Перейти к материалам
истории

«Хеллбой»: приключения черта с пушкой Бескомпромиссное кино (ругань, кровь, черный юмор) для романтиков

Meduza
MEGOGO Distribution

В прокате «Хеллбой» Нила Маршалла, автора фильмов ужасов и режиссера нескольких важных эпизодов «Игры престолов» и «Мира Дикого запада». Кинокритик «Медузы» Антон Долин считает, что новый «Хеллбой» — кино не для всех и уж точно не для критиков; это бескомпромиссный фильм, снятый с вниманием к первоисточнику — легендарному комиксу Майкла Миньолы.

Прилетев из командировки в полночь, я поехал в ближайший кинотеатр на последний сеанс. Он же — первый сеанс стартовавшего в прокате той ночью «Хеллбоя» Нила Маршалла, долгожданной перезагрузки знаменитой серии фильмов о дьяволе-супергерое с подпиленными рогами. Титры мы досматривали вместе с еще одним зрителем, на часах было около трех ночи. Пока по экрану скользили бесконечные фамилии болгарских кинематографистов (почему-то британец Нил Маршалл взял в союзники именно их), я сверился с реакцией международной критики. Она была именно такой, как я предполагал: 10% на сайте-агрегаторе Rotten Tomatoes. Другими словами, 90% рецензентов сочли фильм плохим — некоторые просто слабым, другие чудовищным. На эпитеты не скупились: грубо, вульгарно, жестоко.

Нового «Хеллбоя» нельзя показывать критикам. Это фильм не для них. Их рафинированный вкус давно удовлетворен дилогией Гильермо дель Торо о том же персонаже, комикс-герое, порожденном мрачной и изобретательной фантазией Майка Миньолы, — чертенке из Преисподней, которого усыновили и воспитали на благо человечеству американские спецслужбы. Естественно, по общепринятому мнению, фильмы дель Торо лучше. Они забавней, сентиментальней, поэтичней. Мексиканский визионер сейчас, как принято говорить, «в топе»: свежий «Золотой лев», вслед за ним «Оскар», а значит, будем надеяться, карт-бланш на многочисленные неосуществленные проекты. Что до Хеллбоя — не персонажа фильма, сыгранного незабвенным Роном Перлманом, а того самого безрогого дьявола из комикса, — то он пошел своей дорогой. Не каждый отправится за ним следом.

«Хеллбой» Нила Маршалла — по-настоящему бескомпромиссное кино. Его делали люди, которым нечего терять. Их, кажется, не интересовали рейтинги и коммерческие показатели. Только верность первоисточнику, по-своему гениальному и мало похожему на мелодраматичные картины дель Торо: например, у Миньолы Хеллбой ни в кого не влюбляется, у него много других дел. Потому фильм и получился таким. 

На каждом шагу здесь сквернословие и расчлененка, чернейший юмор, неостановимый каскад абсурдных и кровавых приключений. Хеллбой (Дэвид Харбор из «Очень странных дел») — натуральный чертяка, желтоглазый, с кривой недовольной мордой, крепкими кулаками и гигантской пушкой. И нет — он не любит котиков и не слушает софт-рок, только хард-н-хэви: в саундтреке Элис Купер, Motley Crue, кавер на «Rock you like a hurricane» Scorpions, ну и, в наилучших традициях наихудшего вкуса, тяжело-гитарная обработка пятой симфонии Бетховена. Его предполагаемая возлюбленная, а также противница, решившая изничтожить грешный мир, открыв врата Ада, — Кровавая Королева Нимуэ (заоблачно прекрасная Милла Йовович, аж дух захватывает). Да, Нимуэ — та самая фея из артуровских легенд, так что не обойтись без Мерлина, самого Артура и их любимой игрушки — меча Экскалибура. Общих мест ни Миньола, ни Маршалл не боятся: они ими упиваются. Ближайший подручный Нимуэ — говорящий бородавочник-исполин Груагах. Также присутствуют великаны, которые питаются костным мозгом людей, несколько оккультных орденов, тролли, гоблины и ведьмы всех сортов, непосредственно демоны из Преисподней, убивающие людей на улицах Лондона. И всеобщая любимица — Баба Яга (вероятно, лучшая за историю англоязычного кинематографа, в нашем же уступающая только Георгию Францевичу Милляру из «Морозко»). Она варит борщ из младенческих рук и путешествует в своей Избушке, больше похожей на Замок Хаула из одноименного мультфильма.  

«Хеллбой». Трейлер
Megogo Distribution

Этот возмутительный и восхитительный фильм — не менее авторское произведение, чем две картины дель Торо. Англичанин Маршалл — создатель превосходных «Псов-воинов» (в «Хеллбое» тоже есть оборотень, причем необычный) и жуткого «Спуска» (само собой, и тут важнейшие сцены происходят в недрах земли), вдохновенный фрик, не признающий никаких рейтингов и ограничений. Недаром некоторые из лучших серий «Игры престолов» снимал именно он. И, конечно же, «Хеллбой» — кино не для всех. 

Это картина для тех, кто не слушает ни рэпа, ни соула, ни поп-музыки, кто вырос на Deep Purple и Black Sabbath, а потом, тоскуя по старым добрым 1970-м, переключился на Iron Maiden и Manowar. Кто в 2019-м носит косуху и длинные волосы, не обращая внимания на глумливые взгляды окружающих. Кто проводит час в музыкальном магазине, выбирая футболку с принтом попричудливее (бесы, рыцари, монахи, готический шрифт). Кто в туристическом магазинчике старинного европейского городишки примеривается к покупке аляповатого, но по-настоящему тяжелого рыцарского меча. Кто засыпая представляет, кем он мог бы стать во вселенной «Властелина колец». Эти люди — с оборотной стороны так называемой моды, аутсайдеры, не замечающие общепринятой системы ценностей. Романтики, черт побери. 

Так и для Маршалла экранизация комикса — не способ вскрыть социальные проблемы и обсудить актуальную повестку, заодно продемонстрировав последний писк визуальных эффектов (за них в «Хеллбое» тоже отвечала болгарская студия). Он не из армии Marvel или DC, у него своя война: Добра со Злом. Его картина не о терпимости (хоть главные ее герои — отторгнутые и проклятые обществом чудовища), а о выборе, и еще о том, насколько иррациональным он может быть даже в том случае, когда вопрос стоит о спасении цивилизации от гибели. Как ни удивительно, «Хеллбой» — еще и осмысленное высказывание по основному этическому вопросу, начисто лишенное назидательности. 

А с гигантами Marvel и DC его объединяют только две сцены на финальных титрах, бесшабашно обещающие сиквел. Остается лишь напомнить, что в мире Майка Миньола Хеллбой все-таки умер, и потому продолжение вышло под названием «Hellboy in Hell». Там, вероятно, и встретимся.  

Антон Долин