Перейти к материалам
истории

В Саудовской Аравии обсуждают отказ от торговли нефтью за доллары. Россия тоже этого хочет — но пока продает в основном за американскую валюту

Meduza
Ahmed Jadallah / Reuters / Scanpix / LETA

Саудовская Аравия первой из стран ОПЕК стала продавать всю нефть в долларах. Теперь она готова перейти на другие валюты

Саудовская Аравия рассматривает возможность отказаться от долларов при торговле нефтью. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на три собственных источника в руководстве нефтяной отрасли королевства. Этот план разрабатывается на тот случай, если в США примут закон против картелей производителей и продавцов нефти. Он известен как NOPEC — от названия Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК).

Один из источников, знакомых с ситуацией, объяснил Reuters, что власти Саудовской Аравии отлично понимают, что дедолларизация — козырь, который всегда остается у них в рукаве. Самое важное для них — показать американцам, что при вступлении в силу антикартельного законодательства проблемы начнутся в экономике США, рассказывает другой источник. Официальные комментарии отказались давать как в Вашингтоне, так и в Эр-Рияде.

Саудовская Аравия с добычей 12 миллионов баррелей в день в конце 2018 года контролировала 10% мирового производства нефти, занимая второе место после США (15,6 миллиона) и немного опережая Россию (11,2 миллиона). Другие страны, включая Канаду, Китай, Иран и Ирак, уступают мировым лидерам более чем вдвое. Саудовская компания Saudi Aramco — крупнейший продавец нефти в мире, заработавший в прошлом году больше 356 миллиардов долларов.

Как пишет Reuters, торговля нефтью в зависимости от колебаний цен составляет от 2 до 3% мирового ВВП, и около 50% нефтяного сырья покупается и продается за доллары. На двух крупнейших энергетических биржах мира, CME и ICE, по итогам прошлого года были заключены нефтяные контракты на сумму свыше пяти триллионов долларов.

Профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова в комментарии для «Медузы» отметила, что «доминированию доллара в расчетах за нефть мир во многом обязан именно Саудовской Аравии — в начале 1970-х президент Никсон убедил Саудовскую Аравию перейти на расчеты в долларах за всю продаваемую ею за рубеж нефть». Спустя несколько лет это сделали все страны ОПЕК.

По словам Волчковой, «отказ Саудовской Аравии от продажи нефти исключительно за доллары окажет, в первую очередь, влияние на конфигурацию основных мировых валют — доллара и евро. Можно ожидать, что это снизит спрос на доллары в мире, что приведет к некоторому снижению стоимости американской валюты по отношению ко всем другим валютам».

США, как пишет Reuters, традиционно зависят от поставок ближневосточной нефти. Но при Дональде Трампе эта зависимость начала снижаться благодаря активным разработкам сланцевой нефти. Таким образом, в случае возможного отказа Саудовской Аравии от торговли нефти за доллары, непосредственные потери США будут не так велики. Это увеличивает вероятность принятия закона против ОПЕК.

Трамп давно поддерживал NOPEC. Но Саудовская Аравия — его главный союзник на Ближнем Востоке

NOPEC впервые был внесен в Конгресс США еще в 2000 году. При президенте Джордже Буше-младшем он ставился на обсуждение, был одобрен обеими палатами Конгресса, но так и не стал полноценным законопроектом из-за угрозы, что Буш наложит на него вето. В феврале 2019 года инициативу одобрил юридический комитет Палаты представителей, большинство в которой принадлежит демократам. Но журналисты Reuters все равно считают, что шансы на принятие закона невелики.

Суть предложения состоит в том, чтобы распространить на мировую торговлю нефтью внутриамериканское антимонопольное законодательство. В случае его принятия страны-участницы ОПЕК рискуют оказаться под действием американских санкций, вплоть до ареста собственности и счетов в США. Как сообщает Reuters, Саудовская Аравия инвестировала в американскую экономику около триллиона долларов и держит около 150 миллиардов в американских казначейских обязательствах.

В вопросе о NOPEC сталкиваются два направления политики Дональда Трампа. С одной стороны, он еще в 2011 году резко критиковал ОПЕК и выступал за принятие закона, направленного против этой организации, поскольку относил ее к международным структурам, живущим за счет богатства США.

С другой стороны, во время своего президентства Трамп сделал ставку на Саудовскую Аравию в качестве своего основного союзника на Ближнем Востоке наряду с Израилем. Он восстановил отношения, которые ухудшились при Бараке Обаме, и даже убийство журналиста Джамаля Хашогджи не заставило его отказаться от этого курса. Принятие NOPEC неминуемо усложнит отношения между странами.

Россия давно хочет торговать нефтью в других валютах

В комментарии «Медузе» Наталья Волчкова из РЭШ отметил, что «для России решение Саудовской Аравии интересно скорее тем, что поддержит и ускорит уже начавшуюся тенденцию перехода к расчетам в отличных от доллара валютах в торговле нефтью, в первую очередь в евро». Тем не менее, по мнению Волчковой, на Россию решение не окажет непосредственного экономического эффекта.

Как отмечает Reuters, Россия предпринимает попытки торговать нефтью в юанях и евро, но количество сырья, проданного за эти валюты, по-прежнему не очень велико. Венесуэла и Иран уже давно торгуют своими запасами в других валютах, но, поскольку ценообразование на основных торговых площадках все равно в долларах, эти страны страдают от издержек, связанные с конвертацией валют.

Среди других бенефициаров возможного решения саудовских властей агентство называет Китай и крупных покупателей нефти в Евросоюзе. Ослабление американской валюты в случае отказа Саудовской Аравии от долларовой торговли ограничит влияние санкций США на другие страны. Таким образом, администрации Трампа необходимо выбрать между собственным нефтяным суверенитетом и ведением глобальной политики.

Ранее Bloomberg сообщал, что власти Саудовской Аравии дали понять, что на принятие NOPEC отреагирует резким увеличением производства, которое обрушит цены и сделает добычу сланцевой нефти нерентабельной. Стоит отметить, что именно с падения цен на сырье начался экономический кризис 2014 года.

Дмитрий Карцев