Перейти к материалам
Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания
истории

Демонстративное превосходство над окружающими В Пресненском суде огласили приговор футболистам Кокорину и Мамаеву. Репортаж Ильи Жегулева

Источник: Meduza
Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания
Футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев перед началом заседания
Кирилл Кудрявцев / AFP / Scanpix / LETA

«Вот эти шестеро — мои, они со мной», — представительница Пресненского суда выцепляет из огромной очереди журналистов шесть человек и ведет их мимо очереди. «А почему только их? Мы ведь тоже журналисты». — «Я их знаю, а ваше поведение предсказать не могу», — отрезает девушка. На оглашение приговора по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева пришло рекордное количество представителей прессы, они только заходили в здание суда около 40 минут. Адвокаты, участвующие в других процессах, которые просто пытались попасть в Пресненский, попробовали было обойти очередь, но им не дали, и пришлось стоять вместе со всеми. «Нам работать надо, а вы — просто любопытствующие», — возмущается адвокат. «Это мы любопытствующие? Да если бы не работа, ноги бы моей здесь не было», — смотрит тяжелым взглядом на адвоката один из телеоператоров.

Родственники футболистов в это время стоят в стороне. Жены Мамаева и Кокорина одеты в похожие черные кожаные брюки. Жена Кокорина, бывшая певица Дарья Валитова, в белой блузке, а бывшая модель Алана Мамаева — в черной. Визуальной рифмой откликаются одежды их мужей: Кокорин — в белой футболке Nike, Мамаев — в черной. Брат футболиста Кирилл Кокорин тоже одет по-спортивному, но на голове у него еще и бейсболка. Вся одежда подсудимых (шорты, носки, футболка) — с логотипами спортивных брендов. Если бы не наручники и стекло «аквариума», можно представить, что спортсмены сидят на скамейке запасных на стадионе. Выделяется лишь Александр Протасовицкий: он надел джинсы и футболку с патриотической надписью «Невский. Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет».

Процесс начинается. В зале — родственники и пишущие журналисты. Судья Елена Абрамова зачитывает приговор, чтение занимает около полутора часов. Оно включает упоминание по очереди показаний всех свидетелей от обвинения и показаний самих подсудимых. Пересказ сути дела из двух эпизодов, первый из которых — ссора и драка с Виталием Соловчуком, водителем ведущей Первого канала Ольги Ушаковой. К нему села в машину одна из девушек из компании Мамаева и Кокорина, подумав, что это такси, но водитель ее выгнал. Спортсмены сначала разбили фару, а затем избили Соловчука. Несколько раз судья рассказывает про то, как Мамаев и Кокорин думали, что их обозвали петухами, и именно из-за этого произошла драка. Затем судья переходит от произошедшего у клуба «Эгоист», где подсудимые подрались с Соловчуком, к эпизоду в «Кофемании». Там компания хотела позавтракать, было уже утро, и в кафе находилось большое количество посетителей, а своим поведением подсудимые «нарушили покой и распорядок дня присутствующих». Алана Мамаева в это время в фоторедакторе на своем телефоне обрабатывает какую-то картинку, убирая на ней фон вручную, миллиметр за миллиметром. Издалека плохо видно, но, кажется, это фотография какого-то дорогого кинжала.

По словам судьи, своим поведением футболисты (а они матерились и шумели в кафе) нарушили не только распорядок дня присутствующих, но и общепринятые нормы общества. «Было показано демонстративное превосходство над окружающими», — произносит судья. А еще говорит, что стул, которым Кокорин ударил чиновника Дениса Пака, спортсмен взял явно не для того, чтобы сесть и поговорить (как заявлял сам футболист), — это утверждение полностью опровергается пострадавшим Паком. К тому же суд не признает психиатрическую экспертизу, согласно которой Кокорин подвержен внезапным вспышкам агрессии, так как психологически неуравновешен. Но и доводы обвинения, что подсудимые действовали по предварительному сговору, суд тоже не признает и считает, что действия носили спонтанный характер.

Наконец, судья Елена Абрамова приступает к оглашению наказания. Всем, кроме Александра Кокорина, суд назначает год и пять месяцев лишения свободы. Кокорину — полтора года. Его жена Дарья Валитова сначала начинает как-то странно улыбаться, но потом не выдерживает и заливается слезами. Чуть успокоившись, она громким шепотом зовет адвоката Игоря Бушманова и спрашивает: «Сколько сидеть осталось? Сколько сидеть???» Бушманов показывает четыре пальца. Видимо, он имеет в виду, что футболиста могут освободить условно-досрочно, потому что с учетом времени, проведенного в СИЗО (один день в изоляторе приравнивается к полутора дням в колонии), Кокорину нужно отсидеть из семи с половиной месяцев половину срока, чтобы получить право подать прошение об УДО.

Множество журналистов, пришедших на заседание, после вынесения приговора ждут на улице — адвокатов и что, может быть, тут же проведут под конвоем осужденных. «А Кокорина с Мамаевым здесь выводить будут?» — уточняет один из них у охранника суда. «А зачем они здесь нужны? Здесь вход культурных людей, а не дураков».

Илья Жегулев