессона тренд «женщины-сверхчеловека» Юля из «Вторжения» вписывается идеально, становясь нашим ответом капитану Марвел и Рей из «Звездных войн». 

Наконец, последний немаловажный фактор — идеально подобранная песня на завершающих титрах. Не будем ее называть, пусть это станет приятным сюрпризом. 

Слушайте музыку, помогайте «Медузе»

Антон Долин

Реклама